ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это невозможно, у меня бывают люди из патриархии.

— Ну, не знаю. Я от тебя за десятки километров больше не могу.

— Причуда, дорогая. Тебе нужно там только ночевать, а днем и вечерами мы в Москве часто вместе бываем.

Она капризно надула вишневые губы.

— Я больше так не могу. Хочу все время спать с тобой.

— Мариша, — печально произнес Шкуркин, — ведь ты знаешь мой монашеский сан.

Мариша легким движением скинула туфли, подняла ноги и положила их на журнальный столик, потом согнула одну в колене, и от этого движения у Феогена занялось дыхание.

— Мне нужно с дороги принять душ, — вдруг заявила она и ушла в ванную.

Когда Мариша оттуда вышла, то на ней были одни черные чулки с кружевными резинками, контрастно оттеняющими ее молочные ляжки. Она качнула попой и, приоткрыв рот, потрогала себя за соски грудей. Феоген раздевался, цепляясь за крючки своего одеяния.

— Ты же была в коричневых колготках, — сдавленно прохрипел он.

— Эти специально для тебя надела.

Мариша подошла к аэродрому кровати и оперлась о ложе руками, волосы рассыпались льняным водопадом по узкой спине. Феоген схватил ее сзади за бедра и стал целовать в ложбинку над ягодицами и ниже.

Потом Мариша легла на спину, приподняв и широко расставив ноги. Шкуркин вонзился в центр ее клумбы, оттороченной черной полоской волос. Он брал, рвал эти цветы, скатывая края чулок к круглым плящущим коленям Мариши. Чернота чулок, спущенных жгутами, взвихряла его еще больше. Когда Мариша стонала и вскрикивала, Феоген словно проваливался в пряный дурман.

Засыпая, Мариша ласково спросила:

— Так я останусь у тебя хотя бы на пару деньков?

Феоген ответил ей длинным нежным поцелуем.

Шкуркин крепко спал, когда Мариша тихо встала с кровати и проскользнула в кухню. Там она набрала номер по сотовому телефону, прислушиваясь, не проснулся ли Феоген. Ей ответили, Мариша сказала в трубку:

— Нормально, Сверчок. Пробуду у него минимум пару дней.

Человек по кличке Сверчок проговорил хриплым голосом:

— Лады. Стрелка, где договаривались.

* * *

Мариша начала игру с Феогеном Шкуркиным, а въедливый лейтенант Топков нащупал его со своей стороны. Гена докладывал Кострецову после очередного этапа сбора материала по убийству Пинюхина:

— Развесистый след, Сергей, дал анализ по связям нынешнего гендиректора «Главтура» Александра Ячменева. И выходит он, не поверишь, на Московскую патриархию. Церковные деловики в этой истории замешаны.

— Какие в церкви могут быть деловики? — недоуменно спросил капитан.

— А те, которые любят напоминать, что слово «богатство» происходит от слова «Бог». Есть в церковных писаниях и такое определение, как «тримудрый». Подходит оно к хитромудрым попам.

Кострецов резковато заметил:

— Тебе, как историку, лишь бы лягнуть церковь, а я к вере с уважением отношусь. Я при-родный мент и, высоко говоря, офицер правопорядка, — уважаю любую иерархию. Так что ты не пересаливай.

Гена прищурился.

— И воровскую тоже?

— Эту нет, но отношусь к ней со всей серьезностью, как и к запредельной сволочи: чертям, демонам, в общем, порождению дьявола. А как иначе? Нечисти и ангелы противопоставлены друг другу.

— Ангелы, демоны… Не ожидал такого от опера услышать.

— Слушай, раз уж на священную территорию полез, — говорил капитан, не сводя с Гены строгих глаз. — Тебе, бывшему университетскому, наверное, кажется, что все менты — одноклеточные. Ошибаешься. О христианстве мы, например, с опером Сретенки Петей Ситниковым запросто говорим.

— Это мордатый, глазки пуговичками, по фене все время выражается?

— Ага, полный глухарь с виду, а верует. Однажды мне заявил: «Те черти, что где-то летают, не наша забота, с ними всякие ангелы-серафимы разберутся. А наша разборка — с теми, которые со шпалерами да „калашами“».

— Ну, Сергей, суди сам. Комсомолец Ячменев после перестройки устремился в бизнес и очень пригодился деятелям из Отдела внешних церковных сношений Московской патриархии, которые организовали наживу на беспошлинном импорте сигарет.

