ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не сговариваясь, выбрали Труди капитаном команды. Девушка восприняла оказанное ей высокое доверие как должное. Высоко задрав нос, она прошествовала мимо мисс МакДугал и парней, направившись прямехонько к бедолаге Васкесу, сидевшему на «скамье запасных».

Коротышка, как и обещал Желтоволосый, проболел совсем немного. Уже на следующий день он выглядел здоровым и веселым. Однако охромел. Цонкоцтли сказал, что это через пару недель, от силы через месяц пройдет – сказываются последствия укуса. Но было ясно, что как потенциальный игрок дон Мигель для них потерян. Это как-то сразу привело к своеобразной изоляции Васкеса. Он воспринимался как ненужный балласт. Возиться с ним не было ни времени, ни охоты. Мексиканец прекрасно чувствовал перемену в отношениях к нему коллег по несчастью и впал в уныние.

И тут снова отличилась Регентруда, взявшая «Мигелито» под покровительство. Девушка всячески пыталась развеселить коротышку, отвлечь его от мрачных мыслей. То во время обеда сядет с ним рядышком и рассказывает анекдоты, то притащит Васкеса на тренировку и заставит подавать ей мяч.

В общем, бедняга Фриц совсем извелся от ревности. Лишь истинно немецкое хладнокровие, желание сохранить голову на плечах да дружеское участие Адама помогали ему пережить неудачи на любовном фронте.

А вот у Бетси в этом плане все было в полном порядке. Она полностью отдалась новым ощущениям, закрутив «роман с вампиром».

Все свое свободное время, остававшееся от изнуряющих тренировок, блондинка проводила с Цонкоцтли. Молодой вельможа показывал ей местные достопримечательности, рассказывал об истории своего народа, о быте, нравах и обычаях Дома Кукурузы.

Элизабет только удивлялась глубине его познаний, умению подметить самое главное в проблеме, образности и выразительности речи парня. Желтоволосый совсем не походил на тот тип недоразвитого индейца, который сложился в представлении мисс МакДугал после прочтения исторических исследований об аборигенах Древней Америки. Может быть, здесь сказалось то, что Цонкоцтли некоторое время жил наверху, среди людей.

Она поинтересовалась у молодого человека, в первый ли раз он покидал Чинкалько, когда играл роль лейтенанта Ордоньеса. Оказывается, нет. Делал это довольно часто. Как и Тотек Чикауа.

Уэмак, который в последний раз выходил на поверхность почти пятьсот лет назад, чтобы встретиться с Монтесумой, разрешал своим ближайшим сподвижникам подниматься и собирать сведения о том, что происходит там, в верхнем мире. Не то, чтобы это его сильно волновало. Дом Кукурузы был надежно защищен от внешнего воздействия. Он жил по своим законам, подчиняясь особому ритму. И все же любому человеку, даже тысячелетнему, свойственно любопытство.

– И как тебе наша жизнь? – полюбопытствовала Элизабет.

– Знаешь, мне понравилось! – с жаром признался парень. – Но долго бы у вас я, конечно, не выдержал. Сама понимаешь… – он красноречиво вздохнул. – Но проводить «отпуск» вполне можно. Эти ваши компьютеры. И еще телевизор…

Осознав, что явно сболтнул лишнее, не вписывающееся в понятие о патриотизме и долге высокопоставленного сановника, Цонкоцтли нахмурился и переменил тему. Предложил прогуляться в Хрустальный Грот и посмотреть на водопад.

Там-то между ними все впервые и произошло. Просто и естественно…

Хрустальный Грот был во владениях подземного народа чем-то вроде местной достопримечательности. Бетси и представить себе не могла, что под землёй может находиться такая красота. Нечто неописуемое словами открылось взору, когда парень привёл её в это удивительное место. Сначала девушка решила, что попала в ледяную пещеру, но на самом деле отвесные стены грота покрывал не лед, а застывшее прозрачное стекло. Оно призрачно светилось в темноте нежным голубоватым сиянием. Словно электрические разряды, в стеклянных прожилках пробегали яркие фиолетовые змейки.

– Господи, какая красота! – мисс МакДугал, как зачарованная, смотрела на «живые» мерцающие стены грота.

