ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Адам мысленно присвистнул.

За соседним столиком сидело пятеро скинхедов.

– Фриц, – осторожно позвал Крюгер, – Фриц…

Но Думкопф, увлечённый едой, внимания на шёпот босса не обратил.

Адам отвёл глаза, но было поздно, двое бритоголовых уже шли к их столику.

– Зиг Хайль! – хором выпалили они, подходя ближе. – Можно присесть?

Вздохнув, бравый охотник за артефактами вяло кивнул.

Скины сели, похожие в лёгких кожаных куртках, словно братья близнецы.

– Ганс, – представился тот, что был в плечах пошире.

– Адольф, – гордо выпалил второй, после чего Фриц поперхнулся большим куском мяса, только сейчас обратив внимание на подсевших к ним за стол земляков.

– Очень приятно, – Крюгер демонстративно зевнул.

– Мы сразу поняли, что вы из Германии, – сказал Ганс. – Ещё до того, как вас пыталось укусить это зелёное сионистское отродье. Безупречные арийские черты вашего лица красноречивей любых слов.

– Спасибо, – с издёвкой поблагодарил Адам, – я весьма польщён.

– А я видел вас ещё в Мехико, – добавил Адольф, улыбаясь, – в тот день, когда мы приехали на футбольный матч. Ох, и здорово вы отделали этих геев.

– Каких геев? – не понял охотник за артефактами.

– Ну, в том гей-клубе «Текила-Джаз», – уточнил бритоголовый.

– Погоди, Адольф, – Ганс нахмурился, – а что ты то там делал?

– Ну… я… – молодой человек стушевался, не зная что ответить.

– В общем, – Адольф указал на соседний столик, где сидели с пивом его товарищи, – мы хотели пригласить вас выпить с нами за скорую победу Четвёртого Рейха.

– Какие проблемы, – белозубо улыбнулся Адам, подмигивая багровому Думкопфу. – Но я забыл представиться… Меня зовут Соломон фон Крюгерштейн, а это…

Бравый охотник за артефактами небрежно кивнул в сторону Фрица.

– А это мой отчим Мойша Думович-Бромберг, заслуженный раввин города Хайфы. Мы с удовольствием выпьем с вами пива.

Скинхеды побледнели, молча переглянулись и, дружно встав из-за стола, вернулись к своим товарищам.

– Ой, герр Адам, зря вы так, – хрипло произнёс Думкопф, – наверняка при выходе из кафе они устроят нам небольшую разборку.

– Гм… – Крюгер смахнул со своего плеча несуществующую пылинку. – Милый Фриц, ты удивишься, но именно этого я и добивался.

Фриц посмотрел на соседний столик. Скинов там уже не было.

Всё стало понятно и без лишних слов. Они крупно влипли.

Совсем стемнело. Наступил прохладный латиноамериканский вечер.

– Ну что ж, – Адам подозвал официанта и, расплатившись с ним за порцию Фрица, направился к выходу из кафе.

Думкопф понуро последовал за боссом. Драться после плотного экзотического ужина ему сейчас хотелось меньше всего.

Скины действительно поджидали их невдалеке от кафе, сбившись в плотную группу. Но в данный момент Крюгера интересовали не они, а три тёмные фигуры, отделившиеся от автозаправочной станции, и медленно заскользившие следом за туристами.

Фриц просто обалдел, когда его босс, особо не скрываясь прямиком направился к хмурым скинхедам.

– Зиг Хайль, камераден! – весело прокричал он, приблизившись к землякам. – Не волнуйтесь так, насчёт раввинов и Хайфы я, конечно, пошутил.

Скины выглядели несколько растерянно.

– Дело в том, – заговорщицки добавил Адам, – что здесь у кафе я только что видел троих геев, из того самого голубого клуба. Они хотят нам отомстить за ту драку. Вы не поможете своим братьям арийцам, земляки?

– Конечно, поможем, – ответил Ганс, сжимая кулаки, остальные бритоголовые согласно закивали.

– Где эти геи?

Резко обернувшись, Крюгер указал на троих бледных субъектов в чёрном, застывших у кафе.

– Так это они…

Издав воинственный рёв, скины бросились на бледнолицых.

– Хайль Гитлер! – крикнул им вслед Адам и шёпотом добавил:

– Фриц, бежим…

С грохотом разлетелся стеклянный рекламный щит у кафе с неунывающим ковбоем Мальборо, пробитый головою одного из бледнолицых. Кто-то уже с визгом барахтался в искусственном водоёме, атакованный «добродушным» зубастым Фиделем. Вечерние посетители поспешно ретировались из сотрясаемого колоссальной дракой кафе.

