ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Tea подняла руку, яркие зеленые глаза на полудетском личике были серьезны. Ее тело тоже не приняло еще зрелые формы. Я припомнила, что она была одной из самых старших Избирающих — почти сорок стандартных лет — и обещала присоединиться к стану тех, кто никак не мог найти себе подходящего по силе кандидата.

— Не существует закона, который запрещал бы Избирающим заседать в Совете. Это просто, — проговорила она насмешливо, — традиция.

— Превосходно. Вы принимаете Tea ди Парс в Совет? — осведомился Джаред у остальных.

Я ощутила, как они прощупывают и оценивают ее силу. У меня не было в ней никакого сомнения, как скоро не осталось их и у остальных.

— Tea ди Парс, добро пожаловать в Совет, — произнес ритуальную формулу Дегал ди Сон'даат. — Давайте продолжим. Я голосую за то, чтобы принять приглашение вступить в Пакт.

Я кивнула. По милости Джареда сегодня он во второй раз потерял своего сына, Луамера.

Другие не замедлили последовать его примеру. Tea без колебаний отдала свой первый голос в роли члена Совета «за».

Семеро членов Совета проголосовали за вступление в Торговый пакт. Они не решились бы открыто выступить против Джареда, но это голосование дало им возможность выразить свое отношение к его политике и махинациям. Но семи голосов было недостаточно; оставался всего один голос, один — решающий — голос. Я видела горечь поражения на лицах людей и Ста'гила, в обвисших антеннках драпсков и в поникших перьях толианина.

Но не в лице Моргана. Он стоял, широко расставив ноги и прижав к бокам полусогнутые руки, как будто готовился к борьбе. Лицо человека выражало непреклонную решимость.

— В таком случае, — подытожил Джаред ди Сарк, — наш ответ — нет, поскольку я голосую против принятия этого решения. Нам не нужны эти чужаки.

— Но, отец, — выдохнула я и подступила к нему, чувствуя, как грозно вздымается внутри меня, требуя выхода, сила. — У тебя нет права голоса.

— Что? Никак твоя связь с разумом этого… этого человечишки стоила тебе остатка собственных куриных мозгов?

Я выпрямилась в полный рост и ощутила, как волосы на голове начали сами собой шевелиться, словно внутри у меня было слишком много силы и она больше не помещалась там. Сейчас некогда было задаваться вопросом ни о ее источнике, ни о цене, которую мне придется заплатить потом. Лишь этот миг имел значение.

— Как Первая Избравшая и самый могущественный представитель своего Дома, я заявляю свои права на место от Дома Сарков в Совете Клана. Прочь с дороги, Джаред ди Сарк. Твое время прошло.

Время. Оно съежилось до одного этого мига, и все, что было прежде и будет после, куда-то отодвинулось, осталось лишь дыхание, трепещущее в груди моего отца и в моей. Я бросила ему Вызов. Он мог спастись бегством — я не стала бы ему мешать.

Но только после его поражения. Слишком уж много было тех, начиная с обитателей Экренема, кто верил в образ мыслей Джареда ди Сарка, в его затмевающую всё жажду власти. Они поймут этот поединок, этот миг куда лучше, чем все разумные доводы и холодную логику, которые я могу им привести.

Джаред улыбнулся, понимая все это и много больше, — и ударил.

Видимо, он рассчитывал, что с первым же ударом все будет кончено, потому что, как я и ожидала, обрушил всю свою яростную силу не на меня, а на моего Избранника.

В поединках за превосходство не было никаких правил, поэтому никто не уличил бы его в грязной игре, если бы отец избавился от меня, уничтожив Джейсона. Мой разум растворился бы в м'хире, затянутый туда нашим Соединением, а мое тело превратилось бы в бессмысленную и бездушную оболочку.

Каков план? На жалость Джареда его врагам рассчитывать не приходилось.

Защита Моргана, испытанная и закаленная, отразила этот натиск. Я чувствовала ее крепость, как и внезапное мертвящее осознание, настигшее Джареда.

«Да, отец, — безмолвно подтвердила я. — Мы по-настоящему соединились. Его сила — человеческая сила — в м'хире под стать моей. Вся твоя ложь выплыла наружу».

