ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Все, хватит повторять «Ах, как восхитительно, что тебя похитили»! — еле отдышалась я. — У меня вся спина в мурашках от твоего цинизма! Развязала бы лучше…

— Ай, зачем отказываться от похищения таким видным мужчиной?! — Акиса как ни в чем не бывало подмигнула негодяю, по-прежнему игнорируя мои слова и потребности, главная из которых состояла в том, чтобы поскорее отсюда удрать. Было еще тайное желание выбить у извращенца табуретку из-под ног. Но я знала, что вряд ли это сделаю, не позволяет врожденная интеллигентность…

К счастью, Акиса наконец-то соизволила обратить скептическое внимание на пыльное пространство комнаты:

— Совсем грязно, э? Где же твои слуги? Почему твои рабы не привели в порядок дом, где ты собираешься поселить свою молодую жену…

— Хм… ты прервала мой стих, женщина! И как ты вошла? Я ведь запер все двери! — возмущенно воскликнул наш маньяк, шмыгая красным носом. Кажется, он даже не понимал, как дико выглядит в одних трусах и носках, стоя на табуретке с тетрадкой в вытянутой руке и гордо поднятой головой! Хотя, если человек так увлечен своим поэтическим творчеством… Графомания не лечится.

— Но, быть может, слуги явятся с минуты на минуту?

— Да разуй же глаза, он полный псих! Сумасшедший, я точно тебе говорю!

— Вах, воистину так, он немного безумный! Но зато, о недогадливая, с таким мужем милостью Аллаха ни один твой день не пройдет в скуке, — рассеянно отмахнулась джинния, думая о чем-то своем.

— С каким таким мужем?! — удивился Аполлинарий Феоктистович. — Хм… вижу, это уже далеко зашло. Я не собираюсь ни на ком жениться, к вашему, хм, сведению!

— Огромное спасибо за поддержку, мерзавец, — хмуро отозвалась я.

— Аллах услышал тебя, строптивая, этот человек тебя не хочет, — сдалась Акиса и тут же прозрела: — Но зачем тогда ты крал честную девушку, нечестивец? И кто теперь ее возьмет замуж?

Похититель, гнусно ухмыляясь, попытался изобразить неприличный жест, демонстрируя, что я уже не «честная девушка». Но с моей джиннией такие вольности не проходят… Как она сама бы выразилась, «глаза ее засверкали праведным гневом», после чего она просто выполнила мою мечту, пинком выбив у него из-под ног табуретку! И спокойно принялась развязывать меня, даже не оборачиваясь на его вопли.

— Она меня убила! Я свернул себе шею!

— Отлично! Так вы мне даже чуточку нравитесь, — съязвила я.

— Да ты маньячка!!!

Правда, кричал он хоть и грозно, но не слишком громко, чтобы не привлечь внимание с улицы. Видно, привык таиться, соблюдая правила конспирации, до боли знакомые каждому горе-маньяку. Бить его мы не стали, но, вызвав «скорую», благополучно отправили в психиатрическую лечебницу: словно по знаку судьбы она находилась всего в квартале от подвала, в который он затаскивал невинных, ну и не совсем невинных девушек, носивших редкие имена. Он сам это прокричал когда отбивался от санитаров, так что я оказалась права. Одевать мы его не стали — зачем давать врачам повод усомниться в том, что это их пациент…

А у джиннии и вправду был больной вид. Лицо осунулось, румянец исчез, под глазами темные круги, и не от косметики (или это все подвальное освещение?). Может, простудилась во время «полетов»? В любом случае, домой мы добирались долго…

Глава девятая, ПОЛУКРИМИНАЛЬНАЯ

Бабушка поджидала нас возле подъезда, в компании двух соседок в качестве группы поддержки взволнованно фланируя по пешеходной дорожке, стараясь не отходить далеко, чтобы с нами не разминуться. Как три богатыря, контролирующие каждый свою сторону света, они караулили все входы во двор. Моя Марта Ивановна хоть и была во многом очень оригинальной старушкой, но беспокоилась за внучку так же, как все бабушки…

— Сумасшедшие ученые, растения-монстры, маньяки, прикидывающиеся женихами, и наверняка вы мне еще не все рассказали! — сурово обобщила бабуля, не выпуская трубку из зубов, под личным конвоем препровождая нас в квартиру. От любопытных соседок она привычным властным манером быстро отделалась, сославшись на то, что мне нужен покой для восстановления сил после стресса.

