ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Найда в вашем распоряжении.

— Отлично. Эмир, подойди сюда, взгляни, вот новая, собака!

— Сейчас, минутку! Так, ты ложись сюда. И все-все укладывайтесь, да не так, как вам удобно, а поестественней — как упал, изрешеченный пулями, так и лежи. Нет, не так, выверни-выверни руку! Лежи прямо и не пытайся курить втихаря, думая, что тебя прикрывают Рошан, Мишан и Дишан только потому, что они сверху. Ты ведь к ракшасу подпалишь солому, на которой вы лежите, а раны у вас не настолько свежие, чтобы дымиться в кадре!

Наконец распорядительный красавчик обернулся к нам и замолчал, остановив на мне пристальный взгляд грустно-усталых глаз, потом пригляделся к Найде:

— По крайней мере, по внешним данным она нам подходит. Только это ведь не тибетский терьер, — задумчиво заметил он.

Точно, симпатяга! Надо будет намекнуть насчет него Акисе, какая разница, что сикх — главное, по всем пораметрам, кажется, подходит. Надеюсь, эта сволочная псина не опозорит меня на глазах у всех, а спасет народного героя как следует.

— Вы должны нам помочь, полагаю, она слушается только вас, вы ведь хозяйка, а как давно?

— Я вырастила ее с пеленок, — не знаю зачем соврала я.

— А обучали ли эту собаку спасать людей?

— Конечно, как ребенка, каждый день в течение пяти лет я водила ее в школу для собак! Думаю, это время не пропало для нее зря. — Я уже не соображала, что плету, мысли разбежались, а язык нес сущий бред. Я что, влюбилась?!

— У вас есть дети? — спросил он, глядя на меня очень внимательно.

— Нет, — на автомате ответила я. — Э… мм… простите, а какое это имеет отношение к талантам Найды?

Хорошо еще, иногда получается сориентироваться с ответами.

— Ровным счетом никакого, — признал Эмир Шах, смущенно отворачиваясь (как странно). Увидев появившегося на площадке здоровяка с национальными лепешками чапатти в руках, он радостно заорал: — А, Тишан, где тебя носило?! Давай за работу, тебя только ждем!

— Извини, Эмир, прошел слух, что буфет сегодня закрывается раньше. Запасался провиантом для наших храбрых солдат, ха-ха… хо… хм. Простите, — сдулся он, увидев посуровевший взгляд режиссера.

Эмир Шах, пока его помощница с криками завершала расстановку и раскладку солдат, быстро приблизился ко мне чуть не вплотную, отчего сердце у меня в груди, кажется, вообще перестало биться.

— Итак, ситуация. Эта собака… э-э… безымянная героиня, мы не знаем, как ее зовут, поскольку она из английского лагеря. Во время сражения ранят английского генерала, а ее отправляют вытащить его с поля боя. Но по пути, пробираясь через горы трупов и раненых, собака видит жестокость англичан и бедственное положение одетых в дешевую форму и слабо вооруженных сипаев, проникается к ним глубоким сочувствием и вместо генерала спасает лежащего рядом смертельно раненного Ангара Вандея. То есть меня! И когда она выбирает между нами, этот мучительный выбор читается на ее морде. Все понятно?

Я с трудом глотнула воздуха, чтобы выговорить:

— Да, но… только вот трудно будет уговорить ее изобразить мучительный выбор.

— Побрызгаем луковым соком в глаза!

— Ой, лучше она постарается так…

Найда с любопытством переводила взгляд с меня на режиссера, а когда тот пошел укладываться на поле брани, вопросительно зевнула. «Генералу» и Эмиру Шаху торжественно вручили один куриный окорочок на двоих, те дружески разломали его и сунули по карманам. В тот момент я еще не понимала зачем, но у актеров был свой опыт работы с собаками…

— Все. Тишина на площадке! Мотор! Поехали!

Я стала коленкой подталкивать Найду в худую ляжку, намечая направление, но Вандеи сделал умнее, он приподнялся и помахал в воздухе куриной ножкой. Голодная Найда на секунду застыла, потом рванула к нему, а он быстро улегся и притворился тяжело раненным. Все камеры были направлены на стремительно бегущую Найду, но вдруг она потеряла интерес, остановилась, видимо перестав чувствовать запах мяса, и принялась обнюхивать кого-то из «мертвых».

— Просто замечательно! Она пытается найти хозяина, выглядело бы нереалистично, если бы она сразу безошибочно отыскала его среди густого запаха крови и пороха! — радостно зашептала помощник режиссера.

