ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тогда договорились?

– Да.

«Однако он немногословен, – подумалось мисс МакДугал. – Прямо настоящий древний грек. Или, вернее, ацтек».

В спальню, весело насвистывая какой-то мотивчик, впорхнула раскрасневшаяся и довольная Труди.

– Теперь твой черед! Ля-ля-ля!

– Переоденься, – сказала ей Бетси. – Через полчаса пойдем обедать.

Они зашли в довольно представительный на вид ресторан «Дель Лаго», расположенный неподалеку от их отеля, в парке Чапультепек. К девушкам сразу же подскочил предупредительный официант, затараторивший на весьма приличном английском (и как он только определил, что перед ним иностранки):

– Сеньориты желают перекусить? Клянусь Мадонной, вы не пожалеете, что заглянули в «Дель Лаго»! «Дель Лаго» – один из лучших ресторанов в нашей столице! Вы обязательно станете нашими постоянными посетителями! По вечерам у нас бывает изумительная музыкальная программа!

Все это он говорил, молниеносно сервируя стол для обеда. Откуда ни возьмись появились масло, тосты, ведерко со льдом, меню и винная карта.

– Фи, – скривилась от разочарования Труди, – да здесь все на испанском!

– Тебе не знаком этот язык? – поддразнила ее Бетси.

– Не очень. У нас в пансионе его изучают факультативно.

– Вот и прекрасно! Займешься делом. Станешь здесь совершенствовать свой испанский. Какую кухню предпочитаешь: местную или европейскую?

– Ну, европейскую я и дома отведать могу. Будем дегустировать мексиканские блюда. Что там у нас? Эй, милейший! – подозвала немочка официанта. – Что вы нам посоветуете попробовать для знакомства с искусством ваших поваров?

В ее голосе прорезались властные нотки, словно она всю жизнь то и делала, что помыкала слугами.

– Вы будете есть первое? – осведомился официант.

– Да, полный обед.

– Прекрасно! – парень был в восторге. – Могу порекомендовать вам…

Заказали бобовый суп, цыпленка-мексикали с картофелем, а на десерт яблоки с ромом и карамелью. Регентруда вознамерилась было пропустить рюмочку текилы, но Элизабет строго-настрого воспретила ей баловаться крепким спиртным.

– Не доросла еще! Хватит с тебя и пива!

– Ты прямо как тетка Германгильда! – надулось чадо. – Не будь такой занудой. Ведь мы же первый день как в Мексике! Надо отметить!

– У нас еще есть кое-какие дела. Твое от тебя не уйдет. И не забывай о родном фатерланде!

Сошлись на паре бутылок светлой мексиканской же «Короны».

Все блюда традиционно были переперчены. Пряный суп обжигал язык. Картофель, украшенный красным перцем, лимоном, еще какими-то местными пряностями, радовал глаз цветовой гаммой. Но отправленная в рот картофелина начинала там полыхать адским углем. Бобы, морковь и огурчики, входившие в соус-приправу к цыпленку, также немилосердно горчили, словно их пару суток предварительно вымачивали в перечной настойке. Так что пиво пришлось к месту. Двух бутылок даже оказалось маловато. Пришлось заказывать еще парочку. И все-таки даже пиво не могло залить геенну огненную, полыхавшую во ртах.

– Понимаешь, – комментировала всезнающая Бетси, – в Мексике довольно распространены желудочно-кишечные заболевания. Чтобы избежать их, тут принято обильно добавлять в пищу перец. Он наилучшим образом защищает от болезней. Есть и другая точка зрения по этому поводу. Рацион большинства мексиканцев уже несколько веков подряд настолько скуден, что у них генетически ослаблено чувство голода. Чтобы возбудить притупленный аппетит, хронически недоедающие народы часто бывают вынуждены стимулировать его различными возбуждающими средствами, такими как перец и прочие острые специи…

– Ты прямо ходячая энциклопедия! – восхитилась Труди, уминая аппетитно пахнущее яблоко, залитое карамелью. – Во как мне повезло с гидом! И причем бесплатно!

Времени до встречи с да Сильвой еще было предостаточно. Судя по карте, он жил в одном из фешенебельных новых районов столицы, где селились местные богачи и средний класс. Это было недалеко от того места, где сейчас находились кузины. Минут двадцать езды на такси, как объяснил им все тот же словоохотливый официант, который отрекомендовался Хуаном.

