ЛитМир - Электронная Библиотека

Шихоинь Йоруичи широко улыбалась.

– Иду на собрание, – весело пояснила она. – Ямамото вызвал меня и велел принимать командование вторым отрядом.

– Какая жалость, – не удержался Бьякуя.

Йоруичи фыркнула.

– Сами виноваты, – парировала она.

Ее взгляд на мгновение затуманился. Что ж, кто знает, какие в действительности отношения связывали ее с погибшей Сой Фонг, но в любом случае, любимая ученица… Воспоминания еще долго будут отзываться внезапной болью в душе, заставляя выдавать себя подобным образом.

– А это? – Йоруичи переключила свое внимание на Хаями. – Новое лицо в нашей компании. Это твой друг, Бьякуя?

– Да, – сухо отозвался Кучики, надеясь тем самым закрыть все возможные вопросы. Реакция, впрочем, оказалась неожиданной.

– Ты серьезно?! – Йоруичи громко расхохоталась. – А ты делаешь успехи! Не ожидала от тебя. Ладно, мальчики, – она вдруг спохватилась, – мне надо еще поболтать с командиром до собрания. Увидимся!

Она помахала рукой и исчезла со скоростью, явно превышающей скорость света. Хаями вышел из ступора и ошеломленно обернулся к Бьякуе.

– Кто это?

– Шихоинь Йоруичи, – проговорил тот со смирением обреченного. – Глава одного из четырех великих кланов. Бывший капитан второго отряда. И, очевидно, будущий, – вздохнув, добавил он.

– А почему она так себя ведет?

Бьякуя заколебался. Объясниться было необходимо, но он не знал, как лучше это сделать.

– Видишь ли, прежде наши семьи были очень дружны, – медленно заговорил Кучики. – Она была главой клана в ту пору, когда я был еще ребенком. Но уже тогда она имела невыносимую привычку меня дразнить. Больше ста лет назад ей пришлось бежать из Сейрейтея. С тех пор мы виделись только раз, мельком. Кажется, она до сих пор видит во мне всего лишь мальчишку.

– Ясно, – Хаями кивнул с самым сочувствующим видом. – Знаешь, мне кажется… нас ждут нескучные времена.

***

Если перестановки в Совете сорока шести прошли незаметно для Готэй, то изменения в капитанском составе, несомненно, были для него важным событием. Дела во втором отряде обстояли настолько скверно, что Ямамото был вынужден вызвать и практически силой назначить нового капитана. Нечего ей бездомной кошкой по улицам шляться. Шихоинь, впрочем, не сопротивлялась, хотя и заявила на собрании, посвященном ее вступлению в должность, что кошкой было веселее. В седьмом отряде положение было не столь катастрофично, командование принял лейтенант Иба, так что Ямамото решил не торопить события, не принимать на должность первого попавшегося кандидата.

Примерно в это же время произошло и другое важное событие, о котором знали лишь немногие. Два прежде враждующих капитанских альянса решили, наконец, заключить мир. Точнее, это Кьораку решил, заметив, что Кучики уже практически готов сдаться, устав от войны. По мнению Шунсуя, последним штрихом в мирном договоре, подписью, подтверждающей добрую волю обеих сторон, должна была стать большая пьянка.

Вот тут-то и возникла загвоздка. Нет, все были согласны. Сайто, как обычно, послужил мостиком, связавшим непримиримые лагеря, он с легкостью объяснил ситуацию Хаями и убедил его сесть за стол переговоров… точнее, просто за стол. Для Шунсуя не составило труда позвать Укитаке и Хиракаву. Но ведь на подобном мероприятии обязательно должен присутствовать и Бьякуя, иначе оно лишается смысла!

– А я его приведу, – уверенно заявил Сайто.

– Думаешь, сможешь его уговорить? – С сомнением протянул Кьораку. – Или просто наврешь?

– Скажу правду, – усмехнулся Такайя. – Просто не всю.

***

Вечером, отпустив лейтенанта, Бьякуя неторопливо раскладывал по папкам многочисленные бумаги. Он дожидался Сайто, который еще днем забегал и настойчиво приглашал зайти в гости к Кьораку. В ответ на недоуменный взгляд он пояснил:

– Мириться будем. Официально.

А когда Бьякуя поинтересовался, на кой в этом деле еще какая-то официальность, безапелляционно заявил:

– Пока вы, ребята, не пожмете друг другу руки, все это дело так и повиснет в воздухе.

