ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раздался приглушённый свист.

Один из идущих по каменному мосту испанцев вскрикнул, схватившись за грудь, а затем, нелепо взмахнув руками, сорвался вниз. Всё произошло настолько быстро, что никто толком даже не успел испугаться.

Неприятный свист повторился. Теперь он был словно помножен эхом, повторяясь с каждой секундой.

Вверх прямо из тёмной бездны метнулись маленькие чёрные тени.

– Дьявол, – стоящий у края пропасти капитан схватился за плечо.

В плече торчал тонкий обсидиановый нож.

– Дьявол, что это?

Выдернув из руки окровавленное лезвие, Аменобар по-прежнему отказывался верить своим глазам.

– Скорее! – закричал он оставшимся на мосту солдатам. – Скорее сюда!

Ещё двое с диким воплем сорвались в плюющуюся смертью пропасть.

До противоположной стороны добрались лишь шестеро. Их одежда местами была разорвана в клочья. Из тонких порезов сочилась кровь.

Словно обезумевшие, бросились они прочь от ужасного места, понимая, что путь назад для них безвозвратно отрезан…

А дальше был новый коридор, почти такой же, как и тот, по которому они сюда спустились, но стены его, расписанные странными рисунками, тускло светились в темноте то зеленым, то синим светом. Испуганные пришельцы не обратили на это особого внимания. Лишь когда на них набросились летучие мыши, к беглецам, наконец, вернулась способность трезво мыслить.

Мыши путались в густых волосах, цеплялись за одежду, царапали маленькими коготками лицо.

Кто-то из солдат не выдержал и выстрелил.

Внезапная алая вспышка озарила испещрённые непонятными письменами стены. От мощного хлопка люди на несколько минут оглохли. Однако бесполезный, казалось, выстрел подействовал. Летучие мыши внезапно исчезли, будто это были призраки, а не летающие живые бестии. Вот они с писком несутся под сводом пещеры, с яростью обрушиваясь на пришельцев, секунда, и их нет.

Хуан был уверен, что ему удалось сбросить с одежды двух кусающихся тварей и раздавить сапогом, но на полу коридора их безжизненных тушек обнаружить не удалось. Парень даже специально присел на корточки, дабы ощупать холодный камень и воочию в этом убедиться.

– Всем успокоиться, – глухо прохрипел капитан, чьей густой шевелюре досталось особенно сильно, – им не запугать нас. Держитесь как можно ближе друг к другу. Стрелять только по моей команде.

Твёрдый голос командира окончательно привёл солдат в чувство. Теперь было ясно, что о них знают, и что враги сделают всё возможное, дабы ни один из них не покинул это место, оставшись здесь навеки.

Коридор, с расписанными светящимися узорами стенами, вывел испанцев в небольшую пещеру, посредине которой…

Они замерли не в силах в это поверить.

В центре пещеры на круглом чёрном камне покоилась цель их рискованного предприятия, стоившая жизни семерым из них – золотое сердце Уицилопочтли.

– Может, это тоже мираж? – прошептал Хуан. – Как и летучие мыши?

– Сейчас проверим, – капитан двинулся к центру пещеры.

– Может быть, всё же не стоит? – осторожно добавил Хуан.

Аменобар обернулся: в его глазах уже пылало пламя кровавых рубинов, украшавших золотые бока сердца. И там, на дне этих глубоких тёмных глаз, было что-то ещё. Хуан не сразу сумел ЭТО разглядеть.

Это было безумие.

Опустившись на колени, капитан медленно, как завороженный, прикоснулся к гигантскому сердцу, робко поглаживая вкрапленные в золото рубины. Мягкий жёлтый свет разлился по всей пещере, успокаивая расшатавшиеся нервы, обещая невиданные богатства.

Сердце целиком было отлито из золота. Никто не задумывался сейчас о том, как покинуть проклятую пещеру-оборотня, ставшую ловушкой. Все мысли занимало лишь одно – они богаты. Удача, наконец, вознаградила их. Война была закончена.

Для них.

Сейчас.

Закончена…

Раз и навсегда.

Хуан снова не сразу понял, что произошло. Реальность уже во второй раз ускользала от него, опережая реакцию, притупляя сознание.

Стряхнув с себя странное оцепенение, он увидел, как капитан методично перерезает горло одному из солдат. Бедняга был ещё жив. В его широко раскрытых глазах застыл лишь один немой вопрос: «За что?».

