ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто, МакДугал с Труди?

Адам опустил бинокль.

– Вот именно, а мы, болваны, спасать их надумали. Вот смеху то было бы.

Помолчали.

– Ну и что теперь делать? – робко поинтересовался толстяк.

Покусывая губы, Адам напряжённо размышлял.

– Ну, а что тут поделаешь? – раздражённо бросил он. – Я не могу так сразу тебе ответить. Короче, есть у меня одна идея…

– Да, герр Адам?

– Ты бы хотел посмотреть на знаменитые ацтекские пирамиды?

– Конечно, герр Адам.

– Ну, вот и съездим в Теотиуакан. Это совсем рядом. Я ведь тоже этих пирамид не видел, только в фотоальбомах да журналах…

Решение посетить Теотиуакан было весьма кстати. Мисс МакДугал с её молодой подружкой, по-видимому, ничего не грозило, это, во-первых, а во-вторых, вернуться в «Последний приют Монтесумы» Адам мог лишь под вооружённым конвоем.

– Посмотрим пирамиды, прикупим сувениры, – вслух рассуждал Крюгер, уступая водительское место Фрицу. – А что нам здесь делать? Они там в гостях сидят, текилу пьют, а мы хуже, что ли? Зайдём в местный ресторанчик, попробуем мексиканскую кухню.

– Ресторанчик, это хорошо, – обрадовался Думкопф. – У меня с утра в животе бурчит, ведь мы ещё даже не завтракали.

– А я думал это карбюратор в джипе барахлит, – удивился Адам.

Следуя дорожным указателям, Фриц свернул на широкую улицу с довольно оживлённым движением.

– Теотиуакан древний тольтекско-ацтекский город, – начал рассказывать помощнику Крюгер, в целях ликвидации у оного исторической безграмотности. – Он был построен во II–VIII века нашей эры. В нём находятся две гигантские пирамиды: шестидесятиметровая пирамида Солнца и чуть поменьше пирамида Луны.

– Вы упомянули тольтеков, – знающе кивнул Думкопф, решив блеснуть перед боссом интеллектом. – Я знаю. Я читал «Ромео и Джульетту» Шекспира. Там между собой сражались два клана тольтеки и капулетти.

– О Боже! – Адам взялся за голову. – Запомни, Фриц, если мы в будущем вдруг встретимся лицом к лицу с мисс МакДугал, ты лучше молчи.

– Хорошо, герр Адам, – согласно кивнул толстяк, а вдалеке уже раскинулся унылый пейзаж древних развалин.

Знаменитый город ацтеков был совсем близко.

Туристов в Теотиуакане было невероятное количество. Соответственно, у древних пирамид можно было увидеть многочисленных торговцев сувенирами.

Припарковав машину рядом с огромным двухэтажным автобусом, Думкопф с Крюгером были немедленно атакованы загорелым субъектом в зелёной панаме, явно чем-то сильно озабоченным. Мексиканец с чувством размахивал руками, хватал Фрица за рукав футболки и, судя по всему, о чём-то просил. Причём, дело, как видно, было очень срочное.

– Да что вам от нас нужно? – на английском возмутился Адам, устав от испанской тарабарщины явно ненормального мачо.

– О, так вы англичане? – удивился мексиканец, перейдя на международный язык.

– Не совсем, – Крюгер повесил себе на шею так удачно найденный в джипе бинокль. – Что вам надо? Кто вы такой?

– Я торгую сувенирами, – быстро ответил мексиканец, – но у меня случилась беда. Я практически всё распродал, а мой осёл внезапно заболел и мне не на чем возвращаться домой.

– Как вас зовут? – высокомерно поинтересовался Адам.

– Педро, – ответил мексиканец, снимая с головы нелепую панаму.

– Милый Педро, – Крюгер обезоруживающе улыбнулся, – будьте так добры и возьмите такси.

– Но я не могу бросить здесь своё животное, – гневно воскликнул Педро. – Дон Санчес мне очень дорог, как память об преждевременно усопшей супруге.

– Дон Санчес? – Адам с Фрицем недоумённо переглянулись.

– Ну да, – подтвердил мексиканец, – мой ослик, его так нарекла покойная жена.

– Но мы не умеем лечить ослов, – устало ответил Крюгер, которого этот разговор уже порядком утомил.

Отважному охотнику за артефактами всё не терпелось поскорее осмотреть знаменитые пирамиды поближе.