Но Найда попросту принялась слоняться по полю, Опрашивая у солдат припрятанные по карманам остатки пирожков из буфета, местонахождение еды она определяла безошибочно. Стыд-то какой! И не предполагала, что у нее душа попрошайки… А съемочная группа и актеры наверняка уже думают, что я приучила ее выпрашивать у незнакомых людей, чтобы экономить на пропитании. И где же Акису так долго носит?

Джинния возникла рядом как всегда незаметно для непосвященных окружающих.

— Ай, что тут происходит? — на ухо шепнула она, внимательно присматриваясь к происходящему вокруг. — Снимаете фильм во имя Аллаха?! А я тоже сейчас успела присмотреть тебе парочку женихов из среды лицедеев…

— Тише ты, должна быть полная тишина, потом расскажешь, — одними губами проговорила я, строго цыкнув на подругу.

«Английский генерал» проснулся и тоже помахал в воздухе копченой куриной голенью. Найда, делая недоверчивую морду, слишком часто ее обманывали в последние полчаса, тем не менее устремилась к нему. Но хитрый «генерал» уже лежал, постанывая, надежно прикрыв пузом окорочок…

Когда моя собака подбежала к нему и попыталась добраться до курятины, ей это не удалось. Она бросила генерала, после чего вновь повернулась к Вандею и, подскочив к нему, с рычанием вцепилась в рукав. Бедняжка поняла уже, что ее попросту водят за нос… — Отдайте ей приказ, пусть вытаскивает его, — велела мне помощник режиссера.

Мамочка, про это я и забыла, когда согласилась отдать им Найду. Но тогда рядом стоял Вандеи и я вообще ничего не соображала. Но какие приказы, эта псина ни в грош меня не ставит…

— Командуйте же!

— Но… это… надо неделями приучать животное тащить определенного человека.

Помощник режиссера уставилась на меня взглядом надувающейся кобры:

— Отдайте ей приказ спасать, немедленно! Вчера по телефону вы сказали, что ваша собака лучшая в мире и спасла в Тибете семьдесят семь монахов, когда те совершали утреннюю оздоровительную пробежку, а один вдруг чихнул, и всех накрыло лавиной…

Я умоляюще посмотрела на джиннию, с насмешливой полуулыбкой слушающую наш разговор. Кивнув, она понимающе прищурилась и чуть заметно повела бровью. После чего Найда, продолжающая с наслаждением трепать рукав «бездыханного» Вандея, вцепилась ему в воротник и, упираясь на всё четыре лапы, с видимым напряжением, читавшимся на ее морде, потащила его по полю.

Ура-а! Операторы радостно снимали, вся киногруппа, затаив дыхание, завороженно наблюдала, боясь, что на полпути собака сообразит, что тащить такую тушу нерентабельно, здоровье дороже, и, съев куру, которую актер, кажется, спрятал в карман, бросит его как уже ненужный груз прямо посреди солдат неприятеля.

Но чудо свершилось! Вандеи был «вытащен из-под обстрела» и даже доставлен к подступам в сипайский лагерь, где моя собака передала его с лап, а вернее, с зубов на руки окружившим их сотоварищам героического сипая.

— Стоп! Снято! С первого раза! Это было нечто-о…

Вот они, минуты славы! Найду окружили, поздравляли, обнимали и трепали по холке, гладили по голове и целовали в нос. Мужчины и женщины, набежав из соседних павильонов, наперебой жали ей лапу и поливали слезами благодарности. Вокруг нее уже пели и плясали! Все-таки индийцы — эмоциональный народ…

Но Акиса тут же разогнала всех, возмущаясь, что собаку и так уже загоняли, нацепила ошейник и, вручив мне поводок, пошла к помощнице режиссера требовать Найдин гонорар, золотом и немедленно.

Эмир Шах с сияющими глазами подскочил ко мне, я обомлела и почувствовала дрожь в коленках.

— У меня к вам предложение, от которого вы не сможете отказаться! Мы подпишем с вами контракт. Ваша собака станет самой знаменитой и любимой собакой в Индии, а если повезет, то и в Бангладеш! Мне в голову сейчас пришла совершенно гениальная идея телесериала про благородную собаку-полицейского, которая не берет взяток, чем и завоюет в самые короткие сроки сердца миллиарда индийских телезрителей. «Ракш»! Так будет называться сериал. По кличке собаки — главного героя.

27
{"b":"6105","o":1}