ЛитМир - Электронная Библиотека

Наш маленький, мрачный городок Форкс на северо-востоке штата Вашингтон, никогда не отличался громкими событиями, которые могли взбудоражить всё население. И даже появление семьи Калленов осталось тихим и незамеченным событием в этом месте. Моё знакомство с этой странной семьёй для всех друзей так и осталось неразгаданной тайной. Никто не желал вмешиваться в чью-либо судьбу.

Но после недавних событий в Финиксе, замершая в Форксе жизнь приняла совершенно новый оборот. Я долго пыталась отговорить отца, чтобы тот закрыл расследование моего неудачного падения, но Чарли так и остался непреклонен и то, что он накопал, сейчас заставляло моё сердце сжиматься, не понимая всех доводов, которые привели нас к самому непредсказуемому действу, а вернее, суду. Самое ужасное, что обвиняемым был Эдвард. Конечно, я понимаю, что отец много лет прослужил в полиции и некоторые факты не могли укрыться от его пытливого ума. Но то, что в итоге под удар попала семья Калленов, меня приводило в ужас.

— Встать! Суд идёт!

Я так же как и все присутствующие в переполненном зале поднялась с деревянной скамьи, которая помнила ещё прошлый век. Здесь могли проходить заседания суда в день по несколько слушаний. А теперь этот процесс возымел статус «событие века».

На месте обвинения почему-то находился мой отец — Чарли. А рядом с Эдвардом сидела Розали. Неужели она будет его адвокатом. Хотя зная насколько умны вампиры, мне в настоящий момент показалось, что всё абсолютно правильно, и нет лучшего варианта для него.

Моему удивлению не было предела, когда на месте судьи увидела Билли Блэка из индейской резервации Ла-Пуш. Обведя весь зал своим проницательным взглядом, остановился на мне. В его глазах прочла лишь одно: «Я ведь тебя предупреждал». От этого мне стало не по себе.

— Прошу садиться, — весь зал одновременно выдохнул, затем все присели. — Слушается дело Эдварда Каллена, — Билли указал взглядом, чтобы тот встал со своего места. Красивый костюм идеально подчёркивал стройность фигуры парня. — Ему вменяется обвинение по двум статьям. Это незаконное проникновение в чужое жилище и ненадлежащее поведение, при чрезвычайной ситуации, повлёкшей за собой тяжёлые травмы Изабеллы Свон. Увы, мы не можем предоставить все факты и оценку последствиям такого поступка, но вот обстоятельства, при которых девушка получила увечья дают нам право рассмотреть это дело в суде.

— Что вы, у меня ничего уже не болит. Да и с лестницы упала сама, — мои нервы на пределе. Я понимала, что это все сейчас происходит, только для одного, нас хотят разлучить с Эдвардом. И им неважно, каким это будет способом.

— Прошу тишины, — стук деревянного молотка обрывает мою речь, и я обессилено, опускаюсь на скамью, ловя на себе тревожный взгляд любимого. — Пожалуйста, сторона обвинения, вы можете привести свои доказательства.

— Спасибо, ваша честь. Во время расследования, проведённого нашим департаментом, было установлено, что подсудимый, а именно Эдвард Каллен неоднократно, тайком пробирался в комнату моей дочери, когда Белла уже спала, — я в изумлении смотрела на отца, не понимая, откуда он узнал об этом. — Месяц назад, Белла неожиданно покинула наш дом и уехала в Аризону, где падая с лестницы, получила множественные ушибы, переломы рёбер, а также правой ноги, что повлекло за собой временную недееспособность девушки. Мистер Каллен находился в пределах досягаемости и мог предотвратить падение, но беспечность по отношению к моей дочери привела к печальным последствиям, — Чарли сел на место, показывая, что его обвинительная речь закончена.

— Спасибо мистер Свон, — судья перевёл взгляд на остальную семью Калленов, которые сидели прямо за Эдвардом и Розали. И мне показалось, что на его лице появился хищный оскал. — Слово защите.

Розали встала со своего места и поправив обтягивающее бежевое платье немного повернувшись в мою сторону, надменно посмотрела. Её отношение ко мне всегда было негативным, но именно сейчас она не должна злиться, ведь ей надо вытаскивать Эдварда.

