ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Неужели? — бросила я резко, ощущая в своем мозгу отголоски напряжения. — Разве я могу считать тебя в безопасности, когда ты так легко забываешься? Как ты смеешь входить в сферу силы клановца без защиты? Ты еще не готов. Ты едва способен контролировать свою силу.

— Барэк говорил то же самое о тебе.

Вся краска отхлынула от моего лица, но ни один мускул на нем не дрогнул.

— Я и не ожидала, что он поймет. — «А вот ты мог бы», — добавила я про себя.

Джейсон осторожно расслабился, но я заметила, что его ментальная защита не ослабла ни на йоту.

— А я, значит, почему-то должен понять? — сказал он, точно подслушал то, что я оставила невысказанным. Прежде чем я смогла что-либо ответить, он взмахнул рукой в жесте, которого его человеческое воспитание совершенно не предполагало. — Это было неуместно, Сийра. Я все понимаю. — На его губах промелькнула легкая озорная усмешка. — А когда моя голова пройдет, уверен, я еще поблагодарю тебя за этот урок.

Что ж, неплохо. Я потерла лоб.

— Визрен сказала, что сегодня вечером в деревне праздник. — Это было предложение мира. — Обещаю, это последний урок на сегодня.

Глаза Моргана снова потеплели.

— А я обещаю, что больше не забуду про защиту.

Все это было сказано легкомысленным тоном, но я вдруг ощутила внезапный приступ беспричинного страха, и, боюсь, мне не удалось его скрыть.

— Уж будь любезен, Джейсон. Настанет день, когда испытывать ее надежность буду не я.

ИНТЕРЛЮДИЯ

Хасто'тха, существо, вечно ноющее и жалующееся, что заслуживает лучшей доли — кстати сказать, три его матери и двое отцов полностью разделяли его мнение, — был необычно молчалив, расхаживая между столиками «Приюта Звездоплавателя». Подчиненные, чувствуя его настроение, обходили главного управляющего стороной. К счастью, к этому часу не упившихся до полного бесчувствия клиентов, которые могли бы воспринять его насупленный вид как личное оскорбление, почти не осталось.

Хасто'тха устремил сердитый взгляд на похожее на трон черное кресло, установленное между игровых столов в другом конце зала. Один из служащих, следящих за чистотой в зале, пожилой рассеянный квиб по имени Крат, боязливо поежился, стараясь держаться подальше от увесистых кулаков главного управляющего.

— Чародей! — Хасто'тха прямо-таки выплюнул это слово, хотя говорил негромко. — И при ней-то дела шли довольно туго, а теперь еще придется терпеть этого самозванца. Говорю тебе, Крат, свет еще не видывал ниодного мужчины, способного сравниться по силе с ведьмой-рам'ад.

— Да, господин Хасто'тха, — привычно проскулил Крат, который сегодня только и слышал эту жалобу.

Его четыре гибких щупальца обвили ножки стола, а еще два ловко размазывали тонким слоем по его поверхности грязь прошлой ночи. Потом все шесть щупальцев вдруг замерли в середине движения.

— Здесь какая-то дама, мастер Хасто'тха, — сказал Крат, повысив голос.

Хасто'тха весьма нелестно высказался о вероятности подобного события, но тут же пораженно остановился и уставился на закутанную в роскошный плащ женщину, только что появившуюся в зале. В наклоне ее закрытой густой вуалью головы, в том, как она стояла и ждала, чувствовалось веяние власти и богатства.

Выучка главного управляющего все-таки взяла свое. Довольно бесцеремонно ткнув Крата в бок, принуждая его возвратиться к работе, Хасто'тха двинулся навстречу незнакомке, чтобы проводить ее к вычищенному столу, поедая глазами ее дорогой наряд, так не похожий на то, что можно было увидеть на покьюлианских улицах.

— Чего изволите, ваша милость? — осведомился он подобострастно.

— Хозяина. И побыстрее. — Голос был любезным, но в нем чувствовалась та властность, которая не привыкла к промедлению.

Хасто'тха низко поклонился, причем этот учтивый жест настолько не вязался с обликом дородного покьюлианина, что смотревший на него во все глаза Крат потрясенно опустил массивную пепельницу прямо на кончик собственного щупальца и еле удержался, чтобы не взвыть от боли.

