ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Джулия ЧЕРНЕДА

ТЕМНАЯ СИЛА ВСЕЛЕННОЙ

Эверетту Норману Стэринку

* * *

Привет, пап. Я тут собираюсь кое в чем тебя обвинить, начиная с моего чувства юмора, самооценки и ненасытного любопытства к жизни. Да, и еще в склонности — явно наследственной — запоминать все интересное подряд.

Кстати, подозреваю, в том, что я ни разу не усомнилась ни в себе самой, ни в своих мечтах, тоже есть изрядная доля твоей вины, ведь я знала — ты будешь гордиться мной, что бы ни случилось. Спасибо тебе за твою поддержку, любовь и ободрение — и за то, что ты до сих пор не разучился шевелить ушами, как настоящий эльф.

С любовью, твоя Джулибет.

ПРЕЛЮДИЯ

Воспоминания… Как странно, что они не оставляют его даже в тот момент, когда он бросает в кофр белье и носки.

Барэк садд Сарк, специалист третьего уровня и бывший первый разведчик Клана, покачал головой и опустил голокуб с портретом своего погибшего брата Керра поверх уже сложенной одежды. Воспоминания. От них никуда не уйти.

«Я не сомневалась, что ты скоро покинешь нас». Слова сами собой появились в его мозгу, их прикосновение было мягким и знакомым.

— Первая Избравшая, — вслух произнес садд Сарк, не переставая укладывать вещи. — Входи. — Он потянулся мыслью к дверному замку и открыл его.

Вошла его мать, и он сразу же ощутил боль, волновавшую незримый м'хир между ними. М'хир. Барэк проглотил тугой комок в горле, внезапно задумавшись, когда теперь он сможет таким образом прикоснуться к кому-нибудь из своих. Его собратья, пытавшиеся постичь суть понятия «м'хир», расходились во мнениях, существовал ли он до появления Клана, — некоторые полагали, что м'хир представлял собой пустоту, только и ожидавшую, когда ее заполнит сила Клана, другие же утверждали, что это творение сознаний клановцев, а вовсе не некое место в прямом смысле этого слова. Барэк же, как и большинство остальных, просто принимал как данность, что сознание каждого его сородича частично существует там, в этом небытии, сквозь которое они могут перемещать свои мысли и тела. М'хир был средой, сплачивавшей клановцев в единое целое, невзирая на силы и способности каждого. Равно как и на разногласия, существующие между ними.

Садд Сарк вглядывался в лицо матери, как будто хотел запечатлеть в памяти каждую мелочь: аристократически бледную кожу и тонкие черты, отражение которых он видел в любом зеркале, на которое падал его взгляд, темные глаза и улыбчивые губы, окруженные тонкими лучиками морщинок.

— Куда ты отправишься? — спросила женщина довольно спокойно, на этот раз произнося слова вслух.

Она имела полное право интересоваться его намерениями — не как мать, поскольку семейных отношений как таковых у клановцев практически не существовало, — но как Энора, Первая Избравшая Дома Сарков.

Барэк бросил еще один плащ — он давно ему надоел — в кривобокую кучу вещей, занимавшую всю кровать и часть пола.

— Пора двигаться дальше, — заметил он, вместо того чтобы ответить прямо. — Взгляни только на весь этот хлам!

— Ты можешь остаться.

— Если бы ты знала, что я делаю, Первая Избравшая, то сама отослала бы меня.

Энора нахмурилась и приблизилась к сыну еще на шаг. Ее изящная рука начертала замысловатый жест, как будто выдергивала из воздуха какие-то невидимые нити.

— О чем ты толкуешь, Барэк? Зачем мне понадобилось бы?..

Садд Сарк покачал головой.

«Настало время тебе увидеть Совет Клана моими глазами», — передал он ей. И открыл ей свои мысли, выстроив осторожные связи с ее упорядоченным умом, затягивая мать в свои воспоминания, чтобы она вместе с ним пережила все то, о чем до сих пор ей доводилось лишь слышать. А уж кому как не клановцам было знать, что слова — самый легкий способ солгать.

Это заняло совсем немного времени. Барэк отстранился, серьезно глядя на мать, которая слепо нащупывала рукой спинку кресла, потом медленно опустилась в него.