Девушки решили хотя бы бегло осмотреть Чапультепек. С чего же еще начинать знакомство с Мехико, как не с древнейшего его района, который, если верить ученым и путеводителям, помнил еще самого Монтесуму II.

Сердцем парка Чапультепек, что в переводе с языка племени науатль означает «Скала-саранча», является одноименная гора длиной около тысячи и высотой в двести футов. Своей формой она и впрямь напоминает огромное насекомое. Покрытые зеленью кустарников, могучих дубов и гордых ясеней, склоны скалы отлого падают вниз, словно сложенные и плотно прижатые к туловищу крылья. «Голова» прожорливого кузнечика обращена к востоку, где некогда гордо стоял Теночтитлан – столица ацтекской империи.

Согласно преданиям, Монтесума любил охотиться в окрестностях Чапультепека. До наших дней в парке еще сохранилось более пятисот деревьев-старожилов, которые, возможно, видели могущественного владыку великого государства. Это ауэуете – дерево, напоминающее внешним видом кипарис. Ауэуете переводится с ацтекского как «старец у воды». Наравне с сейбой оно считалось священным деревом, предоставлявшим человеку убежище. В начале двадцатых годов его объявили национальным символом страны.

Регентруда ходила по аллеям парка с разинутым ртом. Чапультепек поразил юное создание своими огромными размерами и красотой. Роскошные пальмы, множество кустарников, ярких цветов. Сотни разновидностей кактусов, которые до этого баронесса фон Айзенштайн видела либо на картинках, либо в небольших цветочных горшочках, выставленных в оранжерее замка тетушки Германгильды. Яркие крупные бабочки живым ковром покрывали растения, почти не уступая пестротой раскраски своим соперникам цветам. Труди даже ни с того ни с сего принялась гоняться за ними, вызвав косые взгляды нарядных нянюшек и бабушек, приведших сюда на прогулку ребятню.

Глядя на бурный восторг девушки, выражаемый столько непосредственно, Бетси лишь посмеивалась. Пускай резвится. Давно ль она сама была вот такой же резвушкой, с упоением лазавшей по деревьям, шарившей по полузатопленным гротам в надежде отыскать затерянные пиратские сокровища? В принципе, а кто мешает ей тоже расслабиться, выпустить пар, на некоторое время забыв о проблемах, свалившихся на голову после таинственного утреннего звонка? Никто! Так чего же она ждет?

Сняв туфли, Элизабет МакДугал припустилась следом за кузиной, пытаясь перехватить у нее из под носа какую-то невероятно красивую и очень крупную бабочку, похожую на средних размеров птицу. Почтенные матроны, закатив глаза, осуждающе зацокали языками. Такие взрослые и красивые мучачос, а ведут себя, словно озорники ниньос (мальчишки)! Срам, один срам! Понятное дело – «гринго», что с них взять. Ни в бога не веруют, ни авторитета старших не признают. Тьфу!

Вдоволь набегавшись, девушки свалились прямо в зеленую траву, чтобы немного отдышаться. Было так хорошо, что никуда не хотелось уходить. Настроение не портило даже нависшее над ними хмурое небо. Оно повсюду здесь такое, в Мехико. Город-гигант, самый большой мегаполис в мире ужасно задымлен. Если бы не Чапультепек – зеленые легкие столицы, она уже давно задохнулась бы от удушающих миазмов.

– Что-то я проголодалась! – завздыхала Труди. – Моему молодому растущему организму срочно понадобились калории!

– Знала бы, что ты такая обжора, ни за что не согласилась бы оставить тебя с собой, – пошутила Бетси. – Терпи.

– Ну-у! Хоть крошечку! Хоть какой-нибудь хот-дог или гамбургер! – девушка вдруг прекратила канючить, пораженная внезапной мыслью. – Да, интересно, а есть ли вообще у них тут гамбургеры?

– Вон! – кивнула англичанка. – Какой-то лоток. По-моему, там то, что ты ищешь.

Регентруда резво сорвалась на ноги.

– Тебе чего-нибудь принести?

– Ну, разве что небольшую бутылочку пива.

13
{"b":"6111","o":1}