ЛитМир - Электронная Библиотека

— А мне протокол с твоих показаний не писать. Рассказывай, что в бригаде по этому поводу говорят.

Матюха задумался, повесив голову, придерживая рукой повязку на бедре, через бинт которой от ударов опера сочилась кровь. Наконец проговорил:

— Вован, конечно, того попа мочканул и большие бабки с его хаты снял. За попа ему была благодарность, а про бабки пока втихаря говорят.

— Это про тайники у Феогена, что ли?

— Во-во. Сверчок когда живой был, кому-то доказывал, что у попа по углам навалом насовано. А как Вован с попом разобрался, про те кубышки ни слуху ни духу.

— А Сверчок откуда знал?

— От Сверчка подосланная телка у попа жила.

Кострецов усмехнулся.

— У попа была собака, он ее любил… Ладно, тюха-Матюха. Вижу, что ты поумнел, более или менее прилично на вопросы отвечаешь. Мы с тобой еще побеседуем в отделении. Будешь нормально на мои вопросы отвечать, я, может быть, забуду, что пушку у тебя нашел. Как?

— Понял вас, — произнес Матюха прочувствованно.

Капитан позвал Топкова, сидевшего на крыльце во время допроса и не одобрявшего такого кострецовского рукоприкладства.

— Лейтенант, выдай Матюхе еще перевязаться. Выездную бригаду и труповозку из Москвы вызвал?

— Так точно.

Кость спустился с террасы во двор. Когда туда вышел Топков, сказал:

— По всему видно, что Вован убил Феогена. Никак не хотела мне этого Мариша выкладывать. Ну что ж, после того как и в недрах банды о Феогеновых тайниках заговорили, девушка может стать к своему возлюбленному покритичнее. Что у тебя по митрополиту Кирину Гоняеву?

— Недавно вернулся в Москву после командировки в Италию и пребывания на своей вилле в Швейцарии.

Кострецов посмотрел в черное небо над головой, бросил в траву окурок, затоптал его ногой. Произнес с уверенностью:

— Если митрополит был хозяином Феогена, мы о том и о новых его паханских делах просто так не узнаем. Как всегда, придется нащупывать очередных криминальных исполнителей замыслов церковников. Пора теперь мне как следует тряхнуть Маришку. Она и со своей стороны для того должна созреть.

Глава 4

На следующий день Кострецов позвонил Марише и назначил встречу около ее дома в своей машине, как и в прошлый раз.

Мариша появилась озабоченная, с сухим блеском в огромных глазах. Села рядом с капитаном на переднее сиденье и внезапно спросила:

— Наркоту сегодня принес?

— А как же! — воскликнул Кость, радуясь, что на этот раз не забыл запастись героином из каптерки.

Он протянул дозы, Мариша быстро сунула их в лифчик под блузкой. Произнесла с надрывом:

— Невмоготу чего-то.

— Хреновые у Вована дела, а? — сказал капитан. — Троих востряковских я вчера сам в морг отправлял.

— Не катит у Вована в последнее время. Меня насчет этого еще Сверчок предупреждал: как раз перед тем, как его шмальнули.

— Думаешь, от Вована намыливаться?

Мариша презрительно глянула на опера.

— Не переживай, успею твои задания по Вовану отработать.

Кость парировал:

— У тебя и самой по Вовану разборок навалом. О том, что он тайники Феогена двинул, востряковские уже едва ли не в полный голос кричат. Потому, видно, он и пошел сам архимандрита мочить, чтобы на добро того еще дербанщиков не оказалось.

Молчала Мариша, подтвержая тем самым, что совпадают они с ее соображениями. Кострецов, видя взаимопонимание, продолжал:

— Вчера бойцы Вована хотели взять генерала Белокрылова на его даче, за что и поплатились. Это был лично вовановский шанс, но теперь бригадир должен обратиться за новыми наколками к своему заказчику, то есть к епископу Артемию Екиманову. Что ты знаешь по их контактам?

— В большой завязке с Артемием Вован. Вместе обедают, в любое время созваниваются.

— Видишь, Мариша, тут какой расклад. Бригада Вована у Артемия как исполнитель, она собственной инициативы в противостоянии клану Феогена не имеет. Вован делает, что может, строго на своих участках. Сейчас Белокрылов снова от него ускользнул, Феоген убит, вопрос: кто противником востряковских станет?

