ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Но только не по Сийре», — поклялся он, силясь взять себя в руки. Комната вокруг него заходила ходуном от его собственной ярости и той ярости, что передала ему она, и Барэк вскрикнул, а Сорл заскулил. Саймон никогда не будет угрожать Сийре; он не посмеет отобрать ее у него, как отобрал все остальное.

Никогда, пока он, Морган, жив. Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Еще один. Извиняясь, махнул клановцу, который ответил ему сердитым взглядом.

— Гвидо, — начал человек срывающимся голосом, потом протянул руку к темному промежутку, откуда на него были устремлены все глаза каресианина, кроме двух, которые развернулись в другую сторону и не сводили пристального взгляда с подвывающего Лакни Сорла. Ничто не могло отвлечь его внимание от врага. Остальные глаза раздвинулись, и появились похожие на кинжалы губы великана. Острые, как иглы, кончики с невероятной осторожностью прижались к руке Джейсона. Извинение и прощение было взаимным.

Голос вернулся к Моргану, хотя и казался чужим даже ему самому.

— Я всегда знал, что сердце у тебя даже больше твоей головы, — сказал он и побарабанил согнутым пальцем по месту, которое можно было считать лбом каресианина. — Тебе не нужно защищать меня от прошлого, брат. Больше не нужно. — Джейсон смотрел прямо перед собой, но видел не кухню «Лиса», а измерял глубину своих чувств, хладнокровно оценивал свою выдержку и то, чего она ему стоила. — Я вижу эту черту, Гвидо, — проговорил наконец человек, до конца поняв, чего боялся его побратим, и признавая, что у него были на то все причины. — Не стану отрицать, мне будет трудно удержаться, и я действительно… изменился, но поверь мне, я справлюсь с собой.

Пластины панциря великана растроганно заскрежетали одна о другую.

— А теперь расскажи мне все, что тебе известно о Саймоне. — Морган глубоко вдохнул, чтобы успокоиться, и добавил: — И о том, когда он успел повидаться с Сийрой.

ГЛАВА 51

До меня не сразу дошло, что аэрокар капитана Рек несет нас вовсе не на относительно безопасные «Нокрауд» или «Макмору». Поскольку именно такова была наша договоренность — договоренность, грозившая обойтись моему племени в астрономическую сумму, которую я вряд ли была бы в состоянии выплатить и за три жизни, — это открытие не сказать чтобы меня обрадовало. Но сомнений быть не могло. Из смотрового окна я видела безбрежную водную гладь, прерываемую островками с плавучими камышами, которые ретиане возделывали, да редкими еле выступающими из воды кочками. Она лежала к северу от Джерши. Мы летели ровно в противоположном нужному направлении.

— Куда… — Вопрос застрял в моей пересохшей глотке. Я огляделась вокруг и заметила флягу с какой-то жидкостью. Это, решила я, блаженно перекатывая жидкость во рту, были остатки фруктового сока, успевшего изрядно перебродить. Может, он и испортился, но я наслаждалась каждой каплей, которую мне удалось выцедить.

Я сделала еще одну попытку, на этот раз более успешную:

— Куда мы летим, капитан Рек?

Водительское место находилось от меня на расстоянии вытянутой руки. Скат повернула продолговатую голову и одарила меня взглядом недобрых желтых глаз.

— Не бес-сспокойтесс-сь, фем Морган. Этот маневр позволил нам сс-скрыться от камер городс-сской охраны и блюс-сстителей. Сс-скоро я поверну назад. Мои сс-сто-ронники на «Нокрауде» ис-сспользуют это время для того, чтобы укрепить мое новое положение.

Эти слова мне очень не понравились, ведь на борту до сих пор могли находиться драпски и Раэль.

— Это ваше новое положение, капитан, оно имеет какое-то отношение к нашей договоренности?

Рек рассмеялась, и ее челюсти принялись выбивать такую частую дробь, что выступившие на них пузырьки пены поползли по бокам ее шеи. Черный гибкий язык заметался, тщательно собирая каждую ее частицу.

— У вас-сс с-ссвоеобразное чувс-сство юмора, фем Морган.