А вот дома она оторвалась на мне всерьез:

— Все, мое терпение лопнуло! Глаша, ты немного придешь в себя, и мы идем в милицию. Там ты все расскажешь и про утренний арбуз, и про этого похитителя, спасибо Акисе за все эти напасти! Потому что вся эта катавасия началась только с ее появлением! А ты-то хороша?! Сесть в машину к незнакомому человеку, учишь вас, учишь…

— Акиса тут ни при чем… — Я скосила на джиннию взгляд, ей и так было худо.

Но бабушке надо было выговориться, хотя от нее не укрылось ни раскаяние Акисы, ни ее убитый вид, отчасти вызванный непонятным недомоганием, во всяком случае, проявляя благородство, бабушка ни разу больше не попрекнула джиннию. Та по ходу собиралась приступить к любимым поклонам, но почему-то передумала. В общем, укоряли, по обыкновению, меня…

— Всех на ноги подняла, всех взбаламутила! Вот и Миша тебя ищет, не знает еще, что ты нашлась. Позвони ему сейчас же!

— И этот туда же! — Я наконец не выдержала. — Ему-то что за дело, где я и с кем? А может, мне нравится общество маньяков и монстров?! Успокойся, бабуля, шучу, ты все преувеличила, это был обычный поклонник… больной только…

— Все, хватит врать! Я что, не вижу у тебя синяков, а эти следы от веревок на запястьях, сердце разрывается… Завтра же вызываю родителей, а до их приезда из дома ни шагу!

Я вздохнула и переглянулась с Акисой, которая понимающе улыбнулась, зашевелила губами и сделала пасс руками. В следующую секунду бабушка уже возмущенно говорила о недавнем собрании в кружке парашютистов при ДОСААФе, где ей открыто намекали об опасности прыжков с парашютом в ее возрасте, а ее сердечные ритмы якобы не позволяют ей кататься по горам на велосипеде, заниматься скалолазанием, серфингом, рестлингом и в том числе, конечно, прыгать с парашютом.

На что джинния неожиданно заявила, что у нее там в руководстве родственники и они бабушку (уж это она обещает) обязательно пустят прыгнуть. Таким образом Акиса пыталась загладить вину перед глубокоуважаемой Мартой Ивановной. Хотя не уверена, что она представляет, что такое парашют…

Но проблема с походом в милицию оставалась: если помните, на квартиру вроде бы было наложено охранное заклинание, но арбузный монстр ведь как-то пролез?! А последующие события окончательно уверили меня в мысли, что восточная пери отнюдь не многоопытная, а совсем еще молодая, начинающая джинния… Но тут Акиса шепнула мне, что «достопочтенные соседки случай со злодеем тоже уже предали забвению», и я признала ее профессионализм. Когда хочет — может.

Наконец мы остались в комнате одни, бабушка гремела посудой на кухне…

— А вот теперь ты мне скажешь, что с тобой! Ты на себя не похожа, заболела? — сочувственно поинтересовалась я.

Джиннию мои слова удивили.

— О чем ты говоришь, о необразованная?! Джинны не болеют, это удел смертных!

— Я думала, вы тоже смертные. В своем роде, конечно…

— Да, это с нами происходит, но, слава Аллаху, так не скоро и редко, что мы очень нечасто об этом вспоминаем. Обычно только раз в жизни, перед самой смертью.

В ее устах это прозвучало совершенно серьезно, без намека на шутку.

— Какие вы оптимисты, — не скрывая сарказма в голосе, отозвалась я. Но высокомерная и самоуверенная представительница «существ высшего порядка», кажется, не уловила моей интонации.

После ужина Акисе стало хуже, даже бабушка заметила.

— Что же с тобой делать? Может, выпьешь колдрекса? По-моему, здесь где-то было написано «Противопоказаний для джиннов не выявлено», — пошутила я. — И подпитаться от газовой конфорки не помешает, ты ведь говорила, что бытовой газ подходит для восстановления сил, которых у тебя явный упадок.

— Пробовала, когда помогала Марте Ивановне жарить курицу, — угрюмо отозвалась моя «опекунша», явно пребывая в своих мыслях. — Не помогло…

— А если это сглаз? Ведь вроде для джиннов характерно, что ими можно завладеть с помощью лампы, печати какой-нибудь или кольца… Ты случайно не теряла в последнее время колечко? Или та пайдза, к которой тебя «приговорили», не могла она тут сыграть свою роль?

11
{"b":"6105","o":1}