ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
Тропинка к Млечному пути
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
Армада
Посею нежность – взойдет любовь
Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями
Отдел продаж по захвату рынка
Задача трех тел
Девушка из кофейни

— Да хер с ним! Ты ж сам слышал, как он меня нес, — ответила та, рассматривая рану. — Кость не задета, вскользячку тебя Сверчок угостил. Во чистодел-то! И шмальнуть толково не сумел, привык больше на перо полагаться.

— Как же нам, Мариша, достать Белокрылова?

— Чего теперь пытаешь? — Она кивнула в сторону трупа Сверчка. — Навалял дел. Придется мне отсюда соскакивать. Белокрыла теперь сами будете искать: и ты, и востряковские.

Мариша закончила перевязку. Ракита натянул брюки. Держась за стену, приподнялся и встал.

— Ну, будь здорова, — проговорил он, пробуя поустойчивее опереться на раненую ногу. — Возможно, еще увидимся.

Маришка озорно взглянула.

— Чего? Понравилась я тебе?

— А как же? — улыбнулся Ракита. — В тебя даже Сверчок влюбился.

Он похромал к выходу. Открыл дверь, выглянул на лестницу и прислушался. Там было тихо, перестрелка за массивными стенами старинной квартиры не привлекла ничьего внимания.

Глава 6

Как только за Ракитой хлопнула дверь, Мариша набрала номер сотового телефона Вована. Бригадир рулил в это время по Москве на своей «БМВ».

— Вован! — заговорила Маришка. — Крутые у меня дела! Сначала Сверчок приперся, стал права качать о наших с тобой делах. А потом мужик, бывший белокрыловский боец, заваливается. Этот давай требовать наколку на Белокрыла: тот со своей хаты слинял. А Сверчок возник, стали они палить. Сверчок теперь дохлый у меня валяется, а белокрыловский, пуля в ногу его задела, перевязался и отъехал.

— Что за мужик?

— Ловкач, не из блатных. По ухватке видно, из военных, должно быть.

— Кэгэбэшник?

— Наверное. Спортивный такой, брови сросшиеся.

— Что, что?! — заинтересованно воскликнул Вован. — Про такого мне Автандил говорил. Был такой в бою на «Покрове», причем у белокрыловских, думаю, за главного. Чего ж он на генерала поднялся?

— Не знаю. Подслушал наш базар со Сверчком, стал наводку на Белокрыла добиваться.

— А ты?

— Что я? Я еще этим вопросом не занималась. Тем более генерал-то ныне в бегах. Но нормальный этот боец. Сверчка положил, лишь тот дернулся. Меня не тронул, ушел вежливо. Вованчик, мне-то что кроить? Вдруг Феоген сейчас домой завалится?

— Он когда обычно возвращается?

— Да должен часа через три-четыре.

— Так, Маришка. Линяй оттуда немедленно. Правь в тот кабак, где вы со Сверчком встречались. Заберу тебя вечером. По Феогеновой хате я разберусь. Это уже не твоего ума дело.

— Вещи брать?

— Бери что хочешь. Больше туда не вернешься.

— Ох, Вованчик, не вовремя соскакиваю. Я Феогена уж сговорила, чтоб он мне иномарку купил.

— Вот бикса! — рассмеялся Вован. — У нее мертвяк под ногами, а она за навар базарит. Да ты чего? Я тебе две иномарки справлю.

* * *

Вован закончил разговор с Маришей и набрал номер епископа Артемия Екиманова. Когда тот взял трубку, бригадир произнес:

— Вас беспокоит Вован от востряковских.

— Владимир? — поправил епископ, предпочитающий называть людей не кличками, а именами.

— Ну да. Надо срочно поговорить.

— Понял вас. Где бы вы хотели?

— Я сейчас на машине, еду в ваши края. Давайте вас прихвачу, заскочим куда-нибудь, пообедаем.

— Хорошо, Владимир. Жду.

Вован выехал из Москвы на кольцевую автодорогу. Через некоторое время он подрулил к подмосковной резиденции епископа и трижды посигналил.

Вскоре на крыльце появился элегантный, чернобородый Артемий. Он прошел к «БМВ», сел рядом с Вованом на переднее сиденье.

Машина тронулась.

— Пообедаем в «Долине»? — сказал Вован, называя ближайший загородный ресторан, над которым «шефствовали» востряковские.

— Подойдет, — кивнул Артемий.

