ЛитМир - Электронная Библиотека

========== 1. Убийца с чувством юмора ==========

Проводы Ногавы, члена Совета сорока шести, на покой прошли с размахом. Старик, встретив свой тысячный день рождения, решил, что с него хватит, и приурочил свой уход к этой красивой дате. Официальная церемония в Централи уже завершилась, и теперь поместья семьи Ногава, а также подчиненных и просто дружественных кланов украсились бумажными фонариками: здесь отмечали юбилей старейшего в семье. И в этот же вечер в доме, никак не связанном с кланом Ногава, тоже было торжество. Собравшиеся здесь отмечали долгожданную победу. Первую из множества предполагаемых побед.

Среди присутствующих на этой вечеринке только двое были членами Совета, остальные – их верные соратники. Да и вечеринка эта была скорее оперативным совещанием.

– Наконец-то этот трухлявый пень убрался в отставку, – с нескрываемым злорадством говорил низенький старичок с густыми усами, член Совета Ханада. Он даже в чужом доме держал себя по-хозяйски.

– Теперь все, кого стесняло его присутствие, поддержат нас в открытую, – ликовал Терашима Рюусей, также член Совета и хозяин дома, в котором проходило собрание. – А голоса нескольких одиночек можно не принимать во внимание.

Он благосклонно наблюдал, как его дочь разливает по чашкам сакэ. Грациозная молчаливая скромница прислуживала мужчинам за этим столом: ни к чему было раскрывать содержание застольной беседы даже вернейшим из слуг.

– Это нам по-прежнему ничего не дает, – презрительно фыркнул Шияма, молодой наглец, старший сын одной из знатных и богатых семей Сейрейтея. – Влияние клана Кучики все еще велико.

Старший сын хозяина, Терашима Хидео, недоуменно вскинул брови. Он впервые сидел за столом, за которым собрались все лидеры движения, которое поддерживал его отец. Политика до сих пор казалась ему делом слишком сложным и запутанным, чтобы успешно разбираться во всех ее тонкостях.

– Проблемы с кланом Кучики? Как это? Ведь это одна из четырех великих семей! Кому, как не им, поддерживать нас!

Старший Терашима тяжко вздохнул и опустил глаза. Ему было стыдно, что он ухитрился воспитать такую бестолочь. Совершенно не хочет ни во что вникать, а ведь именно ему придется в свое время передавать все дела клана, в том числе и то, которое сейчас обсуждалось.

– Ты хоть изредка выходишь из своего поместья, или все, что за стенами твоего дома, тебя не интересует? – Скрипуче рассмеялся Ханада. – Мальчишка! Ты ведь понимаешь, что никто из Кучики не посмеет вякнуть против мнения главы клана. А он ведет себя совершенно недостойно. Один только его брак с простолюдинкой чего стоит!

– Но ведь это было давно, – робко возразил Хидео. – Подумаешь, по молодости наворотил глупостей. Просто родители парня избаловали.

Его самого отец воспитывал в очень строгих правилах, чем Хидео ужасно гордился, полагая всех остальных молодых людей взбалмошными неслухами.

– А теперь чем лучше? – Снова фыркнул Шияма. – Окружил себя руконгайцами, только с ними и водится.

– Он себя окружил, или они его? – Задумчиво проговорил Терашима Рюусей. – Простолюдины хитры, они никогда не упустят собственную выгоду. Втереться в доверие к главе великого клана – что может быть удобнее?! Несомненно, это дает им многие привилегии.

На этом месте он умолк, поскольку перечислить эти привилегии затруднился бы. Но никто из присутствующих в их существовании не усомнился.

– У него мозги набекрень, – с излишней резкостью заявил Шияма. – Какие-то смертные плетут ему, что они его лучшие друзья, а он и уши развесил.

– Эх! – Мечтательно вздохнул Ханада. – Бьякуя – последняя помеха на нашем пути. Без него куда проще будет склонить клан Кучики на нашу сторону. Но он молод и силен, еще не скоро освободит нам дорогу. Я поди и не доживу.

– Убить его, и дело с концом, – высказал мнение мрачный амбал по имени Нишигаки Масахито. – Если прикажешь, я возьмусь. Без проблем.

