ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В общем, полная идиллия.

– В конце зала дверь слева, – напомнил Адаму, заинтригованный такой секретностью Фриц.

Нашли дверь.

Дверь оказалась странной, розовой, с интернациональной табличкой «WC».

Пожав плечами, Крюгер потянул дверную ручку на себя. За дверью их поджидал тот же волосатый субъект в сомбреро, что и у входа в бар, или же его однояйцовый брат-близнец.

– Вход пятьдесят долларов, – довольно враждебно заявил он.

– Но мы ведь уже заплатили?

– Вход пятьдесят долларов.

Ну что тут ещё поделаешь? Конспирация требует жертв.

Следующий зал был полной противоположностью предыдущего. Ярко сияла цветомузыка. Столиков вообще не было. Посетители одеты в какие-то нелепые крикливые наряды и, главное, у длинного шеста дёргалась крупная долговязая красотка.

– То, что надо, – с облегчением вздохнул Крюгер, – наконец-то.

Подошли к стойке, заказали текилу.

– Главное, пей её не спеша, – начал строго наставлять Фрица Адам. – Потягивай по глоточку, чтобы в полной мере насладиться вкусовым букетом.

Странная широкоплечая барменша в красном парике и с ярко зелёным боа на шее, подала туристам две кабальиты – специальные маленькие стопки с толстыми донышками.

– Что, девочки, впервые здесь? – глубоким басом кокетливо поинтересовалась она.

Адам с Фрицем тупо кивнули. А что ещё здесь можно было ответить?

Взяв кабальиты, туристы проследовали к подиуму с красоткой. Что-то в этой красотке Крюгеру сразу не понравилось. Какая-то неестественность что ли? Да и одета она была, мягко говоря, странно: в красное облегающее платье, полностью прикрывающее голое тело. Так профессиональный стриптиз не танцуют. Или она ещё не раздевалась?

– Нет! – Адам резко схватил Думкопфа за рукав футболки, но было уже поздно: Фриц, не моргнув глазом, одним глотком опорожнил стопку с текилой.

– Ничего, – толстяк вытер тыльной стороной руки влажные губы, – сильнее русской водки, но слабее саке.

– Варвар, – только и нашелся, что ответить Крюгер.

Тем временем красотка у шеста всё больше и больше занимала его внимание. Она начала раздеваться, томно стягивая платье, но вдруг резко передумала, решив сперва снять чулки. Правый чулок она бросила себе под ноги, левым угодила в открывшего рот Адама, который всегда впадал в трепетное оцепенение перед валькириеподобными женщинами. Арийское сердце молодого человека забилось быстрее и… чуть не остановилось.

– Фриц, – буквально заорал Крюгер, отшатываясь от подиума.

Красное платье уже лежало у ног танцующей стриптизёрши.

Но Думкопфа рядом не было.

«Это катастрофа, – лихорадочно подумал Адам, – полная катастрофа».

Фриц обнаружился в другом конце зала, восседающим на круглой стойке рядом с баром. Причём восседал Фриц на стойке не один. У него на коленях уютно устроилась крупнотелая девица с длинными, в малиновых лосинах, ногами.

«Ага, – сразу же догадался Крюгер, – значит, он уже сильно пьян».

– Ну что ж, – Адам злорадно усмехнулся.

Пройдя обратно в душный коридорчик перед входом в стрип-зал, он принялся терпеливо ждать.

Дикий, полный злобы рёв раздался, как он и ожидал, спустя пару минут. Раздвинув атласные занавески, Крюгер заглянул в зал.

Словно разъярённый медведь, к выходу несся, сшибая всё на своём пути, бледный Фриц. Восседавшая пару минут назад у него на коленях красотка, держась за разбитую голову, лежала на полу, бесстыже задрав длинные ноги. Ощерившееся острыми осколками горлышко от бутылки с текилой зловеще сверкало в правой руке Думкопфа.

Увидев в тёмном коридорчике Адама, толстяк сделал на лице плаксивую гримасу:

– Герр Адам, это… это…

Крюгер весело кивнул:

– Правильно, Фриц, это был мужик…

– Герр Адам, я спускал руку всё ниже и… фу, какая гадость…

Уже на улице их нагнал волосатый громила в сомбреро, грубо схватив Крюгера за рукав пиджака.

– Вы не заплатили за выпивку, – грозно прорычал он, – и за сломанные стулья.