— О стычке с людьми Белокрылова в «Покрове», счетчике на генерала вы иноформированы. Но сейчас выяснил, что Белокрылов исчез. Точнее — бросил свою квартиру и куда-то скрылся.

— А Феоген? — цепко взглянул Артемий.

— Что — Феоген? Этот с утра поехал в офис, должен быть вечером дома.

— Вы в этом уверены?

— А сейчас проверим.

Они как раз подъехали к «Долине». Вован остановился около крыльца ресторана, выстроенного в стиле старорусской избы. Набрал офисный номер телефона архимандрита и поинтересовался, можно ли сегодня застать Феогена. Ему ответили, что батюшка принимает как всегда.

Бригадир с епископом поднялись на крыльцо. Завидев их, ко входной двери кинулся метрдотель. Он распахнул ее и пригласил с поклоном в дальний конец зала, где был уютный кабинет для особо избранных гостей.

Вован с Артемием прошествовали туда, уселись за стол, который начали мгновенно накрывать официанты.

— Феоген-то, видно, пока никуда не денется, — продолжил беседу Вован, закуривая свой «Беломор», — но дома у него труп.

Артемий блеснул на него глазами и перекрестился.

— Малость неловко вышло, — стал объяснять бригадир. — Наш Сверчок там внезапно появился. Стал приставать к Марише, а тут вдруг парень Белокрылова вваливается. Он успел кое-что подслушать из разговора Сверчка и Мариши, а потом схлестнулся со Сверчком и его застрелил. Неприятность.

— Да, это ЧП! Что белокрыловскому было нужно?

— А он против генерала сам повернул. Что-то с ним не уладил. А парень крутой, в заварухе на «Покрове» старшим был. Добивался от Мариши нового заныра генерала.

— Что же получается? — крутнул маслинами глаз Артемий. — У Белокрылова целая бригада? Причем смотрите, какие у них сложные взаимоотношения. Простой наемник дома у Феогена не появился бы. А этот адресом располагал, а значит, и сведениями, что Феоген — шеф Белокрылова. Как же вы группу боевиков у Белокрылова проглядели?

Вован молча начал есть салат, предпочитая не отвечать на неприятный вопрос. Артемий недовольно поглядел, перекрестился перед едой и тоже взялся за вилку с ножом.

Наконец Вован прервал паузу:

— Маришу пришлось с квартиры Феогена снять. А по Феогену вам решать.

Епископ настойчиво продолжил по белокрыловским боевикам:

— Владимир, согласитесь: если бы вы просчитали силы генерала, то таких последствий не было бы.

— Ну и чего?

— Давайте сначала закроем этот вопрос. У вас есть какие-то идеи по разгрому бригады Белокрылова?

— Сначала нужно ее вычислить. А после ухода Мариши это будет трудно.

— Может быть, невозможно?

Вован положил вилку, снова закурил.

— Почему?

— А представьте, если Белокрылов совсем вышел из игры? Что у вас есть, кроме примет парня, который сегодня за своим бывшим начальником охотился?

— Приметы фартовые — сросшиеся брови, рана в ноге, его Сверчок зацепил.

— Но этот парень наверняка профессионал. Возможно, из «конторы», раньше служил с генералом.

— Похоже на то. Лихо он крутого Сверчка уделал.

— Так какие у вас шансы, чтобы разобраться с целой бригадой таких? А разбираться надо: если Белокрылов уйдет, Феоген другого начальника им найдет.

Вован помрачнел.

— Это уж мое дело. Я с белокрыловскими воюю и воевать буду. Хоть на дне моря их достану. Не надо, батюшка, вторгаться в мою епархию.

— Когда вы сможете мне что-то сообщить по Белокрылову или его бригаде? — требовательно спросил епископ.

Раздражился бригадир на прыткость Екиманова. Тот разговаривал с ним, как барин с холопом. Вован понимал — на равных епископ общается лишь с паханами востряковских. Но знал Вован и то, что паханы не очень зависимы от этого епископа, заправляющего своими делами на их «территории». Поэтому решил Вован поставить его на место.

— Вы меня с каким-нибудь дъячком не спутали? — осведомился он.

— Что?

— Я говорю: не все фрайерам знать надо.

Артемий опустил глаза и стал есть, с усилием глотая пищу. На него вдруг смертно пахнуло от клинков глаз горбоносого бандита. А тот подкрутил усы и насмешливо спросил:

— Водочки вам заказать? Но я не в компании — на завязке.

— Спасибо, не надо, — вежливо ответил епископ.

28
{"b":"6102","o":1}