— Нет! — произнес клановец вслух, как будто у него не осталось силы, чтобы ответить мне мысленно. Он потряс сжатыми кулаками над головой. — Не может быть! Человек сопротивляется мне? Как наблюдатели допустили такое? Он оскверняет м'хир! Нет!

— Да — и еще раз да! — парировала я, стоя так близко к Джареду, что мои волосы хлестали его по лицу, и глядя в его глаза, наливающиеся безумием. — Ты отвергал это — так вот тебе доказательства, отец. Морган — мой Избранник, потому что он заслуживает этого места по всем меркам Клана. И покончим с этим!

— Никогда!

Сила Джареда отхлынула от Моргана с такой внезапностью, что человек зашатался. Терк не дал ему упасть, я успела заметить это в тот самый миг, когда новая атака обрушилась на мою собственную защиту, и я приготовилась ударить в ответ.

Я была далеко не в лучшем состоянии — последние несколько недель не прошли для меня даром, тогда как отец находился на пике своей силы. Моя задача не была столь четкой, как у него: мне нужно было его поражение, но я не могла позволить себе нанести ему смертельный удар, зная, что он будет стоить Мирайм, моей матери и Избраннице Джареда, жизни. Отец жаждал смерти Моргана еще сильнее, чем моей собственной.

Но моя цель была слишком важной, чтобы задумываться о столь незначительных мелочах. Я черпала из нее силы, уверенная до глубины своего существа, что на кону стоит выживание Клана. И благодаря Джейсону и драпскам я теперь знала, в чем заключается моя обязанность.

У Джареда не было и не могло быть никакой надежды. Я начала крушить его защиту, слой за слоем, методично продираясь к тому уровню сознания, на котором находилось управление двигательными функциями. Как только я завладею им, отец будет вынужден признать поражение.

И в это самое мгновение я поняла, что не могу дышать, а мое тело мне больше не подчиняется.

Я еще успела понять, что Джаред обхватил руками мое горло и пытается задушить меня, прежде чем его пальцы разжались. Морган оторвал его от меня и, выругавшись, швырнул на пол.

Джаред в своем одеянии, разметавшемся по ковру как грязное пятно, походил на загнанного в угол зверя. В его лице не осталось ничего, кроме ярости.

И вдруг он исчез.

Я оперлась на руку Джейсона, совершенно не стыдясь этого, потом взглянула на остолбеневших членов Совета.

— Я голосую… — Мой голос был странно сиплым, и я прокашлялась, чтобы прочистить горло. — Я голосую «за».

Дегал ди Сонда'ат сделал жест уступки с оттенком признания превосходящей силы.

— Первая Избравшая. Ты среди всех нас обладаешь большей силой, — проговорил он неуверенно, как будто опасаясь, что я и их сейчас растерзаю. — Ты должна огласить вердикт.

Политика держится на страхе, власть — на силе. Я взглянула на худенькое личико Tea и подумала — не все сразу.

Я сделала жест согласия.

— Совет единодушен, — сказала я, глядя на всех и обнаружив, что не могу сосредоточиться на ком-то одном. — Клан присоединится к Торговому пакту. Наша изоляция заканчивается здесь и сейчас.

Наверное, просто так совпало, что мои волосы выбрали именно этот миг, чтобы взобраться по плечу Моргана и пощекотать его ухо.

ИНТЕРЛЮДИЯ

«Она что, спятила?»

— Не подобает так говорить о Первой Избравшей нашего Дома и спикере Совета, — ответила Раэль Барэку вслух с оскорбленным видом, но прикосновение ее силы к нему в м'хире так и переливалось радостью. — Даже если и спятила, — продолжила она, — боюсь, это будет заразно.

Женщина лениво потянулась, лежа на кушетке. Они остановились у Айсы — та пришла к выводу, что ей необходимо срочно навестить дальних родственников. Клан до сих пор не мог прийти к решению, как поступить с весьма уважаемой и могущественной Первой Избравшей Дома Теераков. Если бы не новые обязательства перед человеческими телепатами, которые накладывал на них Торговый пакт, проступки Айсы и Рю были бы успешно забыты, а их идеи присоединились к сонму других таких же безумных планов, которые теперь ежедневно возникали у Тех, кому доступен м'хир, поскольку все только и делали, что обсуждали собственное будущее. Но Сийра позаботилась о том, чтобы даже дети знали, что может ждать их впереди.

120
{"b":"6112","o":1}