ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Стволы деревьев здесь были влажные, а воздух просто водянистый, после нескольких вдохов появилось ощущение, будто вода попала в нос. Похоже, что солнце сюда заглядывает ненадолго или просто не может высушить такую мокроту. Наверняка все из-за обильных дождей, может, еще и болото недалеко. Я посоветовала всем смотреть под ноги, дорожек здесь и в помине не было. А в воздухе висела та самая напряженная тишина, которая говорит о том, что неподалеку засели враги. Вдали открывались размытые горные склоны…

— Дальше надо идти пешком, эти места окутаны своей древней магией, и мое волшебство здесь бессильно. Если встретим чудовищ, будем рассчитывать только на Всевышнего и быстроту ног, — обернувшись к нам, серьезно сообщила Акиса.

— Ладно, только давай по пути ты просветишь нас про этих тварей, — повторил Миша, поднимая с земли мокрую палку и взвешивая ее в руке. Левую руку он протянул мне, направляясь вперед. Было приятно чувствовать его сухую и твердую ладонь в своей. Какое-то чувство надежности и покоя, хотя в женихи он, конечно, не…

Вдруг с близстоящего дерева спрыгнуло ужасное создание, преградив нам дорогу. Нечто трупоподобное, с серой клочковатой шерстью и длинными, вылезающими изо рта зубами. Они были изогнуты волнами и опускались до самой груди. Бедняга, не успеешь голову наклонить, как проткнешь грудь, а она у него и была вся в свежих порезах. Лицо существа из-под спутанных волос злобно ухмылялось, и Акиса его сразу узнала…

Глава сорок третья, И СНОВА МСТИТЕЛЬНАЯ

- О коварнейший визирь Крысаддин, это ты?

— Как, я, значит, не совсем его раздавила? — без особой веры в голосе произнесла я больше из вежливости. Мне подумалось, что нетактично напоминать ему, что он мертвее мертвого, как съеденный завтрак, хотя о еде в его присутствии лучше не думать.

Это действительно был Крысаддин, но из всей его одежды осталась лишь грязная чалма, которую он при нас демонстративно отшвырнул в сторону.

— Я поджидал вас тут, чтобы отомстить, — прокло-котал он гортанным голосом с бульканьем в горле.

— За что? Разве непонятно, что всему виной роковая случайность, у лошади только голова большая, а мозги маленькие, — обреченно пробормотала я, подталкивая вперед Мишу с ощутимым сопротивлением с его стороны. То есть он был готов меня защищать, но почему-то не очень торопился геройски пасть в неравной схватке с ожившим трупом…

— Я владел при жизни могущественной магией и смог вернуться. Отныне я не джинн, но злой дух! Шива взял меня в свою свиту ветал, его слуг, похищающих священных коров. Отныне же я буду питаться кровью и плотью людей и джиннов, и уже не образно, как в эпоху своего правления в Иреме! А ты будешь моей первой жертвой, я порву тебя на кусочки. Восемьсот лет мои люди охотились за тобой, а ты пробралась в город и стала причиной моей смерти!

— Уф, так у вас претензии не к нам, а к Акисе?! — выдохнула я облегченно.

— Ты умрешь страшной смертью, дочь джиннов! И наконец-то унесешь мою тайну в могилу! Я уверен, что ты не осмелилась никому о ней рассказать…

— Просто я ее уже успела позабыть, в чем же там было дело? — нахмурила бровки моя невозмутимая подруга. — Постой-постой, кажется, припоминаю… Такая смешная история!

— Умолкни навеки! — Новоиспеченный ветал, или как его там бросился на Акису, выставив когти как стилеты, но она легко крутнулась на одной ноге, заехав пяткой ему в лоб не хуже Чака Норриса!

— Иногда по телевизору показывают и полезные вещи. А одинокая девушка всегда должна уметь постоять за себя…

Я обалдела: вот для чего, оказывается, так удобны свободные женские шальвары! Но мертвый визирь. "[ишь покачнулся, удержавшись на ногах.

— Ха! Недаром я столько веков был у власти, женщине не так-то легко меня свалить.

— А мужчине?! — Шагнувший вперед милиционер изо всех сил дал ему по зубам подобранной палкой. Мокрый сук разлетелся вдребезги, но у ожившего монстра вылетели два зуба, и явственно хрустнула шея. Да, Мишка наш — герой!