Бьякуя не стал с ним спорить. Сайто виднее, он обожает копаться в чужих характерах и отношениях. Может, это мероприятие и было излишним, но, с другой стороны, может это действительно важно, сказать друг другу, что инцидент исчерпан. При свидетелях.

Сайто, наконец, появился. Ворвался вихрем, заулыбался шире плеч, замахал руками, как мельничными крыльями, требуя немедленно подниматься из-за стола. Бьякуя больше не обращал внимания на его манеры. Он уже видел, какая гигантская смелость обитает в этом маленьком теле, видел несгибаемую твердость перед лицом неминуемой смерти. Ему было достаточно.

Два капитана добрались в расположение восьмого отряда уже затемно, и Сайто уверенно отодвинул створку двери небольшого домика, в котором сквозь бумажные стены виднелся свет ламп. Он шагнул первым, заслонив присутствующих, и Бьякуя не мог разглядеть ничего до тех пор, пока не вошел внутрь. А разглядев, остолбенел, и Сайто с ехидной усмешечкой закрыл дверь за его спиной.

В маленькой комнате обнаружилась небольшая, но теплая компания. Кроме того, здесь же обнаружился накрытый стол, основным «блюдом» на котором явно было сакэ. Заметно было, что капитаны уже приступили к трапезе, не дожидаясь отсутствующих. Чашки стояли в беспорядке, из них уже пили, как минимум, один раз, и закуска была разложена на тарелки. На щеках Укитаке проступил румянец, а Хаями, изрядно уже расслабившийся, благодушно скалился вошедшим. Хиракава приветливо помахал им рукой, а Кьораку, встрепенувшись, немедленно потянулся за бутылкой.

Бьякуя подавил в себе желание аккуратно взять Сайто за шиворот и вежливо, с применением насилия, объяснить ему, что так поступать с друзьями нечестно. Подобное поведение в данной ситуации выглядело бы не вполне органично. И вообще, мог бы и сам догадаться, куда его хитростями заманивают. Он только позволил себе коротким убийственным взглядом выразить все, что думает об этом прохвосте, а потом прошел в комнату и сел за стол так естественно, будто заранее знал, куда идет.

– Ну вот, все в сборе, наконец! – Объявил Кьораку, наполняя чашки. – Продолжим.

Что ж, следовало признать: неплохая вышла вечеринка. Ни слова не было сказано ни о давнишней ссоре, ни о необходимости примирения. Мир был восстановлен уже тем фактом, что они все собрались за одним столом. Укитаке и Сайто на пару приложили максимум усилий, чтобы сделать обстановку непринужденной. Развеселился даже Хаями, прежде не подозревавший, что с тремя старейшими капитанами можно дружить. Бьякуя привычно сохранял чинную невозмутимость, но стесненно он себя не чувствовал. Все было правильно. Все встало, наконец, на свои места.

***

Вечеринка закончилась только вместе с запасами сакэ. Кьораку разочарованно потряс пустую бутыль и объявил, что это все, а значит, на сегодня хватит. Остальные, согласившись с этим, закопошились. Бьякуя поднялся на ноги и удовлетворенно отметил, что он, похоже, в полном порядке. Правда, когда двинулся к выходу, в дверь почему-то не попал, врезался плечом в косяк.

Хаями догнал его на улице, схватил за плечо. Вид у него был чрезвычайно довольный.

– Ты домой? Я тебя провожу немного.

От выпивки Наото стал многословен, он со смехом рассказывал о своих впечатлениях от вечеринки, о том, какие, оказывается, занятные ребята эти трое, и что Укитаке всегда казался ему славным парнем, а Хиракава такой смешной, когда вдруг вспоминает, что общается с руконгайцами, и тут же сам себя одергивает, и у него на лице все это видно. Бьякуя только благодушно кивал, не слишком вслушиваясь в болтовню Хаями. Он чувствовал, что засыпает на ходу. Вяло размышлял о том, что следовало бы поскорее добраться до дома, но двигаться быстрее было лень.

Так их и обнаружил Ренджи, внезапно выскочивший из-за угла.

Нет, Сайто днем говорил ему, что собирается нынче вечером накачать капитана Кучики, но Ренджи отреагировал на это заявление только саркастической усмешкой. По его мнению, подобное лежало за рамками реальности. Но теперь, натолкнувшись на осоловевший взгляд капитана, он тут же сообразил, что намеченное мероприятие увенчалось-таки успехом, и замер, ошеломленный.

2
{"b":"611121","o":1}