ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После этого маленький мексиканец покорно взошёл на каменный мост, смотря перед собой пустыми бессмысленными глазами.

Точно карабкающиеся по тонкой соломинке муравьи, гости подземного народа один за другим осторожно побрели по каменной переправе.

Яростный ветер настиг их, когда они уже были на самой середине Моста Последней Надежды. Ветер усиливался с каждой секундой и Крюгер подумал, что ещё немного и их сдует вниз, будто игрушечных кукол, но в происходящее очень вовремя вмешался их проводник. Дав знак всем остановиться, он достал из-за пояса изящный кинжал. Затем на глазах у ошарашенных людей Цонкоцтли сделал этим кинжалом на своём левом запястье сильный разрез. Капли тёмно-алой крови удивительно быстро унеслись в бездну под их ногами. Вытянув левую руку над пропастью, соратник Уэмака сжал её в кулак.

Через минуту ветер прекратился.

Бетси передала парню свой платок, чтобы он смог перевязать руку. Златокудрый поблагодарил ее, осторожно перевязав запястье, после чего они беспрепятственно дошли до противоположного берега ущелья.

– Вот он, Чинкалько – Дом Кукурузы, – сообщил путникам Цонкоцтли, когда они очутились в очередном коридоре, намного более широком и светлом, чем предыдущий.

Мертвенный холод исчез. Серые ровные стены на ощупь были тёплыми.

– А что это, Дом Кукурузы? – спросила Бетси, касаясь пальцами тёплого шершавого камня.

– Ну… это что-то вроде Обетованной Земли, – мечтательно улыбнулся юноша. – Рай для бессмертных, целая подземная страна. Хотя вам, пришельцам из дневной реальности, здешний рай покажется несколько… странным. Во всяком случае, вы первые за четыреста с лишним лет, кто спустился сюда из поверхностного мира…

Путешественники свернули в соседний коридор и охнули от изумления. Одна из его стен была совершенно прозрачной, отлитой из единого куска толстого стекла. А за стеклом…

– С ума сойти, – хрипло прошептал Крюгер, отказываясь верить своим глазам.

За стеклом простиралась гигантская долина, посредине которой раскинулся удивительный город. Большинство зданий было сложено из ярко красного камня, и среди них особенно выделялась высокая ступенчатая пирамида наподобие тех, что строили когда-то ацтеки.

– Да, действительно, трудно поверить, что всё это помещается под землёй, – усмехнулся Цонкоцтли. – Здесь ещё и не такое можно увидеть…

– Что это? – спросила Бетси, как завороженная глядя на фантастические строения вдалеке.

– Это Клант-лик, столица Чинкалько, – ответил проводник. – А вон та высокая пирамида, дворец Уэмака, но вам никогда не побывать там, хотя…

– Что, хотя? – нетерпеливо переспросила мисс МакДугал.

– Всё может быть, – неопределённо произнёс Цонкоцтли. – Идёмте, у нас мало времени…

Каменный коридор со стеклянной стеной пошёл под уклон. Город за прозрачной твердью значительно приблизился. Теперь можно было разглядеть не только здания, но и его обитателей, на которых нельзя было смотреть без содрогания.

Жители города Клант-лик ходили по улицам практически обнажёнными. Тела многих украшала ритуальная татуировка, несущая в себе какой-то известный только владельцу сокровенный смысл. Ни одного похожего узора. Татуировка подчёркивала индивидуальность бессмертных намного лучше всякой одежды.

Но не это поразило путешественников больше всего.

На теле каждого бессмертного имелись небольшие раны, в которых торчали полые белые трубки. Через эти трубки на каменную мостовую города время от времени капала кровь, покрывая серый камень багровыми разводами.

– Божественное кровопускание, – как нечто само собой разумеющееся пояснил людям проводник. – Самоистязание, как путь к вечному блаженству. Вам, смертным, этого не понять.

– А они могут нас видеть? – вдруг ни с того ни с сего спросил Думкопф, пытаясь идти как можно дальше от прозрачной стены.

– Нет, они нас не видят, – ответил Цонкоцтли. – С другой стороны стекло выглядит как обыкновенный серый камень.

– Какая гадость! – Труди с отвращением сплюнула в сторону, заметив, как один из прохожих довольно безразлично выдернул белую трубку из своей кровоточащей губы.