Если бы Крат продолжил наблюдать за Хасто'тха, он заметил бы злорадное выражение на лице главного управляющего, с которым тот направился к переговорной панели за барной стойкой. Вряд ли что-то способно было доставить Хасто'тха большее удовольствие, нежели предвкушение неприятностей, готовых вот-вот обрушиться на голову нового хозяина «Приюта» Барэка садд Сарка.

— Я проводил ее к нашему лучшему столу, господин чародей, — обратился Хасто'тха к своему хозяину несколько минут спустя, с едва скрываемым презрением отметив, что тот спустился из своих покоев наверху на лифте, а не материализовался из воздуха, как сделала бы истинная ведьма. — Она сказала только, что ей нужен хозяин «Приюта».

Барэк более пристально пригляделся к грузному приземистому покьюлианину — до сих пор он старался не делать этого из-за поистине безобразно удлиненных выростов на суставах Хасто'тха. Некоторые из этих белесоватых покачивающихся отростков были настолько длинны, что покачивались в такт движениям Хасто'тха, резко выделяясь на фоне его горчичного оттенка кожи. Клановец не знал, считалась ли эта особенность привлекательной или нет, — и знать, собственно, не хотел. Знал он лишь то, что этот покьюлианин, по-видимому, входил в группу предсказуемых, по меткому определению Сийры, работников. Усердный работник — но только тогда, когда твердо уверен в превосходстве своего хозяина. Хасто'тха пришел бы в ужас, знай он, насколько прозрачными для клановца были его эмоции — включая и надежду, что упомянутая дама задаст Барэку перцу.

— Отведи меня к ней, — велел клановец нарочито скучающим тоном.

Но всю его напускную скуку как рукой сняло, стоило им только приблизиться к столику.

— Бутылку лучшего денебианского вина, Хасто'тха, — приказал он, а его руки уже вычерчивали в воздухе зеркальное отражение замысловатого жеста, которым приветствовала его женщина под вуалью.

Главный управляющий снова насупился и по пути даже отвесил оплеуху Крату, бормоча себе под нос о том, что нет на свете справедливости. Квиб кивнул в молчаливом согласии.

— Раэль, — негромко произнес Барэк и опустился в кресло рядом с ней.

Хотя ее лицо было скрыто за вуалью, в остальном его кузина не делала никаких попыток остаться незамеченной. Садд Сарк прикрыл глаза, почувствовав, как ее сила тактично касается границ его силы, точно знакомясь заново.

— Рада тебя видеть, кузен, — царственно кивнула женщина, но в ее голосе чувствовалась теплота. — Хотя и неожидала.

Барэк, несмотря на все усилия, не смог сдержать горечи:

— Ты, разумеется, ожидала найти здесь свою сестру. Всемогущую Сийру.

Раэль замерла — и это была не просто внешняя неподвижность. Когда она заговорила, ее голос был пронзительным и настойчивым, однако севшим до шепота:

— Почему ты говоришь о ней так? Что произошло между вами?

— Не здесь, — предостерег ее садд Сарк, потрясенный тем, как быстро его кузина все уловила. Вернулся Хасто'тха с вином. Барэк рассеянно взял бутылку. — У нас важный разговор, — сказал он управляющему, не сводя глаз с Раэль. — Очисти зал от посетителей и отошли служащих домой. После этого тоже можешь идти.

Обведенные коричневым ободком глаза Хасто'тха изумленно заморгали.

— Закрыть «Приют», хозяин? Но он никогда не закрывается…

Садд Сарк стремительно развернулся, и его сила взвилась столь яростно, что покьюлианин съежился.

— Я сказал «закрыть», недоумок. Возможно, навсегда. А служащим скажешь, чтобы возвращались только тогда, когда я их позову.

— Как прикажете, господин чародей. — Хасто'тха попятился, из его глаз хлынули черные слезы. Теперь он был преисполнен уважения к своему новому хозяину.

«Что происходит, Барэк?» — мысленно спросила его Раэль.

Клановец поморщился, и она все поняла, тут же тактично переключившись на словесное общение.

— Как это случилось? С Сийрой все в порядке?

— С Сийрой! Ха!

То, каким тоном Барэк произнес это имя, вложив в него всю свою обиду, сказало ей достаточно. Раэль двумя пальцами откинула вуаль и со старательной небрежностью потянулась за вином.

14
{"b":"6112","o":1}