ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Регентруда удивленно наморщила носик.

– Это который?

– Тлалок!

– Ой, ну чего ты дразнишься?! – насупилась немочка.

Но увидев, что Хоакин заинтересовался, с жаром принялась рассказывать парню историю своего «знакомства» с ацтекским богом дождя. Не забывая ловко лавировать в тех местах, где должен был фигурировать лейтенант Ордоньес. По ее версии выходило, что они вместе с «одним полицейским» отправились в Чапультепек на операцию по захвату серьезных преступников. И в парке с ними произошло такое!..

Древний Толлан был разработан археологами не в пример хуже Теотиуакану. И это несмотря на то, что раскопки велись уже более полувека.

Собственно, на сегодняшний день туристам демонстрировали центральную площадь, вокруг которой были сосредоточены несколько крупных памятников: так называемый храм-пирамида Кецалькоатля, остатки разрушенного и сожженного еще в древности главного храма, а также поле для игры в мяч. Далее виднелись курганы, еще не тронутые археологами.

Девушки и Хоакин двинулись сразу к большой пирамиде.

Бетси тревожно огляделась по сторонам. Ее не покидало ощущение, что за ней наблюдают. Спину буквально леденил чей-то пристальный тяжелый взгляд.

Естественно, никого поблизости она не заметила. Но тревога не рассеялась. Мисс МакДугал все вспоминала свой вчерашний разговор с Саймоном Джентри. Когда с ней встретятся люди заказчика? И не они ли предприняли сегодняшней ночью попытку налета на ранчо Васкеса? Что-то уж больно топорно сработано.

Большая пирамида имела четыре яруса. Северная и восточная ее стороны украшены резьбой по камню. Пернатые змеи, койоты, хищные ягуары и орлы, пожирающие человеческие сердца. Типичные для мезоамериканских культур «веселенькие» мотивчики.

С юга к пирамиде примыкает дворик, прямоугольные пилястры которого также богато украшены барельефами. Вот церемониальная процессия жрецов и воинов. Снова традиционные пернатые змеи.

По крутым ступенькам лестницы поднялись на верхнюю площадку пирамиды, где некогда находился храм.

– Вот они, атланты! – торжественно провозгласил Хоакин.

Четыре каменных столба около пятнадцати футов высотой, которым древний искусный резчик придал антропоморфные черты. Когда-то они поддерживали храмовую крышу. Чичимеки, разорившие город в начале XI века, сбросили колоссов наземь и разрушили святилище. Обнаружившие «атлантов» археологи вернули их на «законное» место.

Они имели вид одновременно торжественный и устрашающий. Скульптор запечатлел их застывшими в немного напряженной позе, с вытянутыми по швам руками. Одетыми в какие-то причудливые доспехи с нагрудником в виде распластанной птицы. На головах высокие шлемы.

Суровые и неумолимые лица, крючковатые носы и пустые глаза, лишенные сочувствия и эмоций.

Но больше всего Бетси заинтересовалась не их свирепыми физиономиями, а теми предметами, которые «атланты» сжимали в руках. Она поинтересовалась у Хоакина, не знает ли он, что это за оружие.

– Археологи так и не пришли к единому мнению. В принципе, сейчас устоялось мнение, что в правой руке они держат так называемый «атль-атльс» – копьеметалку, а в левой – сами копья или стрелы для метания.

– Господи! – поразилась Труди. – И откуда ты все это знаешь? Ты же вроде как телохранитель? Или еще где-нибудь подрабатываешь на полставки экскурсоводом?

– Да, сеньор Васкес так и позволит подшибить деньжат на стороне, – криво усмехнулся юноша. – Просто у него очень большая библиотека, где собрано много книг по истории Мексики. Ею практически никто не пользуется. А времени свободного, когда нечем заняться по «основной специальности», порой бывает достаточно много.

– И что это за основная специальность? – подозрительно прищурилась брюнетка.

– Специалист по улаживанию деликатных проблем, – выразился парень как-то неопределенно.

– Как те «чикос», которым утречком досталось от Бетси на орехи? – съехидничало чадо.

– У меня более высокая квалификация, – скромно потупился молодой человек. – Потому и беспокоят меня не так часто.

