ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юная немочка умчалась, как метеор.

Заложив руки за голову, Бетси устремила взор ввысь. Но она не видела тяжелых, свинцово-охристых туч, проплывавших по небу. Ее голова была занята иным. Что-то ускользало от нее, какая-то неуловимая мысль не давала покоя. И что ей не понравилось? То ли тот факт, что ее приезд в Мехико сразу же был замечен некоей третьей стороной? Или излишняя неопределенность в тоне, с которым с нею беседовал да Сильва? А, может, все началось еще в Лондоне, когда она впервые увидела лицо Саймона Джентри?

Отчего он практически сходу, даже как следует не поторговавшись, согласился заплатить совсем несуразную сумму, совершенно не соответствующую предполагаемым затратам ее, Бетси, усилий? Всего-то забот, что приехать, посмотреть, оценить и, в случае чего, привезти в Лондон. Или дело вовсе не так просто, как это представил ей мистер Джентри?

Над головой послышался шорох. Девушка скосила глаза и увидела, что на ветку росшего поблизости ауэуете примостилась птица ярко-зеленого цвета. Ее хвост был украшен несколькими длинными перьями. Гордо распушив их, птаха что было мочи затянула протяжную, переливчатую трель.

«Да это ведь… кецаль, – подумалось вдруг. – Кецаль, поющий на ауэуете. Надо же такому случиться. Сразу два символа Мексики в одном месте. Надо бы показать птичку Труди».

Как-то долго ее нет. Или она решила скупить все содержимое лотка и теперь не может донести все это?

Бетси села и осмотрелась по сторонам.

А это что еще, скажите на милость?!

Трое смуглых тинэйджеров атаковали ее кузину, пытаясь сбить с ног и отобрать большой пакет, набитый, по всей видимости, снедью. Девчонка отчаянно сопротивлялась, но силы были явно неравны. Один из нападавших зашел сзади и облапил Труди так, что одновременно захватил ее руки в кольцо и зажал рот. Она даже не могла позвать на помощь. Второй торопливо шарил у нее по карманам. Третий упорно тянул на себя пакет.

Разъяренной пантерой метнулась Элизабет к месту потасовки.

– А ну, поганцы, оставьте ее в покое! – рыкнула она по-испански.

Подростки нагло уставились на нее.

– Ой, кто это у нас такой грозный? – дурашливо запричитал тот, который пытался завладеть провиантом. – Парни, я сейчас умру от страха!

Элизабет огляделась по сторонам. Помощи ожидать было явно не от кого. Пространство вокруг них как-то сразу опустело. Куда и подевались нянюшки с бабушками. Наверное, предпочли увести своих питомцев от греха подальше. Подростковое хулиганство – обычное явление не только для Мехико, но и для прочих городов. Хоть Нового, хоть Старого света. И, как правило, взрослые предпочитают не особенно то и вмешиваться. Что тут поделаешь, болезнь роста. Со временем пройдет. Перебесятся, повзрослеют.

Легко рассуждать подобным образом, когда сидишь в удобном мягком кресле с газетой в руках, небрежно стряхивая пепел с кончика сигареты и одним ухом бесстрастно внимая истерическим воплям теледикторов, озабоченных ростом подростковой преступности.

А когда вот так. Лоб в лоб. Глаза в глаза. И в этих глазах напротив не видишь ничего, кроме циничной самоуверенности, сознания собственной молодой силы, рвущейся наружу.

– Ребята, – попыталась урезонить расходившихся юношей археолог, – давайте по-хорошему разойдемся! Как будто мы ни разу и не встречались, а?

– Ну почему же так быстро? – продолжал кривляться первый, как видно, бывший здесь заводилой. – Такие классные putas, шлюшки-гринго! Может, потрахаемся где-нибудь в укромном закоулке? Прямо на травке? Она здесь клевая, мягонькая, как перина.

– Га-га-га! – захохотали его приятели.

– Ладно, – легко согласилась Бетси. – Сами захотели, детишки.

Молниеносным ударом ноги она отправила в нокаут одного из парней, продолжавших удерживать Труди. Тот грузным кулем свалился на траву.

– Ну и как, мягонько? – поинтересовалась мисс МакДугал.

Юноша ничего не ответил. Видно, был в глубокой отключке.

– Ах, ты, puta! – завопил вожак и выхватил из-за пазухи нож.