— Мы полностью отрицаем все предъявленные обвинения. Мой подзащитный не совершал противоправных действий, по отношению к Изабелле Свон. Поэтому прошу суд разобраться и вынести справедливое решение.

Розали села на место, а я удручённо посмотрела в сторону Эдварда. Увы, такая защита не сможет в полной мере найти ниточки в законе, чтобы распутать этот клубок обвинений, смотанных моим отцом. Такое впечатление, что ему заняться было нечем. Хотя действительно, за последние пятнадцать лет, кроме истории на школьной парковке, опять же с участием нас с Эдвардом, когда тот остановил двигавшийся на меня автомобиль ничего не происходило. И вот что-то новенькое для этого тихого и мрачного городка.

— Подсудимый! — Эдвард встал. — Вы должны ответить на несколько вопросов, которые зададут, — он качнул головой. — Вы действительно проникали в дом мистера Свона без его ведома?

— Нет, если я и заходил, то только с разрешения Беллы или самого мистера Свона.

— Вы должны говорить правду.

— Это и есть правда, ваша честь! Ну, если, конечно, моё нахождение под окном Беллы каждую ночь до рассвета считать проникновением, тогда вина доказана и оправданий нет этому поступку.

— В смысле до рассвета? Вы что не спали? — отец был немного шокирован. Я читала в его глазах, что он хочет знать ответ.

— Нет. Я охранял сон Беллы, — он нашёл оправдания своему поступку.

— Ей, что-то угрожало? — этот вопрос от судьи с намёком. Не многие в этом зале понимают, что для Билли это не новость, и он знал об угрозе не только мне, но и отцу.

— Уже думаю, что нет, но спокойствие её семьи для меня очень важно.

— Что вы скажите о падении Беллы? И почему не помогли ей?

— Почему же, я помог, но, увы, это произошло уже после падения. И если бы у меня была возможность, то я покрыл бы собой каждую ступеньку для смягчения её падение.

— С чего это у вас такие порывы? — съехидничал судья.

— Потому что я люблю Беллу!

Отец позеленел от этих слов, а меня словно окутало холодным одеялом, в котором ощущала защиту от всего происходящего.

— Мистер Свон, у вас есть свидетели? — отец с отчаянием в глазах, покачал отрицательно головой. И в этот момент я поняла. Отец не хотел упрятать за решётку Эдварда, он желал защитить меня.

— Мисс Каллен у вас есть свидетели?

— Да. Прошу допросить Изабеллу Свон.

Я поднялась с места и подошла к небольшой трибуне стоящей рядом со столом судьи. Мы находились с ним на одном уровне, за исключением того, что Билли сидел, а я стояла.

— Изабелла, вы должны говорить правду и ничего, кроме правды, — мои ноги слегка подкосились.

Ведь я не могу рассказать, что Эдвард каждую ночь сидел в кресле напротив моей кровати, а произошедшее в Финиксе для этих простых людей, вообще, станет шоком. И выдать тайну семьи Калленов не могу. Я не умею врать!

Мне становилось дурно от понимания всей ситуации и страх ледяными оковами сжимал моё тело.

— Итак, Эдвард находился в комнате без вашего ведома?

— Нет.

— Хм. Белла вы давали клятву, — судья давил на меня, чувствуя мой страх.

— Эдвард не находился в нашем доме без приглашения, и упала я сама, — голос срывался на крик. Слезы, заполняя глаза, готовы были устремиться вниз, оставляя мокрые дорожки на щеках.

— Белла, — Эдвард, видя моё смятение, попытался приблизиться. Словно из-под земли появился помощник отца и преградил ему путь.

— Господин судья, девушка может не давать показаний, против членов своей семьи, — Розали неожиданно вступилась за меня.

— Эдвард не её семья, — Чарли изумился словам его сестры. Я заметила, как Каллены переглянулись.

— Чарли я не могу свидетельствовать против своей любви, — повисла минутная тишина.

Судья стукнул молотком.

— Прения сторон! Сторона обвинения.

— Я снимаю обвинение по первому пункту. Но требую наказать подсудимого по второму пункту, так как доказательств его невиновности нет, да и свидетелей тоже. Просьба, назначить наказание в виде лишения свободы на полгода тюрьмы, — отец сел, а я, находясь в прострации, сейчас не могла уловить сути всех обвинений.

1
{"b":"610503","o":1}