— Опять Белокрыл, раз уцелел.

— Да я не о таком же, как Вован, исполнителе. Я о том человеке, что над генералом встанет. А может, тут будет целая лестница. Вован по этому поводу не распространялся?

Мариша подумала, покачала головой.

— Нет. Не до того ему сейчас. Вчера как узнал, что засада на генеральской даче спалилась, аж почернел. Послал Матюху и Ремня братов прибрать, так и Матюху еще повязали.

— Мне, кстати, Матюха на Вована как на убийцу Феогена и указал. Кроме того, сказал, что про отношение Вована к Феогеновым тайникам по востряковским нехороший слух идет. Считают, что прихватил он там большие кубышки. На существование их еще Сверчок указывал.

— Да? Сверчок? А что ж он, падла, мне о том ни словечка? — продолжала изображать девица свое полное по тайникам неведение.

Кострецов засмеялся.

— Ты, Мариша, сама разберись в своих мужиках. Чего они такие неискренние?

Она зло вскинула брови.

— Все вы говно!

— Даже Вован? — поймал ее на слове опер.

Мариша ответила унылой гримасой. Кость спросил:

— У Вована с Артемием после гибели засады на даче встречи не было?

— Нет. Сегодня утром они должны встретиться.

— Вот и лады. Пообщайся сегодня с Вованом поглубже на эти темы. Нужен нынешний хозяин генерала Белокрылова, который наверняка заступил вместо архимандрита Феогена. Подскажу тебе возможное направление — митрополит Кирин Гоняев.

— Митрополит? — Маришка лихо поправила бюст. — Так и мне, может, к нему заступить?

— Это как удастся. Но Кирин покруче твоего Феогена будет. Красивой задницей его не завоюешь.

— Посмотрим!

— Азартная ты девушка! Но что-то ты упорно в сторону от Вована глядишь.

Помялась Маришка, призналась:

— Немного другим я себе этого ухаря представляла.

Кострецов понимал переживания и чувства этой красотки, ставшей из монахини уголовницей и наркоманкой. Разочарование Мариши играло оперу на руку.

Поэтому капитан на прощание широко улыбнулся Марише лучшей из своих улыбок.

* * *

Мариша вернулась в пустую квартиру Вована, достала спрятанную на антресолях коробку со шприцами. Приготовила из кострецовского свежака раствор «геры».

Она снова села на иглу, узнав, что Вован лицемерит с ней по дележке денег. Опытная уголовница Маришка понимала: в таких случаях вор имеет право на львиную долю. И она бы против этого не возражала, если бы любимый был откровенен. Расстроило, что и Вовану, лучшему из лучших ее мужчин, она не может доверять до конца. Причем совершенно по-женски не принимала во внимание, что сама — милицейская осведомительница. О том, что вернулась к наркотикам, любовнику она тоже не сказала.

После укола Мариша почувствовала упругий «приход», с каким энергично взялась за наведение блеска в квартире.

Бригадир вернулся домой поздно вечером утомленным. Пока он вешал в прихожей пальто, Мариша мгновенно сварила ему крепкий кофе, чтобы Вован снял им усталость. Он молча выпил поданную ему чашку и пошел в ванную принять душ.

Когда там зашумела вода, Маришка заглянула с чистым полотенцем для Вована. Она была в халате на голое тело, борта разошлись на ее полной груди. Розовые торчащие соски смотрели на Вована, когда Мариша к нему нагнулась. Когда-то их связь началась в ванной, с тех пор они любили затевать здесь секс-прелюдию.

Вован, сидевший в ванне, пробрался рукой Марише под халат и запустил пальцы ей в лоно, а губами поймал ягоду соска и вобрал в рот. Мариша расставила ноги, чтобы рука Вована вошла туда глубже, и скользнула руками по его животу. Локтевой сгиб Мариши оказался на уровне глаз бригадира, он рассеянно взглянул на него. Увидел свежую точку от наркоукола!

Схватил подругу за локоть Вован, всмотрелся и отбросил руку как дрянь.

— Не утерпела? — хмуро спросил он.

Маришка выпрямилась, запахнула халат.

38
{"b":"6102","o":1}