«Ох, нет», — подумала я в приступе жалости к себе и заскрежетала зубами, чтобы не закричать от новой волны страшной боли. У меня, похоже, серьезная медицинская проблема, а единственное находящееся рядом живое существо привыкло безжалостно убивать всех, кто слабее ее. А также тех, кто находится в менее выгодном положении.

— Вы хотите забрать у Грекик «Нокрауд», — предположила я. — Ее сговор с Фэйтленом ди Парсом и Балтиром был сделан у вас за спиной.

— Чтобы быть более точной, фем Морган, Грекик поддержала тех, сс-с кем ус-сспешшно вела дела в прошшлом. — Она щелкнула челюстями, как будто ставя точку. — Я же сс-смотрю в нас-сстоящее. И вижу там вашшу победу над врагами и кос-ссти Грекик у вас-сс на зубах.

Я принялась раскладывать все услышанное по полочкам и с изумлением обнаружила, что получила комплимент. Выходит, хотя Рек с радостью ухватилась за мое обещание заплатить, на самом деле она просто примкнула к той стороне, которая, по ее мнению, должна была одержать верх. Поставила на меня против Фэйтлена. Такое доверие, конечно, мне льстило, но я пока что не имела возможности в нем убедиться. Однако кто я была такая, чтобы спорить с полной радужных надежд капитаншей?

«Может быть, — сказала я себе, — ей известно о ситуации нечто такое, чего не знаю я?»

Рек не удосужилась посвятить меня в подробности плана по «укреплению» ее позиции на «Нокрауде», но я, честно говоря, не сильно была этим расстроена. С каждой минутой мне становилось все труднее поддерживать разговор. Я украдкой поискала чего-нибудь еще попить или съесть, но кроме фляги, которую я уже успела опустошить, ничего больше на заднем сиденье не оказалось.

Оставалось попробовать поспать, вытянувшись, насколько это было возможно, на двух сиденьях. Я на всякий случай пристегнула ремень безопасности — а вдруг Рек придется применить какой-нибудь более серьезный прием пилотажа, нежели просто вести аэрокар по прямому курсу над пустотой? Я надеялась, что у нас хватит топлива, но спрашивать не стала, поскольку подобный вопрос подразумевал подозрение в отсутствии у ската элементарной предусмотрительности, что она, вне всякого сомнения, сочла бы оскорблением. Оставалось только надеяться.

К несчастью, как выяснилось, одной надежды было недостаточно.

Когда мимо аэрокара пронесся первый сгусток энергии, озарив кабину ослепительным белым сиянием, я вспомнила поговорку, которую часто повторял Морган: «Единственное, что заставит скатов сорваться с места быстрее, чем пожива, это месть».

Когда второй снес большую часть борта аэрокара, засыпав меня пеплом и обломками, которые тут же унес воющий ветер, я еще успела пожалеть о своем выборе союзницы.

Однако, как выяснилось, я слишком поспешила сбросить Рек со счетов. Ее летное мастерство, природное или подстегнутое необходимостью, позволило скату посадить подбитый аэрокар на остров — если брошенный мельком взгляд на эту заросшую травой кочку дал мне правильное о ней представление — без единого толчка. Головокружительное скольжение и резкую остановку в самом сердце зарослей очень жесткого и очень колючего кустарника упоминать вряд ли стоит. Откровенно говоря, я была крайне удивлена, что все еще жива.

Еще одна ослепительная молния, на этот раз в вышине, завершилась глухим взрывом. Я была далеко не специалистом, но мне казалось, что в небе над нами два аэрокара вели бой. Я пожелала удачи обоим, поскольку не имела ни малейшего представления, кто из них подбил нас, а кто может быть нашим потенциальным спасителем.

— Вылеззайте! — послышалось шипение, и Рек наклонилась надо мной и принялась нетерпеливо распутывать ремни безопасности. Зеленая кровь медленно сочилась из нескольких небольших ранок на ее впалой груди, горле и морде. Раны, похоже, не мешали скату передвигаться — все ее движения были стремительными и точными.

Я не колеблясь повиновалась. Вряд ли тот, кто подбил нас, собирался позволить нам без помех разгуливать по острову. Ну, скажем так, попыталась повиноваться, но согнулась пополам в тот же миг, как только ступила на обломки. Мир вокруг меня продолжал кружиться, как будто мы все еще находились в аэрокаре, несущемся к земле.

103
{"b":"6112","o":1}