ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Хорошо, что ты закрыл это заведение, кузен, — проговорила она голосом столь же шелковистым, как и странно живые пряди иссиня-черных волос, выбивавшиеся из-под свободного капюшона. — Думаю, нам с тобой предстоит немало обсудить.

ГЛАВА 6

— Я как какой-нибудь глупый драпск, почти готова поверить в магию, — Полная дремотного довольства и совершенно объевшаяся восхитительным мясом какой-то местной птицы, фаршированной зерном и плодами, я привалилась к крепкому плечу Моргана, жалея, что нельзя продлить этот миг еще немного.

— Угу, — согласился он и обхватил мою талию рукой, чтобы мне удобнее было сидеть.

Мои волосы быстро обвились вокруг его плеч и шеи и затихли — словно затаились, чтобы не привлекать лишний раз внимания. Возможно, мне стоило сменить позу, выбраться из его объятий, которые были недвусмысленно нежными, но зачем?

Этой ночью все мои страхи и вся вселенная остались где-то далеко, загнанные в тень негромкими однообразными мотивами туземных песен.

Были еще танцоры. Весь вечер они то исчезали, то вновь появлялись на сцене, очерченной кругом костров, — то бешено кружась, извиваясь и притопывая расширяющимися книзу ступнями под барабанную дробь, которая отдавалась у меня в костях, то двигаясь медленно и плавно под пронзительные звуки неизвестного мне духового инструмента. Казалось, этому не будет конца, и я изумлялась, как могут танцоры час за часом без устали выдерживать требуемый ритм.

— Визрен говорит, что обычно они пляшут до рассвета, — в унисон с моими мыслями подал голос Джейсон.

Он сдержал обещание, его ментальные барьеры были на месте, но наши поверхностные мысли то и дело смешивались — мы оба наслаждались наступившим затишьем.

— Ты не присоединишься к нам, госпожа?

Я лениво подняла глаза на Визрен, которая отделилась от группы танцующих и приблизилась ко мне. Выглядела она донельзя экзотически — все лицо, туловище и суставчатые ноги покрыты краской и блестят от пота. Я уловила исходящее от старухи удовлетворение. Она сделала приглашающий жест. Эта ночь имела для деревушки большое значение — праздник изобилия, вызов, брошенный голодным месяцам, возможность собраться всем вместе.

«Почему нет?» — сказала я себе самой и Моргану с внутренней улыбкой, хотя одна мысль об этом еще сегодня днем потрясла бы меня до глубины души. Я бросила подозрительный взгляд на свой опустевший кубок, потом пожала плечами.

Визрен ввела меня в круг света от костров. К счастью, сейчас плясали довольно простенький танец, в самый раз для высокопоставленной начинающей. Барабаны бухали радостно и ритмично, и вскоре меня окружили, по-видимому, все до единой взрослые женщины деревни. Мы танцевали в кругу, то приближаясь, то отступая от внешнего кольца поющих мужчин. Оказавшись рядом с Джейсоном, я засмеялась ему и, подражая соседке, принялась крутить бедрами в попытке сымитировать движения ее бешено вращающегося торса. Во всем этом была какая-то целительная чистота и невинность.

Не знаю, сколько длился этот танец. В какой-то момент в пляску начали вступать мужчины, и скоро внутри кольца костров уже царила веселая кутерьма. Я отскакивала от одного разрисованного тела и тут же сталкивалась с другим. Похоже, эта толкотня была намеренной и имела какое-то важное значение. Я запыхалась и начала серьезно подумывать о том, чтобы перебраться в относительную безопасность, поближе к краю поляны.

Потом заметила, что почти все пары уже вышли за круг костров — танцующие, стремительно кружась, исчезали в подступающей к нему темноте.

Горячая рука обвила мою талию. Я удивленно подняла глаза.

Раскрашенное лицо Премика расплывалось в дурацкой ухмылочке, совершенно не идущей обычно исполненному достоинства охотнику. От него довольно сильно разило местным пивом. Я подавила искушение захихикать и завертела головой, дабы посмотреть, как реагировали на подобные вещи остальные. Насколько я могла судить, похоже, ни одна дама не возражала против подобных заигрываний. Решив испробовать крепость хватки Премика, я обнаружила, что нахожусь в стальных тисках.