– Тише, – соратник Уэмака остановился, к чему-то чутко прислушиваясь, – я ощущаю след Тотека Чикауа.

Переглянувшись, Адам с Фрицем нащупали в карманах обсидиановые ножи.

На лице проводника мелькнула тень разочарования.

– К сожалению, мои чувства не достаточно верно воспринимают действительность, – медленно произнёс Цонкоцтли, после чего превратился в громадную лысую собаку с уродливой клыкастой мордой.

Сдавленно пискнув, Труди упала в обморок, прямо на руки обрадовавшемуся такому повороту дел Фрицу.

– Слушай, Фриц, может ты устал? – Адам лукаво оглянулся на пыхтящего сзади толстяка. – Может быть, я понесу Труди?

– Об этом не может идти даже речи! – гневно отрезал Думкопф, и Крюгер с Бетси тихо рассмеялись.

Фриц нёс упавшую в обморок Регентруду так, словно в конце пути его ждало роскошное брачное ложе, усыпанное лепестками роз.

Коридор со стеклянной стеной сменился круглым тоннелем из чёрного камня, под сводами которого росли отвратительного вида светящиеся наросты.

Лысый пёс стремительно нёсся по туннелю, и люди едва поспевали за ним.

– Эй, блохастый, помедленней! – крикнул собаке вышедший из гипнотического транса Васкес, судя по всему, бегущий первый раз в своей жизни.

Со стороны это выглядело настолько забавно, что Бетси едва сдерживала себя, дабы не зайтись в приступе безудержного смеха.

Крюгер снова оглянулся на своего помощника, наткнувшись на хитрый взгляд слегка приоткрывшей веки Регентруды. Похоже, девушка уже давно пришла в себя, сочтя способ передвижения на руках у Фрица более удобным.

Адам осторожно погрозил проказнице пальцем, но Думкопфу ничего, естественно, не сказал. Пусть привыкает дам на руках носить. А то, понимаешь, совсем распустился в последнее время. Заодно, может быть, немного вес сбросит…

Как Цонкоцтли ориентировался в подземных лабиринтах Чинкалько, оставалось загадкой. Когда чудовищный пёс остановился у небольшого, заросшего сталактитами сырого грота, никто из людей не сомневался, что золотое сердце Уицилопочтли где-то рядом.

Крюгер осторожно заглянул в маленькую пещеру.

Грот оказался проходом в следующий, более просторный подземный зал, откуда струился белый свет, и доносилось тихое заунывное пение.

Пытаясь двигаться как можно тише, Адам с Бетси прошли через маленькую пещеру и оказались на пороге странного подземного храма.

Стены храма были покрыты замысловатой росписью и изображениями божеств очень похожих на тех, которых Крюгер с Элизабет видели в одном из туннелей на подступах к Чинкалько. Но только с одной разницей: кошмарные уродцы на стенах подземного храма не двигались, застыв в нелепых устрашающих позах.

Посередине просторного зала стояла маленькая трёхметровая копия ацтекской пирамиды пернатого змея Кецалькоатля, вокруг которой застыло девять сутулых фигур в чёрных балахонах. Великолепие невиданного храма на время отвлекло Адама с Бетси, и они не сразу обратили внимание на присевшего у подножия пирамиды черноволосого незнакомца в алом.

Хотя почему незнакомца?

Мисс МакДугал вздрогнула, попятившись обратно в заросшую сталактитами пещеру.

У подножия мини-пирамиды стоял на коленях Тотек Чикауа, почему-то не удосужившийся поменять внешность Хоакина на какую-нибудь иную. Мятежный джумби держал в руках золотое сердце. Его глаза были закрыты, губы бесшумно шевелились.

– Бетси, это не Хоакин, – прошептал Адам, пытаясь успокоить девушку, – это иллюзия, обман. Ты видишь то, что хочешь видеть.

– Но я не думала сейчас о Хоакине…

– Я тоже не думал, – кивнул Крюгер, – но мы оба присутствовали в заброшенном ацтекском храме, когда оборотень постоянно менял свою внешность. Я уверен, что Васкес увидит в предводителе джумби кого-нибудь другого.

На то, чтобы проверить предположение Адама, уже не было времени. В странном подземном храме происходило нечто важное, нечто, последствия чего будут необратимы.

58
{"b":"6111","o":1}