– Вот это ты напрасно! – мягко пожурила его блондинка. – Так, глядишь, и ушел бы здоровым. Видно, придется тебе чуток вправить мозги, амиго.

– Puta! Puta! Puta! – словно попугай зарядил юноша.

– Маму свою называй подобным образом! – отрезала Элизабет.

Это было последней каплей, вконец взбесившей глупого щенка.

Он сделал выпад, твердо намереваясь пустить кровь «подлой белой шлюхе».

Девушка ушла с линии атаки, сделав короткий приставной шаг левой ногой. Правой ладонью она мягко обхватила кисть нападающего, в которой поблескивал клинок. Развернувшись на все той же левой ноге по часовой стрелке, Элизабет правой рукой изо всех сил пригнула руку противника книзу, а левой схватилась за рукав его футболки чуть повыше локтя и толкнула парня вперед.

Не давая ему возможности остановиться, Бетси принялась вращать его вокруг себя по часовой стрелке, натягивая руку юноши своей правой вниз, а левой толкая выше локтя. Воспользовавшись тем, что ноги противника перестали поспевать за быстро смещающимся вперед и вниз туловищем, девушка бросила его на землю. Для верности еще и припечатала ногой живот.

Вожак не шевелился. Мисс МакДугал удовлетворенно хмыкнула и повернулась к Труди.

Оказывается, кузина тоже не тратила времени даром. Воспользовавшись тем, что внимание облапившего ее парня было отвлечено созерцанием побоища, устроенного разбушевавшейся англичанкой, баронесса фон Айзенштайн провела успешную контратаку.

Резко выдохнув, она нагнулась и поднырнула с шагом назад левой под левую руку парня. Подняв свою левую руку вверх, Регентруда положила правую ладонь на локоть его левой и выломала ее, таким образом сорвав захват. Проведя его левую вниз и вверх по дуге, она выломала запястье и ткнула здоровенного тинэйджера лицом в траву.

– Alles! – удовлетворенно потерла руки достойная племянница «последней валькирии Третьего Рейха».

– Ты смотри! – искренне восхитилась Бетси. – Выходит, в пансионе вас чему-то да учат.

– Курсы самообороны, – скромно потупилась юная брюнетка. – Лично я выбрала для себя айкидо. И, как видно, не просчиталась. Вот уроды! – зло плюнула она в сторону распростертых на травке тел. – Что будем с ними делать? Вызовем полицию?

– Думаю, не стоит, – возразила Бетси. – Это ведь не Англия, и не родной фатерланд. Здесь мы туристы, иностранцы. К тому же еще и девушки. Местная полиция просто не захочет с нами связываться. А парни вполне могут сказать, что мы сами их спровоцировали. Да еще и отлупили. Так что пусть отдыхают на свежем воздухе. Возможно, это приключение послужит для них уроком. Хотя я в этом сильно сомневаюсь.

Между тем, пора уже было отправляться на встречу с да Сильвой. Они даже минут на десять-пятнадцать запаздывали. Бессмысленная стычка задержала их. Опаздывать же на свидания, если они, конечно, не романтические, было не в правилах Элизабет МакДугал.

Поймав такси – распространенный в Мехико «Фольксваген-жук» местной сборки, девушки поспешили в Зона Роса (так назывался район, в котором жил да Сильва).

Уже подъезжая к месту встречи, Бетси вдруг почувствовала необъяснимое волнение. Предчувствие чего-то ужасного ледяным холодом сжало грудь.

Напрасно она потащила с собой Регентруду, запоздало пожалела девушка.

Такси резко притормозило.

– Что такое? – поинтересовалась Элизабет.

– Полиция! – ткнул пальцем в лобовое стекло водитель.

И впрямь, неподалеку скопилось три или четыре характерной раскраски автомобиля с мигалками. Возле них озабоченно сновали люди в форме. Один подошел к их такси и хмуро предложил покинуть место происшествия.

– А в чем собственно дело? – вскинулась баронесса фон Айзенштайн.

– Не положено! – рявкнул блюститель закона.

– Но нам необходимо добраться до дома номер шестьсот сорок, – с холодной вежливостью проинформировала грубияна мисс МакДугал. – У нас назначена встреча, офицер.

– Мы торопимся! – снова встряла вездесущая брюнетка.

14
{"b":"6111","o":1}