Остальные пятеро были уже мертвы.

Очарованные сиянием золотого сердца, они и не заметили, как длинный клинок оборвал их короткие жизни.

Хладнокровно прикончив жертву, Аменобар, не обращая внимания на застывшего в углу с круглыми от ужаса глазами Хуана, снова подошёл к золотому сердцу, обхватив его перепачканными кровью, дрожащими руками.

Указательный палец Хуана лежал на спусковом крючке мушкета. Ему следовало стрелять, стрелять не медля, но он почему-то не мог этого сделать. Не мог засадить горячий свинец в сгорбленную спину дрожащего над куском золота человека.

Пещера вздрогнула.

Как тогда в бездонной пропасти, сотрясаемая холодным дыханием невиданного исполина.

Чёрный камень, на котором покоилось золотое сердце, стал опускаться вниз. Убрав от него окровавленные руки, капитан тупо смотрел, как сердце медленно исчезает в ровной дыре, образовавшейся в полу пещеры.

Хуан резко обернулся.

На месте входа покоился голый серый камень.

Они попали в очередную ловушку.

В пещере что-то неуловимо менялось, словно Хуан внезапно стал расти. Почувствовав лёгкий толчок в спину, он понял, что сжимаются сами стены, сдвигая с мест окровавленные трупы товарищей. Это было невероятно, но одновременно со стенами опускался и потолок.

Парень понял, что ещё минута, и он будет раздавлен, перемолот в каменных жерновах проклятой пещеры.

Действуя больше инстинктивно, чем осознанно, он грубо оттолкнул в сторону бессмысленно застывшего у дыры в полу капитана. Дыра вполне была подходящего размера, чтобы туда мог пролезть взрослый человек.

Хуан Васкес прыгнул.

Каменный желоб понёс его куда-то вниз, увлекая всё дальше и дальше от адского места.

А потом был очередной коридор и свет в конце пыльной каменной шахты, где столетиями не ступала нога живого человека.

И там, за порогом базальтового мешка, уже настало утро…

…Так рассказывают. А правда ли это, ложь, кто знает?

Глава десятая

Утешительный приз

Утром, когда Бетси проснулась, старинное зеркало висело на месте. Словно никуда и не исчезало. Прочитанную рукопись Хуана Васкеса девушка еще вчера положила на место, в нишу, теперь вновь скрываемую серебристой гладью.

Одевшись и приведя себя в порядок, Элизабет спустилась вниз. Еще находясь на лестнице, она услышала громкие крики и ругань, доносившиеся из гостиной. С удивлением узнала рев сеньора Мигеля.

– Ага! – заорал коротышка, едва завидев мисс МакДугал. – Вот еще одна!

Регентруда уже была здесь и недоуменно хлопала ресницами, переводя жалобный взгляд стальных глазищ с Васкеса на кузину, с кузины на Хоакина, смущенно топтавшегося рядом с ней.

– Что стряслось? – обдала Васкеса холодом Бетси.

– Ты еще спрашиваешь?! – не унимался вопль Мигеля. – Наглая шпионка, змеей заползшая в мой дом!

– А ну-ка, чикос, – обратился он к своим четырем шкафоподобным ребятам, – займитесь ею! Чтоб впредь неповадно было совать свой длинный нос в дела Мигеля Васкеса! Но пока не очень усердствуйте! Она мне нужна живой. Ну, хотя бы, чтоб языком ворочать могла!

«Дело дрянь!» – подумала Элизабет и приготовилась к тому, чтобы победа далась «чикос» недешево.

– Сеньор Васкес, – в последний раз попыталась она воззвать к разуму коротышки, – может, все-таки расскажете, чем вызвано подобное обращение?

– Puta! – только и ответил Мигель.

– Ладно. Нет, так нет, – покладисто согласилась Бетси. – Ну, чикос, подходите. Желательно бы по одному. Регентруда, не вмешивайся.

Последнее из сказанного было явно лишним. Труди и не пыталась вмешаться, да и при всем ее желании не смогла бы. Хоакин крепко охватил ее сзади руками в полукольцо. Брюнетка чуток потрепыхалась в его крепких объятиях и затихла. Это вам не недозрелая шпана из парка Чапультепек. Руки парня были стальными.

33
{"b":"6111","o":1}