— Ах, вспомнила, эта твоя тайна, из-за которой я восемьсот лет не могла вернуться в Ирем…

— Не-эт, проклятая! — Монстр рванулся, целя ей когтями в горло, но моя подруга произвела совершенно невероятную серию каратистских ударов, почти оторвав ему косматую голову. Я застыла от ужаса и омерзения, мне казалось это бесчеловечным, но я и слова не могла произнести, так же как не могла оторвать взгляда от живого трупа. Джинния дралась с ним очень жестко, и у нее были на это причины…

— Я семьсот лет просидела по твоему приказу в заточении, лишенная возможности видеть солнечный свет, ибо случайно узнала твою гадкую тайну! Она состоит в том, что ты переодевался в женские одежды и подкрашивал ресницы!

— Всего-то… — дружно ахнули мы с Мишей. — И ла это семьсот лет тюрьмы?!!!

— Ай-ай, ты меня опозорила, женщина, даже перед лицом смерти! — захрипел бывший визирь, рухнул и скончался. Надеюсь, окончательно… Из его тела вырвался черный дым и ушел под землю. Но джинния, похоже, этого даже не заметила и, глядя в одну точку, сердито пинала труп под ребра, видно, что наболело за столько-то столетий.

— Случайно подсмотрела, гуляя по дворцу, зашла без надобности в его покои, не зная, что он там, думала, он с шахиншахом и со всеми приближенными отправился охотиться на пустынного льва! А этот… трансвестит дал приказ… и меня же в одиночную пещеру! Без суда и следствия… как какую-то воровку!

Мы деликатно не спросили, что ей там было нужно в отсутствие хозяина, возможно, какая-нибудь безделица вроде золотых регалий визиря или его личных сбережений, хранившихся под матрасом. Акиса любит блестящие вещи…

— Он говорил, что служит в свите Шивы, за него не будут мстить более могущественные силы? — осторожно тронула я джиннию за плечо.

— Нет, у Шивы рой этих мелких духов, — сурово сказала Акиса. — Я и не предполагала, что он будет нам мстить. Хотя, конечно, мы, джинны, часто после смерти так поступаем, если смерть была насильственной, в таком виде нас называют гулями, или, иначе, кутрубами.

— Хочешь сказать, и ты на его месте выбрала бы такое существование? — ужаснулась я, медленно отступая от подруги.

Акиса возмущенно фыркнула:

— Я? Как он?! Если я и захочу стать гулем, то буду самым красивым и привлекательным гулем в мире и отомщу убийце, влюбив его в себя. А не стану запугивать кровавыми угрозами, как мужчины, но что с них взять?

Миша намеренно пропустил мимо ушей ее последнюю фразу, хотя как мужчина мог и обидеться, и повозмущаться. Но кто бы всерьез стал возмущаться джиннией, знающей приемы карате…

— Значит, это он послал Яман-бабу, чтобы отомстить тебе? Но почему тот вдруг начал нам помогать, когда визирь был еще жив?

— Он рассказал мне вчера, что был фигурой особо приближенной визирю и начальником личной охраны. Но из-за меня его понизили. Помнишь, когда его охватило пламя в том курортном городке? Это Крысад-дин наказывал своего слугу за неревностное исполнение приказа, за то, что я еще жива…

— Но почему этот чародей так вольготно чувствует себя в Иреме? — спросила я.

— Потому что Яман-баба — сын джинна и женщины человеческого рода.

— А я бы скорее посчитала, что агрессивной гориллы и сумасшедшего ифрита… до последних двух с ним встреч. И ведь ты опять что-то недоговариваешь…

— Поговорим по дороге, о любопытствующая и прозорливейшая и моя самая любимая человеческая подружка! — Акиса легко переступила через тело монстра-визиря и с неожиданной нежностью поцеловала меня в щечку. Я обалдела второй раз за день…

Потом мы шли через болото, Миша подавал нам руку, помогая перескакивать с кочки на кочку, а джин-ния наконец-то не уходила от ответов на вопросы. Она рассказала, что Яман-баба хитростью заманил ее в пайдзу, вероятно решив, что это будет не менее верное избавление от свидетельницы, чем ее убийство, как повелел ему сделать Крысадцин. А выход из пещеры вел только через золотую пайдзу, беспечно утерянную чародеем в далеких временах…

54
{"b":"6105","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Опасное увлечение
Колыбельная звезд
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Душа в наследство
Вопрос жизни. Энергия, эволюция и происхождение сложности
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
64
История моего брата
Бортовой