– Как это не умеете? – сеньор Педро побагровел. – А что написано на вашем джипе? Может, вы думаете, что я читать не умею? Ваша фирма пользуется большим уважением среди животноводов. Это неслыханно!!

Мексиканец сорвался на крик.

На них уже стали обращать внимание. Прохожие недоумённо оборачивались. Нелепая ситуация требовала немедленного разрешения. Скандал был сейчас совсем не нужен, его требовалось срочно замять.

На помощь окончательно отчаявшемуся Адаму готовому, в крайнем случае, заплатить мексиканцу, чтобы тот только исчез, внезапно пришёл Фриц, с деловым видом заявивший:

– Всё о’кей, сеньор, не беспокойтесь. Сейчас осмотрим вашего ослика. Подождите пару минут.

Крюгеру совсем поплохело.

– Фриц, ты что сдурел? – прошептал он помощнику по-немецки. – Ты что это делаешь?

Но толстяк вместо ответа открыл багажник автомобиля, достав белый пластиковый саквояж с синим крестом на рифлёной крышке.

– Где находится пострадавший? – спокойно осведомился Думкопф, игнорируя гневные гримасы босса.

– Сюда, – воспрянувший духом мексиканец повёл «ветеринаров» сквозь толпу праздно гуляющих туристов.

Ослик лежал на животе в тени гигантского кактуса рядом с автоматом, выдающим «Пепси-колу». Вид животное имело здоровый. Недовольно поглядывая по сторонам, оно беспрестанно стригло ушами.

– Значит, это и есть дон Санчес? – констатировал здоровяк, задумчиво потирая подбородок.

– Он самый, – кивнул мексиканец, с умилением глядя на копытного друга.

Не нужно было быть ветеринаром, чтобы понять, что животное попросту перегружено какими-то непонятными повязанными у него на спине узлами. Осёл был, судя по всему, очень своенравен и идти отказывался из чистого упрямства.

– А что в мешках? – поинтересовался Фриц, ставя белый саквояж на землю.

– Маис, фрукты, новые сапоги, – ответил сеньор Педро. – Сегодня у меня была очень удачная торговля и надо же такому приключиться…

Где мексиканец сделал свои чудесные покупки, оставалось непонятным. Ну, разве что у туристов, хотя, в принципе, «ветеринарам» на это было глубоко наплевать.

Адам откровенно потешался, с умилением глядя на изображающего заправского профессионала помощника, который, казалось, всю жизнь только и делал, что лечил от дурного характера своенравных ослов.

«Лишь бы вся эта история не закончилась в полицейском участке», – мельком подумал Крюгер.

Думкопф с серьёзным видом заглянул ослу под хвост, потрепал его по холке.

– Морковку пробовали? – окончив осмотр, строго спросил он хозяина животного.

– Какую морковку? – не на шутку перепугался сеньор Педро.

– Ну, перед мордой на верёвочке вешали?

– Нет.

– Жаль. Тогда бы он точно пошёл.

Присев на корточки, Фриц открыл пластмассовый саквояж и если бы мексиканец в этот момент следил за его лицом, то он бы понял, что толстяк видит содержимое ветеринарной аптечки первый раз в жизни.

Обнаружить морковку в саквояже Думкопфу, естественно, не удалось.

Приглушённо хихикая, Адам бросил монетку в красно-синий автомат, выудив из его недр прохладную жестяную баночку «Пепси-колы».

– Он хорошо помнит дорогу домой? – внезапно спросил Фриц, имея в виду отдыхающего в тени осла.

– Дон Санчес? – вскричал сеньор Педро. – Да вы что, он найдёт её даже с завязанными глазами.

Хмуро кивнув, под заинтересованным взглядом босса, Думкопф извлёк из саквояжа некий серый тюбик. Отвинтил крышечку и выдавил часть содержимого на длинную деревянную палочку.

– Герр Адам, отойдите.

Крюгер послушно отошёл.

Толстяк тяжело вздохнул и, приподняв дону Санчесу хвост, засунул деревянную палочку тому в зад.

Осёл дёрнулся, затем громко и гневно закричал, пытаясь лягнуть Фрица задними копытами. Фриц отскочил в сторону и в следующую секунду дон Санчес весьма резво вскочил на ноги, со всех копыт бросившись наутёк.

– Чудо, – мексиканец безуспешно попытался обнять толстяка, – вы совершили чудо…

Думкопф польщено покраснел.

– Сеньоры, сколько я вам должен?

38
{"b":"6111","o":1}