Адам брезгливо отдёрнул руку:

– Фриц, заплати сеньору…

Через пять минут они уже выходили из злачного переулка, сопровождаемые приглушёнными стонами гориллообразного сеньора. С разбитым носом и надетым на задницу сомбреро, он выглядел весьма колоритно, спокойно отдыхая у входа в подпольный стрип-бар.

– Ну что, ты уже протрезвел? – Крюгер ободряюще похлопал помощника по плечу.

– Да я ещё там, в баре протрезвел, когда… – Думкопф неприязненно содрогнулся. – В Германии скины таких вообще убивают.

– Ну-ну, дружище, – улыбнулся Адам, – тебя, насколько я помню, они тоже не очень жаловали.

От площади Соколо до коттеджа да Сильвы было около получаса пешей прогулки. Крюгер уже всё заранее просчитал, взяв в отеле подробную карту центра города.

По дороге Адам заставил Фрица снять футболку и, вывернув её, надеть снова рисунком вовнутрь.

– Думаю, в баре «Текила-Джаз» тебя надолго запомнят.

– Ох, герр Адам, лучше не напоминайте, – тяжело вздохнул толстяк, разглаживая примявшуюся на груди футболку.

На месте они были около полуночи.

– Вот чёрт, – непроизвольно выругался Крюгер, – патрульная машина.

Окружённый жёлтой лентой коттедж охранялся ко всему ещё и двумя полицейскими, меланхолично жующими пиццу в бело-синей «Тойоте».

Дерзкий план созрел в голове Адама спонтанно, словно он вынашивал его с самого утра. Крюгер быстро посвятил в задуманное Думкопфа, коему в реализации этого плана отвадилась главная роль.

– Да вы что? – ужаснулся толстяк. – Да меня же арестуют!

– Ничего, отобьешься.

– А если не отобьюсь?

– Что ж, – Адам хитро ухмыльнулся, – тогда прямо с утра я схожу в немецкое посольство, и всё быстро улажу.

– Ну ладно, уговорили, – Фриц ритуально скрестил на правой руке два пальца. – Ну, я пошёл?

– Давай и помни, морально я с тобой…

Думкопф ещё немного постоял рядом с боссом и, наконец, собравшись с духом, косолапо затопал к тёмному скверу невдалеке.

Спрятавшись за углом дома рядом с парикмахерской, Крюгер стал внимательно следить за жующими пиццу копами.

– А-а-а-а, – внезапно душераздирающе донеслось со стороны сквера. – Чупокабра, хэлп…

Затем последовал жуткий кровожадный рёв.

Копы в машине одновременно подавились пиццей. Взревел мотор, зажглись фары. Полицейская машина, включив мигалку и резко развернувшись, помчалась в направлении сквера. Лишь пластиковый стаканчик с разлившимся на асфальте кофе напоминал об их недавнем присутствии.

Торжествующе усмехнувшись Крюгер, держась тёмных мест, быстро пересёк улицу и, воспользовавшись двумя кусками латунной проволоки, открыл металлическую дверь на заднем дворе коттеджа покойного да Сильвы, мельком подумав, что мексиканец был небеден, имея роскошный бассейн и примыкающую к дому оранжерею.

Жил Диего да Сильва один, поэтому встретить кого-либо из его родственников Адам не опасался. Ну, разве что завывающий призрак самого загадочно убиенного мексиканца.

Луч фонаря скользнул по траве. Именно здесь, на заднем дворе, как следовало из вечерних газет и произошло преступление.

Адам многое повидал за свою увлекательную авантюрную жизнь, но ТАКОЕ он видел впервые. Создавалось впечатление, что убийцы орудовали не то отбойными молотками, не то бензопилами. Неудивительно, что о способе убийства да Сильвы в газетах не было ни слова (во всяком случае, так утверждал метрдотель, подробно переводивший для Крюгера газетную статью).

Да и как вообще такое описать?

Забрызганные кровью сломанная пополам скамья, трава, камни вызывали неприятные ассоциации с киноплощадкой, подготовленной для съёмок какого-нибудь третьесортного голливудского ужастика.

– Ого, – Крюгер даже присвистнул.

Но всё же ему следовало поспешить. Не исключено, что полицейские уже поймали пьяного туриста-хулигана, нападающего на ночных прохожих.

Пару раз споткнувшись в темноте и сильно ударив обо что-то ногу, Крюгер через оранжерею, вскрытую тем же нехитрым способом, что и дверь, наконец, проник в дом и отыскал кабинет.

18
{"b":"6111","o":1}