Но всего этого Фриц с Адамом уже не увидели, так как мчались на джипе прочь из древнего Теотиуакана.

Удача снова была на их стороне.

Белоснежный особняк, освещённый несколькими мощными прожекторами, выглядел как обычно спокойным.

Опустив бинокль, Крюгер потёр слезящиеся глаза.

– Странно, – сказал он дремлющему на сидении рядом Думкопфу. – Бетси с Регентрудой тоже куда-то уезжали, небось, как и мы на экскурсию.

– Чего? – Фриц нервно дёрнулся очнувшись.

– Да, говорю, наши подружки тоже ездили куда-то, – повторил Адам. – Я думал хозяин приехал, а это они с каким-то местным хахалем.

– Ага, – толстяк сладко зевнул, – поспать бы герр Адам.

– Да наспишься ещё, – недовольно проворчал Крюгер. – Думаю, этой ночью нам следует попробовать забраться в этот особняк ещё раз. У меня странное предчувствие, что золотое сердце именно там.

– Да вы чего, герр Адам? – возмутился Фриц. – Они ведь удвоили охрану!

– Что за чёрт? – бравый охотник за артефактами нервно крутанул колёсико настройки резкости бинокля.

Нет, это ему не показалось. Стоявший пять минут назад рядом с забором охранник, лежал ничком на земле. Кровь в венах Крюгера похолодела. Но похолодела она отнюдь не от страха, а от предвкушения серьёзной драки.

– Фриц, – с безумно сверкающими глазами Адам повернулся к недоумевающему помощнику. – Ты, кажется, говорил мне, что у нас в багажнике лежит монтировка?

Глава двенадцатая

Ночные кошмары

Итак, сегодня ночью ей нужно будет передать золотое сердце людям Джентри. Попросту говоря, стать воровкой. Украсть.

Конечно, воровство – это часть профессии «черного археолога». Чем, если не воровством, занимается он, когда пытается тайком от законных властей того государства, на территории которого им ведется «промысел», забраться в какое-нибудь укромное местечко, чтоб там кой-чем поживиться? Не зря же археологов-одиночек иногда называют еще и «расхитителями гробниц».

Случается и так, что один «черный археолог» крадет находки у своего собрата, такого же неорганизованного гробокопателя. Ну, тут уж сам не зевай. В полицию обращаться не рекомендуется. Заметут обоих.

Были в практике Бетси подобные случаи. Были. И она умыкала прямо из-под самого носа зевак любопытные вещицы. И у нее случались проколы подобного рода. Следует, однако, признать, что нечасто. Разве что на заре ее карьеры «черного археолога».

Но чтобы вот так. В наглую. Втереться в доверие к человеку, а затем бессовестно обокрасть его. Такого с Элизабет МакДугал еще не бывало. У нее имелись определенные принципы, та последняя допустимая черта, переступать которую было просто невозможно. Иначе все. Иначе крах, распад личности.

Однако как «бледнолицый» полагает пробраться в дом, напичканный вооруженными людьми, постоянно находящимися начеку? Тут что-то явно не так. Что-то назревает. И, причем, нечто ужасное.

Бетси рассеянно помешивала ложечкой давно остывший кофе.

– Что? – переспросила она Регентруду, не расслышав ее реплики.

– Я попросила у тебя добавки вон того кактусового суфле. Уж больно оно замечательное!

– А, да, конечно.

И снова бесконечные блуждания ложечки в чашке.

– Что с тобой? – встревожилась брюнетка. – Ты сама не своя. Ни слова не проронила на обратном пути из Тулы. Что-то случилось?

Она отрицательно покачала головой.

Хоакин, который также составил им компанию за ужином, пристально посмотрел на Элизабет, но ничего не сказал.

Может, стоит предупредить его о надвигающейся опасности? А если все это только игра ее усталого воображения? Поднимется напрасный переполох. Вновь разбираться с Васкесом и его «чикос»?

– Послушай, – обратилась к Хоакину, – давно хотела тебя спросить. Вот ты, молодой красивый парень, причем с головой. Что тебя держит на службе у такого человека как Васкес? Неужели нельзя найти работу поприличнее? Или он тебя золотом осыпает?

40
{"b":"6111","o":1}