ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда четверо мстительных телохранителей кое-как удрали, Яман-баба быстро обернулся к нам:

— Я чувствую приближение остальных, но задержу их. Теперь вам поможет только перстень визиря с печатью «Л. О.». Прощайте.

— Откуда вы… — поразился Миша. — Я никому не говорил про перстень!

— Это я его оставил на подушке, юный страж. Знал, что ты увидишь и возьмешь, и надеялся, что одна наша общая знакомая джинния подскажет тебе, как его использовать. Крысаддин дал мне его для выполнения одного важного дела, но я решил, что вам перстень нужнее.

— Я честно собирался его вернуть…

— Знаю, но визиря больше нет, а вам, как бы то ни было, надо выбраться из города.

— Но я вас не видел в приюте!

— Потому что я первый увидел тебя и сразу изменил свое лицо.

— А с чего это вы нам помогаете? — не удержалась я от вопроса. То есть, в принципе, пожалуй, и понимала почему, но хотела именно услышать. Яман-баба бросил короткий, но очень прочувствованный взгляд на разрумянившуюся Акису, которая опустила голову.

— Я делаю это… неважно, удачи!

— Спасибо, и все-таки…

Чародей отвернулся, давая понять, что больше ни на какие вопросы отвечать не намерен. Он уходил навстречу судьбе…

Глава сорок первая, ЛИТЕРАТУРНО-КРИМИНАЛЬНАЯ

- Странно, помог ведь и даже не проклял ни разу, — полушутливо-полуудивленно заметила я, краем глаза глядя на Акису, когда она уже взяла нас за руки и с нарастающей скоростью полетела к воротам. Я рассказала ей, что он один раз уже выручил нас с Мишей, велев охранникам освободить нам дорогу, теперь ясно, что это действительно был он.

— Да, я тоже «случайно» сегодня встретила его на улице, и он мне многое поведал, — наконец призналась она.

— И даже не обмолвилась об этом, и как только ты столько успела?!

— Такое дано лишь джиннам, мы же перемешаемся с большой скоростью. Но все это не так существенно по сравнению с тем сокровишем, которое оказалось в наших руках! Это же знаменитый перстень «Л. О.»! Милостью Аллаха у нас теперь есть перстень великого Багдадского вора! Он открывает любые врата, — воз-ужденно говорила Акиса, но я видела, что она также ше под впечатлением от нового образа Яман-бабы.

— Багдадского вора?! Как он-то попал в Ирем, что-о украл у джиннов?

Между тем, не встретив никого по пути, мы при-емлились недалеко от ворот. Акиса отрицательно по-;ачала головой, любуясь перстнем, и, не без сожаления юзвращая его Мише, пояснила:

— Визирь, опасаясь, что своим интригантством когда-нибудь поставит себя вне закона и ему придется скрываться, заполучил этот волшебный перстень в свои руки. Видно, украл его из казны, где тот хранился. А в казну его передал некий башмачник Ахмед взамен на определенные услуги по строительству дворца для капризной жены. Но даже и он не знал, что перстень — это ключ, открывающий любые замки. Поэтому, пользуясь случаем, можно бы что-нибудь… мм… — Джинния с горящим алчным взором заозиралась по сторонам, выбирая из соседних домов дверь побогаче.

— Времени нет! И потом, лично я взломом и грабежом не занимаюсь!

— Вы о чем это вообще?! — решительно сдвинул брови Миша, пристально глядя на Акису. — Что за провокационные разговоры в присутствии сотрудника органов…

Джинния только разочарованно фыркнула:

— Ай, все равно придется украсть для вас какое-то платье. Моя магия сразу оставит несмываемые следы, а перстень Багдадского вора просто жжет руки! Я быстро…

Через пару минут мы были переодеты согласно времени и эпохе. Акиса где-то раздобыла нашему щепе-гильному милиционеру богато украшенную одежду, сказав, что такие у них носит знать, а знатного джинна у них проверять не принято. За исключением крайних случаев, когда, например, он выглядит один в один как главный заговорщик, пытавшийся отравить действующего шахиншаха, или просто похож на Усаму бен Ладена. Поначалу Миша, зная, что хламида Аки-сой украдена, отказался ее надевать, но потом понял, что никак иначе мы сейчас одежду достать не сможем, рынок закрыт до утра…

Ворота были заперты; с обеих сторон, опершись о стены, притулились два спящих стражника-гиганта. Когда же эта бесконечная ночь закончится? Ну ничего, зато в очереди на выход мы будем первые, подумала я, вспоминая вчерашнее столпотворение у ворот.