— Постой, — горячо возразил Кострецов, — церковь не занимается торговлей — такова законодательная установка.

— Поэтому и перебрасывали курево из-за границы как гуманитарную помощь. Как знал, что ты озадачишься, вот запасся документами. — Гена разложил перед капитаном ксерокопии деловых бумаг. — Видишь, во всех таможенных документах постоянная ссылка на некий договор о гуманитарной помощи Русской православной церкви. Но здесь же и обозначено: «Производитель — Филипп Моррис продакт инкорпорейтед», «Продавец — ОВЦС Московской патриархии». Есть и адрес отправителя: «Швейцария, город Базель, Фридрихштрассе, 132». А марок зелья сколько! Десятка полтора: «Магна», «Кэмел», «Уинстон», «Салем»…

Кострецов задумчиво посмотрел на дымящуюся сигарету «Мальборо» в своей руке.

— Слава Богу, что эту марку курю. Незамаранная мудрилами из патриархии. И они же антитабачные брошюрки в храмах продают. Помню название одной: «Курить — бесам кадить!»

— Сами и кадят. А размах какой! Читай: «Штаб гуманитарной помощи Русской православной церкви при ОВЦС МП обязуется осуществить фактический ввоз в РФ подлежащих маркировке товаров в соответствии с таможенным режимом выпуска свободного обращения табачных изделий в количестве шестидесяти миллионов пачек сигарет, поместить их в АОЗТ „Пресненское“. Гарантийное обязательство ОВЦС МП на сумму семнадцать миллионов семьсот сорок пять тысяч триста двадцать четыре доллара». Датировано январем 1997 года. Это только одна партия.

— Зна-аменито зарабатывают, — протянул капитан, роясь в бумагах. — Успешно занимаются этим делом с 1994 года… Вопрос о льготных поставках табачных изделий под крышей ОВЦС Московской патриархии решался на уровне президентской администрации, премьер-министра, председателя Государственного таможенного комитета… — Кострецов поднял глаза. — Кстати, Всероссийская чрезвычайная комиссия подсчитала потери государства от таможенных льгот за 1994-1996 годы, они составили почти тридцать три триллиона рублей! Эти деньги деловики всех мастей украли у бюджетников, учителей, врачей, ученых, энергетиков, шахтеров.

— В патриархии крутая крыша — ОВЦС, и какая! Под ней — табачный навар в сотни миллионов долларов. Посмотри эту газетную вырезку, что деловики в рясах во всеуслышание заявляют. «В своей хозяйственной деятельности Церковь должна стать полноправным субъектом рыночной экономики».

Кострецов вздохнул.

— Все понял. Ячменев в этом каким боком?

— Всемерно помогал церковный табачище через торговую сеть скидывать, через конторы типа упомянутого здесь АОЗТ «Пресненское». Работал в паре с таким же лихим архимандритом Феогеном Шкуркиным.

— Ну, то в прошлом. Теперь-то Ячменев на интуризме.

Гена с воодушевлением поправил очки.

— Так в преддверии двухтысячелетия Рождества Христова это золотое дело! С осени нынешнего года по 2001 год Святую землю, Израиль, должны посетить два миллиона российских паломников, как спрогнозировано по «религиозному туризму». С другой стороны, еще в феврале 1998 года Ельцин подписал Указ «О подготовке к встрече третьего тысячелетия и празднования 2000-летия христианства», при Священном синоде также была создана комиссия по подготовке торжеств. Ясно, что в Россию поклониться нашим святыням хлынет масса интуристов. Если в 1998 году к нам приезжало три миллиона, то в двухтысячном году как эта цифра подпрыгнет?!

— Грандиозные заработки.

— Этот паломнический пирог давно делят все, кто имеет или может иметь к нему отношение. Например, президент Фонда «Культура» пробивался в туроператоры с российской стороны через патриарха Алексия Второго. Ведь его Фонд организует паломничество внутри страны, возит гостей по Подмосковью, Золотому кольцу, русскому Северу, Пскову, Новгороду. В этом ключе Фонд вышел на представителя министерства по туризму Израиля, чтобы закрепить туда уже наших визитеров в квоте двух тысяч человек ежемесячно.

4
{"b":"6102","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
Миф. Греческие мифы в пересказе
Убыр: Дилогия
Соблазн
Чужое тело
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Раз и навсегда
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский