ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но я не отступлю, – встав с кресла, Адам с отвращением стянул рваный пиджак. – Я буду идти до конца, каким бы он в этой истории для меня не оказался…

Спал Крюгер где-то до полудня.

Фриц, стараясь его не беспокоить, передвигался по гостиничному номеру преимущественно на цыпочках и даже отказался от послеобеденного прослушивания очередного альбома Rammstein.

Проснулся отважный охотник за артефактами свеженьким, как огурчик. Осунувшееся было за ночь лицо снова порозовело, в глаза вернулся озорной блеск. На губах вновь играла высокомерная ухмылка. Даже кровоподтёк на скуле посветлел.

– Герр Адам, вам уже лучше? – с надеждой спросил Думкопф. – Хотите, я закажу вам в номер обед?

– Нет, не стоит, – ответил Крюгер, сладко потягиваясь на роскошной кровати. – У нас есть дела поважнее.

– Например?

– Например, спустись в холл гостиницы и узнай, где можно проявить фотоплёнку, хотя мне кажется, что она негодная.

Схватив чёрный барабанчик, Фриц браво вышел из номера, рассчитывая проявить плёнку в ближайшие полчаса, дабы ещё больше поднять настроение своему боссу.

Выпив из графина на столе прохладной воды, Адам принялся за изучение найденной им в доме да Сильвы визитки.

Визитка была довольно обычной.

Принадлежала она некоему Мигелю Васкесу, как значилось на глянцевом прямоугольнике, коллекционеру древностей. Далее шёл телефон и адрес этого, без сомнения, состоятельного сеньора.

– Мигель Васкес, – вслух произнёс Крюгер. – Чего же ты хотел от да Сильвы? Может быть золотое сердце Уицилопочтли?

Адам, по-прежнему, не верил в существование мифического артефакта. Ему казалось, что золотое сердце, это всего лишь приманка, предлог, с помощью которого мистер Джентри выманил Крюгера из Лондона, направив в далёкую Мексику, пытаясь смешать карты некой третьей силе.

В существовании этой третьей силы Адам не сомневался. Он был уверен, что преследующие его загадочные убийцы к этой силе не имеют ни малейшего отношения. Их роль подобна его собственной – отвлекать.

Но отвлекать кого?

И главное, от чего отвлекать?

От золотого сердца, которого, скорее всего, не существует? Или от чего-то ещё?

Ломая голову над этими неразрешимыми вопросами, Крюгер и не заметил, как в номер вернулся Фриц.

Толстяк просто сиял от радости.

– Двадцать один кадр засвечен, – браво отрапортовал он, – а остальные три, вот…

И он протянул боссу три свеженькие фотографии.

На первых двух был сфотографирован симпатичный загорелый мужчина с щёточкой чёрных усов, пожимающий руку, стоящему спиной к камере высокому старику. Хотя почему именно старику? Возможно, Адама ввели в заблуждение длинные седые волосы незнакомца. В том, что обаятельный усатый мексиканец покойный да Сильва, Крюгер не сомневался.

Затем он взглянул на третью фотографию…

Сначала Адам решил, что это фотомонтаж. На снимке было запечатлено золотое сердце Уицилопочтли, точно такое, каким его описывали в многочисленных легендах. Кровь в венах охотника за артефактами побежала быстрее.

Драгоценность была выполнена с потрясающей точностью. Древние ацтеки и, в особенности жрецы, хорошо знали анатомию человеческого тела. Неведомые мастера были гениальны, украсив сердце россыпью рубинов, мерцающих на золоте, словно капельки жертвенной крови.

Немного придя в себя, Адам обратил внимание и на другие детали. Сердце покоилось в деревянном ящике, дно которого заполняли опилки, но не это было самым главным. Главным оказалось то, что ящик стоял на том самом ковре, под которым Крюгер обнаружил визитку Мигеля Васкеса.

Означало ли это, что Васкес успел приобрести у да Сильвы бесценный артефакт? Или его попросту украли, убив беднягу самым зверским образом?

Все эти вопросы пока не имели ответов.

Пока.

Не имели.

– А знаете, кого я сейчас в ресторане видел? – вдруг спросил Фриц со странным мечтательным выражением на лице.

– Ты был в ресторане?

Толстяк смутился.

– Ну, я немного перекусил, пока мне проявляли фотографии.

– Ладно, – Крюгер спрятал фотокарточки в толстое портмоне, – и кого же ты там видел?

– Малышку Труди.

– Кого?

– Регентруду фон Айзенштайн. Мою давнюю знакомую.

– Ты с ней говорил?

– Что вы, – Фриц опустил глаза. – Я стесняюсь. Мы столько не виделись. Кстати, она там была не одна, а с какой-то красивой леди, наверняка, англичанкой.

– Англичанкой? – удивлённо переспросил Адам.

– Ну да, – подтвердил толстяк, – во всяком случае, мне так показалось.

– Они и сейчас там?

– Не знаю, – Фриц пожал плечами, – хотя всё может быть.

Нервно накинув на плечи щегольской клетчатый пиджак, Крюгер направился к приоткрытой двери номера.

– А ну-ка, спустимся и мы в ресторан.

У лифта Адам остановился и внимательно посмотрел на помощника.

– Они точно тебя не видели?

– Точно.

– Ты уверен?

Думкопф кивнул.

– В любом случае, Труди бы меня не узнала. Во-первых, мы не виделись около трёх лет, во-вторых, тогда я носил длинные волосы, эспаньолку и был значительно худее, чем сейчас.

– Хорошо, – Крюгер вошёл в бесшумно подъехавшую кабинку лифта. – Спустимся вниз, там мне всё подробней и расскажешь.

– Вон они, до сих пор едят, – Фриц указал на самый дальний от входа в ресторан столик.

– Пальцем не тыкай, болван.

– Ой, герр Адам, извините.

«Неужели совпадение?», – лихорадочно подумал Адам, узнав в обедающих девушках двух дам, виденных им давеча у оцепленного полицией дома да Сильвы. Та, что была постарше, казалась ему знакомой. Он уже размышлял об этом вчера.

Надо бы проверить.

– Итак, Фриц, откуда ты знаешь эту м… м…

– Труди, – быстро подсказал толстяк.

– Да, именно Труди.

– Ну, мы часто встречались. Тусовались вместе с друзьями на рок-концертах. У нас есть общие знакомые.

– Ты говорил, что вы не виделись около трёх лет?

– Да, с нашей последней встречи на концерте группы Helloween в Ганновере уже прошло три года. Она была тогда совсем молоденькая, а теперь… Я её как увидел…

– Что, неужели влюбился? – ехидно рассмеялся Адам, заговорщицки подмигивая помощнику.

– Ну, что вы…

– Да ладно, нечего краснеть. Ты у нас настоящий жених на выданье, кровь с молоком.

– Нет, я Труди не подойду, – грустно ответил Думкопф, повесив голову на грудь.

– Чего так? – весело удивился Крюгер.

– Ох, да у нее тетка такая зараза! Германгильда Клюге фон Клюгенау, не слыхали? Спесивая, просто жуть! К своей драгоценной племяннице никого и на пушечный выстрел не подпускает, если кандидат в женихи не граф или, хотя бы, не барон. Ну, и… вы посмотрите на меня повнимательней, герр Адам. Какой из меня ухажер, мишень для насмешек и только.

Адам присмотрелся.

Фриц выглядел внушительно, даже можно сказать монолитно. Зимой девушке с ним будет тепло, да и по улице ходить ночью с такой живой горой нестрашно. Вот только прокормить супруга будет проблематично. Проест Фриц семейный бюджет, как пить дать проест, и глазом не моргнет. Пара дней, и нет сбережений молодоженов.

– Да, – наконец согласился с помощником Крюгер, – жрать тебе поменьше надо…

Адам снова осторожно заглянул в зал ресторана. Девушки уже собирались уходить.

– Значит так, тебе задание.

Толстяк подобрался.

– Проследишь за дамами и выяснишь, где они живут, а затем сразу ко мне.

– Куда?

Крюгер с шипением выпустил из лёгких воздух.

– Конечно, в номер.

– А-а-а-а… понятно.

– Действуй.

Оставив помощника в холле гостиницы, Адам вернулся в номер и, покопавшись в чемоданах, достал свой верный ноутбук. Он не любил пользоваться им слишком часто. Только на одни ответы, ежедневно присылающим мэйлы друзьям, уходило по пол дня. Крюгер приехал в Мексику не только работать, но и отдыхать. Отдохнуть вот не удалось, да и работалось с трудом. Кто ж заранее знал, что удача на этот раз повернётся к нему задницей.

24
{"b":"6111","o":1}