ЛитМир - Электронная Библиотека

Капитан встретился с Маришей в бистро за чашкой кофе. Он передал ей пакетики с «герой» и уточнил подробности:

— Что конкретно от Ветлуги Вовану удалось добиться?

— Да ничего. Пообещал поп Вовану Белокрыла сдать, — сказала Мариша. — Срок — три дня, он кончается. Вован сам не свой, не знаю, что он отчудит, если отец Вадим его подведет.

— Сильно нервничает бригадир?

— А как иначе? Его самого разборка ждет. Паханы востряковские крупно им недовольны.

— Мариша, а прикончит Вован Белокрылова, то что — скостят ему паханы все проколы, которыми он в работе отличился? Автандил и Харчо по Москве уже звонят, что востряковские туфта, а не команда. После шухера в «Техасе» отчаялись они и деньги за долги выручить, и виновных в налете на магазин наказать.

Мариша согласилась:

— Не выкрутиться Вовану. Даже если он уберет Белокрыла, то что от этого хозяину его, Гоняеву? Всю банду митрополита Кирина Вован своей бригадой на место не поставил. Лажовый финиш обеспечил, конечно, главный лох епископ Артемий, но и Вован не в авторитете с таким подельником.

Кострецов начал воодушевлять девушку на задуманную им акцию:

— Ну, а если б дать Вовану шанс засадить не по подручному Кирина Белокрылову, а по самому митрополиту?

— Тебе-то это зачем? — взглянула она с хитрецой.

— Да ты сначала на вопрос ответь, — ушел в сторону опер.

— Чего спрашиваешь? Такое Вовану в самый кайф. Но как по Кирину врезать? Его ж даже все ваше МВД за жопу взять не в состоянии.

Капитан мрачно взглянул.

— Всему свое время. Теперь вот и пора главаря-митрополита бортануть. Но щупануть его первым может только кто-то без погон. Вован человек для того вполне подходящий: уголовник, конкурент шайки Кирина и все такое прочее.

Мариша приосанилась, повела глазами-озерами.

— А я, стало быть, тебе требуюсь, раздрочить на это дело Вована?

Опер кисло улыбнулся.

— Что у тебя за выражения?

— А у тебя? «Бортануть», «щупануть»? Или с блатаркой только так и можно разговаривать? — вдруг веско произнесла Мариша.

Сергей с удивлением посмотрел на нее. Та продолжила:

— Ты давай что-то одно, капитан. Или мы с тобой подельники, как у нас базарят, или ты меня просто используешь. Но в последнем разе я в темные дела не полезу.

— Как это понимать: темные? — все еще притворяясь, спросил Кострецов. — У меня, твоего куратора, и у тебя, моей нештатной помощницы, все дела темные.

Мариша выразительно перекосила личико.

— Да ладно кроить, опер. Все ты петришь. Я одно имею в виду: открывай свои карты, выкладывай без понту. Я на них гляну. Если убедительно светят, если мне с этого что-то фартово ломится, за дело со всей душой возьмусь.

Закурил капитан, отпил большой глоток кофе.

— Лады, как у вас говорят. Расклад такой. Вована пора сажать. Но перед этим желательно его подставить, чтобы он по Кирину помог мне операцию провернуть. Твой с этого навар — содержимое второго тайника Феогена.

— А где они? — оживленно спросила Мариша.

Капитан развел руками.

— Ну ты даешь! Тебе те бабки еще найди и на блюдечко с голубой каемочкой положи? Я тебе все условия для их отъема создаю: подставляем вместе Вована, потом я его закрываю, а ты деньги и цацки уж как-нибудь сама разыщи на хате у Вована или там, где он их может прятать.

— Ну-ну, — закивала Маришка.

— Гну! Согласна?

Она подумала и сказала:

— А ты точно Вована закроешь?

— Можешь не сомневаться. Арестовать я его с поличным хочу, о чем впереди разговор, а потом следаки убийство им Феогена докажут. Очень не скоро на волю выйдет. Да и выйдет ли? Уж не молод Вован.

— Сговорились, Серега. Что у тебя за план?

— Ты, дорогая, залимонишь Вовану сегодня же: получила от Ракиты, того белокрыловского стрелка, что Сверчка завалил, феноменальное предложение.

— Какое-какое? — осведомилась Мариша, подсморкнув носиком.