– Мы называем это место Пещерой Стеклянных Миражей, – хрипло прошептал Цонкоцтли, будто боялся нарушить царящий в гроте волшебный покой. – Некоторые утверждают, что если подолгу находиться здесь, то в стекле можно увидеть свое будущее. Многие приходят сюда для медитации и душевного успокоения. Идём, я хочу показать тебе Водопад Мицуе.

Как в волшебном сне, Бетси последовала за своим загадочным проводником, и вскоре они очутились у водопада. Водопад, так же как и стены грота, был застывшим потоком синего мерцающего стекла. Казалось, что некий могучий маг приказал однажды воде замереть, наложив на водопад древнее могучее заклятие. Подойдя ближе, девушка смогла рассмотреть, что в застывшем стекле волшебно переливаются удивительные золотые бусины, навеки заключённые в потоке синевы…

– А почему ты назвал это место Водопадом Мицуе?

– Есть древняя легенда, – губы Цонкоцтли тронула мечтательная улыбка, – о парне из Верхнего Мира и девушке по имени Мицуе, прекрасной дочери подземного народа, равной которой по красоте не было ни одной женщины, ни здесь, ни наверху.

– Они полюбили друг друга?

– Мицуе нравилось прогуливаться по ночам вокруг горы Чапультепек. Там они первый раз и встретились.… Думаю, у многих народов существуют подобные красивые легенды.

– Так это всё-таки легенда? – немного с грустью поинтересовалась Бетси.

Цонкоцтли загадочно улыбался.

– Трудно сказать. Ведь это было около двухсот лет назад.

– И что стало с той девушкой?

– Она погибла, превратившись в стеклянный водопад. Её горе было столь велико, что перед ним отступило само бессмертие.

– Значит, её возлюбленный умер?

– Его принесли в жертву Уицилопочтли жрецы подземного народа. Он пытался пробраться в подземный город, но был схвачен и казнён. Вот такая грустная легенда.

– Какой ужас, – Бетси даже содрогнулась. – Зря ты мне рассказал эту историю. Я теперь всё время буду думать об этих несчастных.

Парень нежно коснулся губами плеча девушки. Его ласка была настолько внезапна, что Бетси на несколько секунд пришла в полное замешательство.

– Я постараюсь, чтобы ты думала о чём-нибудь более приятном…

Почувствовав на себе ее взгляд, Желтоволосый проснулся. Улыбнулся ей и посмотрел так, как умел смотреть и улыбаться только он – ясно, трогательно-ласково, так, что душа таяла, а сердце учащенно билось и пело, как кецаль на ветви ауэуете. Протянул руки.

Девушка прильнула щекой к его теплой, твердой груди. Цонкоцтли зарылся лицом в ее роскошные белокурые волосы. Элизабет захотелось, чтобы это мгновение тянулось вечность, чтобы не нужно было вставать и идти туда, откуда, возможно, нет возврата.

Словно прочитав ее мысли (хотя, как знать, вдруг и прочитал, ведь он не раз уже демонстрировал свои паранормальные способности), парень крепко прижал Бетси к себе и нежно прошептал на ушко:

– Не бойся, все будет в порядке. Поверь мне.

– Тебе это нашептали твои боги? – попробовала пошутить Элизабет.

Вместо ответа он запечатлел на её устах долгий томный поцелуй. Девушка почувствовала, что парень готов повторить ночь их любви. Но всё же, сдержался. Встал с постели и в мгновение ока стал иным: решительным, властным, серьёзным.

– Пора, – с едва ощутимым налётом грусти кивнул Цонкоцтли.

Трибуны арены для игры в мяч были переполнены зрителями. Тысячи, тысячи лиц. Бетси не могла разглядеть, что за выражение господствует на них: любопытства, азарта, равнодушия, ненависти? Кто их поймет, этих живых мертвецов.

Они с Желтоволосым прошли в помещение для переодевания. Здесь уже были все члены ее команды, дон Мигель и неизменные слуги-помощники Цонкоцтли. Настроение у «верхних людей» было слегка подавленным. Оно и понятно. Как повернется к ним Фортуна, чем закончится поединок? Сплошная пугающая неизвестность.

Молодой вельможа приказал слугам облачить европейцев в «доспехи». К удивлению присутствовавших, снаряжение оказалось не тем, к которому они успели привыкнуть на тренировках. Это было намного богаче, легче и… древнее. Явно не новодел.

63
{"b":"6111","o":1}