Бетси почти не вслушивалась в разговор молодых людей. Она продолжала внимательно рассматривать оружие «атлантов». Почему-то у нее возникло ощущение, что оригиналы были изготовлены из металла. Устройство в правой руке словно высовывается из футляра или защитного кожуха и имеет форму ромба со скругленной нижней кромкой. Да и то, что Хоакин назвал «копьями и стрелами», тоже мало напоминало означенные предметы. Скорее уж, какой-то прибор.

Она вспомнила читанные в нескольких источниках легенды, согласно которым боги древней Мексики были вооружены таинственными «огненными змеями» ксиукоатль, которые могли испускать лучи, способные пронзать и расчленять человеческие тела. Может быть, эти гиганты как раз и сжимают в своих руках такие «ксиукоатли»?

Снова неприятное ощущение от чужого взгляда. И опять поблизости никого подозрительного.

Молодые люди прошли мимо поросшего кактусами кургана высотой около тридцати футов и оказались у прямоугольной древней арены для игры в мяч.

– Тлачтли, – сказала Элизабет. – Так назывались эти соревнования, где две команды, а иногда и просто два игрока, боролись за обладание тяжелым каучуковым мячом. Его нужно было послать вон в те кольца, расположенные перпендикулярно стене. Причем, касаться мяча можно было только плечами, локтями, коленями. И ни в коем случае не кистями рук и ступнями ног. Проигравшим отрубали головы.

– Фу! – возмутилась немочка. – Дикость какая!

– Полагаю, что именно здесь и произошел тот роковой матч, который стал причиной падения Толлана.

– Что за матч? – заинтересовалось любознательное чадо.

– Произошло это накануне или вскоре после исчезновения Кецалькоатля…

Уэмак – друг Кецалькоатля и вице-король Толлана как-то раз вызвал на ритуальную игру тлачтли бога дождя Тлалока. Тот выставил на поле своих отпрысков Тлалоков. Они проиграли толланцам, и Тлалок предложил в качестве приза кукурузные початки. Но Уэмак с гневом отверг их и потребовал традиционных драгоценностей: нефрита и перьев птицы кецаль. Тлалок дал ему просимое, предупредив Уэмака, что листья маиса – самые драгоценные перья, а початки ценнее нефрита.

В результате кладовые Толлана были наполнены мертвыми драгоценностями, но маис расти перестал, и пришло время страшного голода. Уэмак раскаялся, даже сложил с себя титул и удалился в изгнание, но было поздно. Ослабленный город стал легкой добычей орды захватчиков.

– Вот так! – закончила рассказ мисс МакДугал.

– И куда потом делся этот твой Уэмак – дурак? – серые глазки девушки налились слезами. Как видно, ей было жаль несчастных толланцев, которым достался столь упрямый и недальновидный вождь.

– История выражается об этом туманно. Как и в случае с Кецалькоатлем. Вроде бы, Уэмак повесился в каком-то гроте, став богом самоубийц и ночных призраков. Или, пройдя этот грот насквозь, наткнулся на некую подземную страну, где и обосновался со своими друзьями и соратниками. Среди которых особо выделялся его юный любимец – желтоволосый Цонкоцтли – верный сторожевой пес Уэмака.

– Пес? – удивилась Труди.

– Это я так выразилась. Образно. Хотя легенда сообщает, что златокудрый Цонкоцтли умел перевоплощаться в разных зверей. Излюбленными его личинами были собака и кецаль.

– Нам осталось осмотреть еще один любопытный объект, – напомнил Хоакин, – и нужно отправляться домой. Сеньор Васкес особо просил вернуться до наступления ночи.

Бетси не стала спрашивать, почему. Догадывалась, что все равно не получила бы ответа. Секреты сеньора Васкеса. Рис, рассыпанный на пороге. Стручки жгучего перца, собранные ими по пути сюда…

«Любопытным объектом» был чакмооль, находившийся посредине центральной площади. Это изображение полулежащей человеческой фигуры, держащей на животе что-то вроде большого блюда.

Такие изваяния обнаружены во многих районах Мексики. Существуют версии, что чакмооли изображают неких «божественных посланцев»; согласно другим, они – боги дождя; некоторые видят в чакмоолях простых стражей храмов.

36
{"b":"6111","o":1}