Клан Нишигаки издавна считался подчиненным семье Ханада, так что и Масахито с пеленок привык считать себя верным вассалом их главы, старичка, который был старым всегда, сколько Масахито себя помнил. Нишигаки никогда не задумывался, как должен жить и каким целям служить, это было ясно ему с самого рождения.

– Подожди, не горячись, Масахито, – примирительно произнес Ханада. – Убийство – не всегда лучшее решение проблемы. Пока есть другие варианты, лучше использовать именно их.

Нишигаки насупился. Что ж, осторожность Ханады некоторые из его сторонников и последователей за глаза именовали трусостью, и Нишигаки, хоть ему и было стыдно, тоже порой так думал. Это из-за нерешительности основного лидера всего движения они уже целых два тысячелетия топчутся на одном месте. Впрочем, нет, в то время лидером был его дед, но и он, по всей видимости, был столь же нерешителен.

– Другие варианты? – Рюусей задумчиво покивал. – Их стоит обдумать. В конце концов, любого можно дискредитировать, подставить, да просто переубедить, наконец. Если уж простолюдины из него веревки вьют, то он легко поддастся влиянию.

– Точно, – подхватил Хидео, неуверенно улыбаясь. – Надо просто открыть ему глаза на этих так называемых «друзей». Должен же он понять!

– Ты точно идиот, – хмыкнул Шияма. – Потому и всех по себе судишь. Я согласен с Нишигаки: Кучики надо мочить.

– Ты это умеешь? – Вспылил Ханада. – Ты, наверное, сотню лет в корпусе разведки отслужил? Тайное убийство – твоя основная профессия? Если не знаешь, как это сделать тихо, то и помалкивай. Нам нельзя рисковать репутацией.

– Да я запросто! – Шияма тоже вспыхнул.

– А теперь скажу я, – прервал их спор молодой мужчина, все это время с циничной усмешкой наблюдавший за остальными. – Вы все просто поразительно наивны.

Звали этого человека Такамото, он был представителем малочисленного и небогатого семейства, почти не имевшего влияния в обществе. Однако держался он в этой компании отнюдь не скованно, а даже с некоторым высокомерием.

– Не стоит пороть горячку. Да, мы добились некоторого успеха. И все, что от нас требуется, это постепенно этот успех развивать. Продвинуть нашего человека в Совет, на свободное место. Протолкнуть Нишигаки в капитаны. Действовать медленно и осторожно. Куда нам спешить? Со временем наши люди займут все важные посты, а дальше все решится само собой. С Кучики мы ничего не сделаем. С чего вы взяли, что Бьякуя поддается влиянию? С чего вы взяли, что его так просто убить? Наконец, почему вы решили, что без него мнение его клана внезапно переменится? Они уже две тысячи лет держат сторону Ямамото и прочих ему подобных. Лучше оставить его в покое и вплотную заняться Хиракавой. В прежние времена этот клан был с нами заодно.

Все собрание как-то разом притихло, насупилось, каждый принялся спешно сочинять аргументы в защиту своей позиции, что было весьма непросто перед лицом здравого смысла. Младшая дочь Терашимы, Минори, едва заметно усмехнулась и тут же опустила голову, чтобы никто не заметил. Она, хоть и поддерживала отца всем сердцем, все же не входила в эту избранную компанию. Не след женщине заниматься мужским делом. Но Минори, едва услышав о главной проблеме сегодняшнего дня, уже знала, что нужно делать.

О да, разумеется, Кучики Бьякуя поддается влиянию! А кто не поддастся? А вслед за ним и его клан переменит мнение. Подобное решение, простое и эффективное, стало бы наилучшим выходом для всех. Себя же придется принести в жертву великому делу. А впрочем…

***

Бьякуя и Наото, неторопливо направлявшиеся на собрание капитанов, были остановлены внезапным возгласом сзади:

– Привет, малыш Бьякуя!

Кучики замер. Изрядным шоком оказалось не только неожиданное обращение, но и знакомый голос, его произнесший. Хаями тоже встал, как вкопанный, и обернулся в полнейшем недоумении. На его памяти никто не решался обращаться к его другу столь фамильярным образом. Бьякуя медленно повернул голову, глянул через плечо.

– Что ты тут делаешь? – Спросил он куда более неприветливо, чем того требовала вежливость.

1
{"b":"611121","o":1}