— Сколько же у вас ночь длится? — прошептала я.

— Всегда замечала, что в вашем мире ночи короткие, — заметила джинния, откидывая волосы назад и решительно подлетая к воротам (лицо ей закрывала лишь тонкая вуаль, а головная часть паранджи лежала на плечах наподобие капюшона). — А теперь попробуем использовать великую магию бессмертного человека!

— Какой смысл? Неужели этот маленький перстенек заставит ворота открыться? Посмотри, какие гигантские засовы, два трехметровых шпингалета и один широченный брус, вдетый в пудовые скобы. И все каменное, никакого железа (и правда многие из джиннов его боятся. Может, разбудить стражей и пригрозить им моим канцелярским ножиком? Хотелось бы избежать бессмысленной жестокости, но если перстень не сработает…).

Мой сосед крался следом за джиннией, ступая бесшумно, как индеец, за ним на цыпочках я, ловкая, как курица. Акиса указала нам пальчиком на гигантскую замочную скважину. Миша поднес к ней перстень. Надеюсь, он действующий? Ведь если нет, ох и туго нам придется, я покосилась на возвышающиеся над нами сонные громады циклопов. Чуткий ли у них сон, почему-то сразу захотелось хулигански свистнуть…

И в это мгновение из перстня вылезли две явно мужских полупрозрачных руки с очень ловкими пальцами, чем-то длинным вроде шпильки повертели в замке, он тихо щелкнул. Руки, составив из пальцев «о'кей», нырнули назад в перстень — и тут началось! С грохотом, но почти мгновенно вышли из своих пазух шпингалеты, отвалилась балка. А я думала, это все ручным трудом великанов-стражников задвигалось утром и вечером, еще посочувствовала им в душе. Ворота тут же распахнулись как по волшебству…

— Ай, щито такое? Кто открыл дверь?!

— Спа-а-ать! — голосом Кашпировского пропела джинния, взмахивая кисейными рукавами.

— Ах вы разбойники, жюлье, шайтаны! Дирижи их!

— А я-то думала, что усыпила их, — расстроилась Акиса. — Неужели у меня не хватает волшебства даже на двух глупых здоровяков, обидно, да?!

— Не комплексуй, похоже, ты просто промахнулась…

И-. правда, задетый заклинаем Миша уже храпел, прислонившись к ближайшей створке ворот. Мы схватили его под мышки и вылетели в предрассветную пустыню. По пути она его расколдовала, поведя ладошкой у него перед носом из стороны в сторону, отчего безвинно усыпленный сразу очнулся.

— Постой, откуда у тебя магия, она же в этой зоне не должна действовать! — тут же поинтересовался Ми-хайл. Точно, за воротами не должна! Или джинния опять пудрила нам мозги?! Однако факт оставался фактом — мы летели, а вслед нам уже неслась погоня…

— Они не знают о силе «самовнушения», — горделиво фыркнула моя подруга. — Им и в голову не придет посметь применить магию там, «где нельзя»… А я посмела!!!

— Хватайте изменников!

Обернувшись, я увидела, что за нами гонятся телохранители визиря, причем они-то двигались на своих двоих. Пуститься в полет они не могли, пока не вышли из зоны «не-действия волшебства», а свободно парящая Акиса быстро домчала нас до места, где находился портал между нашими мирами.

— Его иногда трудно бывает отыскать среди других, к тому же нужный бархан всегда передвигает ветер, но Аллах Всевышний дал мне особое умение — я нахожу его, прислушиваясь к чутью сердца.

— Я тоже всегда мечтала о развитой интуиции, а то у меня ее совсем нет, — пожаловалась я. — Представляешь, когда погиб мой любимый кот, меня ничто не посетило! Я еще целую неделю пребывала в счастливой уверенности, что он безмятежно проводит время, охотясь за воробьями и ухаживая за кошками.

— Надо было объявить его мне в розыск, — благородно откликнулся Миша.

— А потом нашли его тельце, разбойника скинули с дерева вороны, отомстив за то, что коварно сотворил в их гнезде с их же яйцами, несчастный дуралей, — вздохнув, припомнила я. — Вообще-то он был изрядный мерзавец… Но мы. женщины, таких почему-то любим!

52
{"b":"6105","o":1}