— Сийра, — прошептала она, испуганная интимностью этого мысленного прикосновения, силясь сдержать свой эмоциональный отклик. — Преступница. Значит, именно она виной всему, что произошло?

Барэк кивнул — он давно постиг то, что его мать пыталась осознать сейчас. Энора сама когда-то была Избирающей — как и любая женщина Клана.

Избирающие обладали Силой-Выбора — неуправляемой стихией, которая жила внутри них и инстинктивно испытывала силу не-Избранных мужчин в м'хире. Если мужчина превосходил женщину или их силы оказывались равны, происходило Соединение — между парой образовывалась постоянная связь, существовавшая в том, другом, пространстве независимо от того, какое расстояние разделяло их в реальности, и прекращавшаяся только со смертью одного из партнеров. Избравшая женщина открывалась — ее тело изменялось, переходя во взрослое, детородное состояние.

Потерпевших поражение мужчин признавали непригодными к продолжению рода. Избирающие могли позволить себе быть терпеливыми — их тела, неподвластные физиологическому старению, дожидались момента Выбора столько, сколько требовалось.

Но с каждым поколением Сила-Выбора становилась все могущественнее, все опаснее. Правящий Совет, ослепленный жаждой во что бы то ни стало увеличить способности Клана, подстегнул этот процесс, введя предварительный отбор наиболее сильных кандидатов-мужчин для Выбора. Ведь в Клане сила значила все: положение в обществе, богатство — и саму жизнь.

Довольно скоро начали появляться на свет Избирающие, чья сила была настолько велика, что во время Испытания убивала более слабых мужчин. Успешных же Соединений становилось все меньше и меньше. И неизбежным результатом этого процесса стало рождение Сийры ди Сарк, Избирающей столь могущественной и сильной, что во всем Клане не нашлось ни одного мужчины, способного вступить с ней в противоборство и выйти из него живым.

Воспоминания Барэка о Сийре хранили привкус страсти, той необоримой тяги, которую любой не-Избранный неминуемо чувствовал к такой силе — не без примеси, впрочем, естественного страха. Но в отличие от многих других садд Сарк был знаком не только с легендой, но и с живой Сийрой во плоти: внешне хрупкой и ничем не отличающейся от остальных, тихой и незаметной девочкой с широко расставленными серыми глазами и серьезным лицом, обладающей, однако, небывалой силой, неустанно ищущей выхода.

Сийра по собственной воле согласилась отправиться в изгнание, чтобы не подвергать опасности не-Избранных. Долгие годы своей уединенной жизни она посвятила исследованиям изменения численности их вида. Ей удалось получить доступ к архивным документам, сохранившимся еще с тех времен, когда Те, кому был доступен м'хир — семьсот тридцать индивидуумов, вследствие особой генной мутации получивших способность входить в это пространство, — в ходе Расслоения расы были вынуждены покинуть свою прародину, которую теперь называли мир предков. Очень быстро Сийра обнаружила, что Те, кому доступен м'хир, подвергаются страшной опасности — самое ее существование, существование женщины, которая не могла найти равного себе по силе партнера, означало, что угасание всего вида уже не за горами. Она предложила несколько решений, наиболее многообещающим из которых была попытка испробовать Силу-Выбора на других разумных расах, обладающих телепатическими способностями, — например, на людях. Испытуемый мог погибнуть, но не исключено, что Избирающая при этом открылась бы и стала способной к деторождению, не подвергая опасности жизни клановцев.

Совет Клана согласился с выводами Сийры ди Сарк относительно угрозы вымирания Тех, кому доступен м'хир. Однако предложения ее не принял, отвергнув возможность Выбора с участием людей. Подобное нарушение традиций Клана представлялось им совершенно немыслимым. Вместо этого члены Совета пришли к решению стереть личность наиболее могущественной и желанной Избирающей Клана — самой Сийры, дабы попытаться уничтожить Силу-Выбора и сохранить для генофонда Клана ее бесценный генетический код, который в противном случае был бы безвозвратно потерян.

1
{"b":"6112","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2035: Красный вариант
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Хитмейкеры. Наука популярности в эпоху развлечений
Марта и фантастический дирижабль
Будущее вещей: Как сказка и фантастика становятся реальностью
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Бортовой