ЛитМир - Электронная Библиотека

Создал группу информационного обеспечения режима чрезвычайного положения, осуществлял руководство мероприятиями по подготовке и распространению документов ГКЧП, а также касающихся деятельности средств массовой информации.

Уволить генерал-майора Белокрылова Л. А. из органов государственной безопасности в соответствии с Положением о прохождении воинской службы офицерским составом Вооруженных Сил СССР по статье 61 (за совершение поступков, дискредитирующих высокое звание советского офицера).

— Генерал Белокрылов, — продолжил Хромин, — был в особо доверенных лицах у председателя КГБ Крючкова. Являлся большим спецом по обработке и анализу секретной информации. Придя в патриархию, заявил себя и отличным дельцом, сумел выкупить за рубежом коллекцию старинных русских икон. Миллионы долларов на это выделило правительство, генерал в короткие сроки обеспечил доставку икон в Москву. Правда, потом след этой коллекции затерялся.

— Что-то нахимичил?

— Погрел, очевидно, руки. Тут он, скорее всего, вместе с архимандритом Феогеном Шкуркиным расстарался. Проходит у тебя по розыску Феоген?

— Первым номером. Я и на Арбате в его квартирке побывал — хоромы.

— По темным делам архимандрит с генералом — два сапога пара. У Феогена еще роскошный коттедж на Рублевке. Помогал ему его возвести тоже Белокрылов. В том дачном кооперативе многие хапуги в рясах прижились. Генерал посильно его расширяет, ни с чем не считаясь, даже с уничтожением зелени. Погляди эту выписку с обращением к главе сельской администрации:

Для продолжения строительных работ необходимо осуществить частичную вырубку леса, находящегося на территории ДСК «Роща». Просим Вас разрешить это в соответствии с утвержденным планом застройки домов членов кооператива.

— Доходы Феогена по сигаретам, паломникам нам известны, — заметил Кострецов. — Но и Белокрылов, очевидно, неплохо откуда-то черпает.

— Для этого он и раскрутил под крышей патриархии свой Фонд.

— В патриархии влиятелен также епископ Артемий Екиманов, он через своего человека, некую Шубину, тянет средства из тоже созданного там Фонда «Святая Русь».

— Милое дело для ловкачей эти фонды, Сергей, потому один за другим они и плодятся, под видом некоммерческих организаций. Слыхал, например, о президенте «Российского золота» Транцеве, которого в Америке на короткое время в тюрьму засадили?

— Я в предыдущем розыске по театральным кражам к этой фигуре присматривался, его в театре Ленинского комсомола очень любят.

— Театральная нива для Транцева — отдых от грандиозных операций. В Штатах-то на его лихость ополчились, потому как он прикупил землю в Майами и возмечтал вымахнуть на ней небоскреб для новых русских. Чтобы выйти из американской каталажки, он внес под залог четверть миллиона долларов, но негладко освобождался. Так вот, Транцев создал Фонд социальной поддержки сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих внутренних войск и членов их семей «Защита». — Хромин усмехнулся. — Тебе, товарищ капитан милиции, не стоит об этом воротиле иронически отзываться.

Кострецов прихлебнул пива, затянулся сигаретой.

— Сань, меня Феоген уже стращал, что имеет большие связи в МВД. И твои шутки мне по барабану, как говорит шпана и московская тусовка.

— Тогда, мушкетерище, прими к сведению и то, что Транцев, например, финансирует через Фонд Белокрылова информационно-телевизионное агентство «Православие».

— Талантливейшие кадры воспитывала твоя альма-матер КГБ, — съехидничал Сергей.

Саша вальяжно повел густыми кустами бровей.

— А куда в нашей стране без наших ветеранов, Серега? Ведь чекисты ее чеканили, прямили и так далее. Возьми то же телевидение. Кто за основного комментатора в программе Крутова «Русский дом»? Генерал Леонов. Откуда он?

— Представляют его как преподавателя, профессора МГИМО.

— Так и Белокрылова в патриархии «обозвали» профессором Московской духовной академии. Он, наверное, там пару раз лекции по экономике прочитал. Генерал КГБ Леонов, который разливается в «Русском доме» вместе с Крутовым православным соловьем, тоже был одним из приближенных председателя «конторы» Крючкова.