— Крутейшее значит. Говоришь с тобой не по фене, ты не врубаешься. И еще претензии высказывашь! — Опер вздохнул. — Далее. Ракита, мол, тебя сам нашел. Якобы сел тебе на «хвост» после перестрелки в квартире Феогена и отследил твой отход к Вовану. И вот Ракита тебе предложил украсть за большие бабки у митрополита Кирина секретную бумагу. Ракита, повернувший против генерала, теперь, мол, хочет и пахана их клана достать — самого Гоняева.

— Вован тот еще жук, Сергей. С чего он поверит, будто Ракита это дело мне предложил?

— Тут, милая моя, твоя фантазия должна работать. Плести же, например, можешь, что бывший офицер Ракита не имеет связей в уголовной среде. Ты явилась первой ее представительницей. Вот он и сватает, чтобы заинтересовала ты этим заказом кого-нибудь из домушников. Воровать надо из тщательно закрытого помещения, нужен профессионал.

— Сколько ж бабок Ракита за то якобы отстегнет?

— Любую солидную цифру можешь Вовану называть. Отдавать ее не придется, потому как сам Вован должен на эту кражу купиться и полезть за той золотой бумагой. На этом хищении я его и повяжу.

— Что ж то за бумага?

Кострецов стал описывать Маришке алмазные дела тандема Ловунов — Гоняев, суть Дополнительного соглашения, которое на этот раз митрополит Кирин привез с собой в Москву из Швейцарии. Мариша быстро оценила значительность похищения такого документа, но опять смутилась своей ролью:

— А клюнет Вован, чтоб самому тут скокарем выступить? Он бригадир. Чего ему за чужую работу браться? Я ж его не заставлю. Возьмет и поручит кому-то из домушников.

Кость стал ей втолковывать:

— Мариш, твоя попытка не пытка. Лепи Вовану горбатого, как я сказал. Должен он клюнуть и лично за бумагой поохотиться. Потому, например, должен, что заказал это сам Ракита. Тот спецбригадовец, он так же, как Вован, мечтает мочкануть Белокрылова. Вован сразу сообразит: через Ракиту обязательно достанет генерала, их интересы здесь полностью сходятся. И дальше они рядом идут — оттрахать через засветку Соглашения по алмазам главного пахана Гоняева. Ракита этим может окончательно душу потешить, а Вован с таким документом полностью отмажет свои промахи перед своими паханами. Те, заполучив бумагу, круто могут шантажировать Кирина и его дружка Ловунова из президентской администрации.

Маришка еще поразглядывала опера, соображая про себя:

«Вроде бы не врет и складно удумал. Как же мне Вованов тайник надыбать? Сначала надо эту деньгу и цацки нащупать, а уж потом Вована в ментовскую аферу вовлечь».

* * *

Вслух она мило произнесла:

— Ладушки, дорогой мильтон. Поняла я также, что тебе самому прежде всех та бумага очень пригодится.

— А как же? Я по ней Кирина в паре с Ловуновым под суд подведу.

— Ну, а не найдет Вован той бумаги?

Капитан нахмурился.

— Все может быть. Но чтобы Вовану полегче было искать, ты ему подскажи: пусть теперь Ветлугу не о Белокрылове трясет, а по местонахождению этой бумаги.

— Может знать о ней Вадим?

Развел руками Кость.

— Надо пробовать. А все выяснится, если Вован обшарит московскую квартиру и дачу митрополита Кирина. Заодно, как показало его поведение у Феогена, не забудет и высокоценное добро прикарманить. Вот за это я его на месте преступления и прихвачу. Сможет Вован, если понадобится, современный сейф открыть?

Мариша, уже увлекшаяся организацией «фуфла» своему бывшему возлюбленному, сообщила:

— А я ему посоветую, чтоб на этот случай с собой специалиста взял. Пусть идет на дело вместе с медвежатником, а?

Сергей усмехнулся.

— Конечно, зачем бригадиру самому мозги сушить и пальцы в сейфовых запорах ломать?

Про себя Кость удивился на свою стукачку:

«Ведь как Вована любила, а безжалостно кидает на нары. От любви до ненависти один шаг. Как же бабы беспощадны!»

Внешне опер самым любезным образом раскланялся с Маришей, когда та упархивала из-за столика, сжимая в кармане заветные пакетики с героином.

* * *
51
{"b":"6102","o":1}