— Премик, — начала я, в то время как мы в бешеном ритме, не переставая притопывать, неслись к ближайшему проходу между кострами.

— Премик! — эхом отозвался более низкий голос. На пути у нас возник непоколебимый, точно скала, Морган.

Затуманенное пивом сознание охотника наконец заметило преграду, и он медленно перестал передвигать ногами. Я неподвижно стояла в кольце его рук, внезапно растерявшись и не понимая, что Джейсон намерен предпринять. Ведь он должен знать, что все это делается шутки ради, что меня скорее веселит, чем тревожит это свидетельство приязни со стороны туземцев.

Но почему прекратилась музыка? Почему я внезапно начала дрожать, как будто налетел порыв холодного ветра?

Это была сила. Внутренняя сила Моргана, подкрепленная той, что я сама отдала ему. Все мое веселье как рукой сняло, стоило мне понять, что все происходящее между двумя мужчинами уже перестало быть шуткой — это было соперничество, борьба за обладание, заявление своих прав. Неважно, что для обоих я была чужой, — кровь еще бурлила от танца, а здравый смысл был затуманен пивом. Джейсон стоял, внешне бесстрастный, с повисшими вдоль тела руками, но Премик знал. Охотник отпустил меня, одной рукой довольно грубо оттолкнув в сторону, а другой принялся нащупывать нож, который, к счастью, обычай запрещал брать на ночной пир.

— Прекратите! — воскликнула я, ошеломленная тем, как в мгновение ока все переменилось, все еще дрожа от воздействия эмоций Моргана, многократно усиленных его ментальной силой. По крайней мере, хоть это осталось между нами двумя: те, кто начал подтягиваться к нам, не чувствовали ничего, кроме предвкушения. Они — примитивный народ, поняла я. Двое застывших в напряженных позах мужчин в кругу — тоже часть их ночного праздника.

Премик издал низкий рык и бросился на Джейсона. Реакция человека была молниеносной, но длинная рука Премика ухватила Моргана за ногу, и он мешком рухнул на землю. Я отчаянно завертела головой в поисках Лаэм'ши, Визрен или кого-нибудь, наделенного властью. Они не могут не помочь мне остановить это бессмысленное столкновение между друзьями.

Есть. Я была уверена, что одинокая фигура справа от толпы принадлежала шаману, хотя его костюм, да еще и с такого расстояния, не давал мне быть полностью уверенной в этом. Я с большим трудом пробилась к нему сквозь толпу туземцев, которые из мирных танцоров превратились вдруг в безумных подстрекателей к драке.

Несмотря на спешку, я против воли остановилась и уставилась на призрака, которым Лаэм'ша казался в свете костров. От того места, откуда у него росли ноги, и до головы его фигуру покрывало какое-то похожее на громадную корзину приспособление. Оно было наполнено плодами и прочей едой, которую набили туда так плотно, что сквозь прутья просачивалось полужидкое месиво, привлекавшее насекомых и несколько более крупных лесных обитателей, которые бросили на меня недовольный взгляд и с шелестом унеслись прочь. Мне оставалось только догадываться, каково шаману находиться внутри этой корзины. Меня мгновенно окутало одуряющее облако ароматов, представлявшее собой смесь лежалой еды, цветочных гирлянд и Оссирус знает чего еще.

Этот живой склад обернулся ко мне; на уровне лица в корзине оказалось отверстие. В темноте тускло поблескивала пара глаз. Наверное, это сделали для того, чтобы старик мог видеть, куда ступает в танце.

— Лаэм'ша, — собралась я с духом. — Ты… — И в этот момент с воплем шарахнулась от кошмарного существа, выскочившего на меня из укрытия где-то на высоте плеч шамана. Размером оно было с мой кулак, но челюсти разевало куда шире, обнажая ряды зеленых зубов и два раздвоенных языка. Вытаращенные глаза затягивала, как у слепых, молочно-белая пленка. Не знаю даже, что вызвало у меня большее омерзение: раздутое четвероногое тело мерзкой твари или рыдающий крик, с которым она налетела на меня.

15
{"b":"6112","o":1}