— Любые «говорящие головы» в ящике для меня давно уже марионетками выглядят. Но никак в толк не возьму, почему патриархия от бывших своих чекистских подельников не избавляется?

— Духовно, должно быть, срослась с нашим ведомством, — хохотнул Хромин. — Слыхал об историческом нашем кадре в полном смысле этого слова — начальнике 6-го секретного отдела ОГПУ Евгении Тучкове? Чекисты иронически прозвали его Главпоп, а советские церковники уважительно — Игумен.

— Это который в двадцатых годах Русскую православную церковь подмял под большевиков?

— Так точно. Именно Тучков через митрополита Сергия Страгородского полностью поставил церковь под контроль государства. Он лично допрашивал патриарха Тихона.

— И помог Тихону быстро уйти на тот свет?

— Думаю, что да. А как было иначе справиться с такой могучей фигурой? Но у патриарха остался под стать ему местоблюститель патриаршего престола — митрополит Петр Крутицкий. Тучков-то Страгородского на Декларацию за союз с советской властью сговорил, но митрополит был бескомпромиссен. Тогда на тюремном этапе из арестантского вагона на ходу выкинули Петра Крутицкого на лютый мороз. Уверены были, что погиб. Но он выжил.

Саша задумался, потянул пиво, произнес с удивлением:

— Я ж сам сибирский, но не могу себе представить, как Крутицкому это удалось? Предание-то говорит, что медведь Петра спас, отогрел…

— Настоящий медведь?

— Ну да. Типа того, что к Сергию Радонежскому в лесу гостем ходил. Отогрел якобы тот медведик Крутицкого, и митрополит до селения добрался, окончательно оклемался у кого-то в избе. Да-а… А главпоп Тучков, не сомневаясь, что нет местоблюстителя Петра на свете, свою операцию вершил. Страгородский Декларацию подмахнул — при живом-то преемнике патриарха, как потом оказалось. Выживший Крутицкий позже себя своими письмами выдал, отчаянный был человек. Мгновенно его опять взяли и расстреляли для надежности.

— Да ведь это выходит, что Страгородский, так сказать, недействителен?

— Конечно. Поэтому противники его красной церкви — катакомбники-православные, прихожане Русской православной церкви за границей — до сих пор Московскую патриархию и ее попов «сергианами» зовут. Патриархия же в тех грехах до сих пор не раскаялась. А Тучков в тридцатых годах дослужился до майора ОГПУ — генеральского чина по-нынешнему, а за труды был награжден грамотой и золотыми часами.

— А как патриархийным каяться, если и поныне в их советничках такие, как Белокрылов?

— Верно, без этих кадров современной церковной мафии что без рук.

Кострецов вернулся к своему розыску:

— Засек я контакт Белокрылова с молодчиком, подозреваемом в убийстве коммерсанта по указке архимандрита Феогена.

Хромин внимательно поглядел на него.

— Молоток, Серега. У нас о так называемой спецбригаде генерала только оперативные сведения.

— А что имеется?

— Замечена активность Белокрылова по сбору вокруг себя бывших асов спецслужб. В разговорах между собой они свою группировку «спецбригадой» называют.

— Не проходит ли в ваших операшках мужчина лет под сорок со сросшимися бровями?

— Есть. Евгений Иванович Ракицкий, кличка Ракита. Он в органах по линии разведчиков-диверсантов вкалывал.

Сергей с удовольствием допил кружку.

— Не зря я ноги да резину у тачки бил!

— Смотри, — веско произнес Хромин, — эти ударники каждый десяти оторвяг стоят.

— Не пужай.

— Ребята те — класса бойцов из групп КГБ «Зенит», «Гром», «Каскад», «Вымпел». О том, как такие дворец Амина в Афгане брали, все уже наслышаны. Муштровали их не как наемников, а высокоидейно: дух товарищества, воинское братство. Выделка особой этой рати сочетает интеллект аналитика, познания разведчика-нелегала и мастерство обычного спецназовца.

— Причем некоторые из них помимо наших институтов заканчивали, например, Сорбонну и другие престижные заграничные вузы, а также нелегально проходили подготовку на базах и в учебных центрах вооруженных сил НАТО. Каждый из них в совершенстве овладел приемами рукопашного боя, палил из всех видов оружия, умел обращаться с любым транспортным средством, взрывным устройством, радиоэлектронной техникой.

16
{"b":"6102","o":1}