ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

То, что он говорил, было совершенно немыслимо.

— Это запрещено! — запротестовала я и постаралась как можно более незаметно изогнуться так, чтобы изолировать боль и подтвердить для себя ее очаг. — Даже если бы кто-то и осмелился совершить подобное — у Клана нет для этого ни знаний, ни технологии.

Его глаза сверлили меня, их синева была холодной и твердой, как многовековые льды.

— Знание — тот же товар. А запрещенное знание просто дорожает в цене.

А вдруг это правда? Я смотрела на разбитое, превратившееся в один сплошной синяк лицо Джейсона и пыталась разобраться в мыслях, беспорядочно роившихся у меня в мозгу. Потом медленно, постепенно, я почувствовала, как застываю, как мои мысли обретают жгучую остроту. Все эмоции улеглись, оставив лишь бешеный гнев. Я смотрела в лицо своего возлюбленного и видела, да простит мне Оссирус, всего лишь орудие, которое, сама того не ведая, выковывала весь прошлый год. Орудие, которое только и ждало, чтобы его пустили в ход.

— Верни то, чего меня лишили, Джейсон Морган, — непослушными губами проговорила я. — Разыщи их, где бы они ни скрывались. Если любишь меня…

Наши мысли схлестнулись в невиданном порыве эмпатии, мы превратились в одно существо, темное и исполненное решимости. Он впустил меня за свои барьеры, и я хлынула в его разум волной ярости, на миг ошеломленная неистовой мощью его отклика.

Словно нацеливая луч чудовищной мощности на своих врагов, я толкнулась…

И покинула сознание Моргана в ту секунду, когда он материализовался в командной рубке «Серебристого лиса». Мои глаза широко распахнулись, слепо глядя навстречу льющимся в хижину солнечным лучам.

Ну вот и все.

Я лежала, вслушиваясь в суетливую перекличку голосов и приближающихся шагов, и понимала, что собственными руками только что превратила в явь свой самый страшный кошмар.

Я осталась одна.

ИНТЕРЛЮДИЯ

Команда? На нее нельзя положиться.

Было ли это заключение верным или нет, находящаяся в сторонке от всеобщей суматохи капитанского мостика одинокая фигура кивнула головой в такт своим мыслям, вполне довольная тем, что относится ко всем, кто не принадлежит к его расе, — как и к большинству тех, кто принадлежит, — с недоверием. Обычно такой подход, как показывал опыт Фэйтлена ди Парса, специалиста второго уровня и члена Совета Клана, отлично себя оправдывал.

Команда и в самом деле оказалась никуда не годной. Хотя он полагал, что, учитывая суммы в местной валюте, перешедшие из рук в руки и прочие хватательные придатки, он вполне мог рассчитывать на слаженно работающий экипаж. Задача была предельно проста: быстро, но без лишнего шума вывезти его группу вместе с ее драгоценным грузом из этой забытой богом дыры. Фэйт-лен обтер изящные длинные пальцы о плащ, пытаясь избавиться от липкого пота. Не стоило во всем полагаться на этих иномирцев. Он не подумал, к какой катастрофе может привести подобное легкомыслие.

— Портовые медузы опять чем-то недовольны, капитан! — перекрывая общий гул, прокричал чей-то голос.

Шесть денебиан как один обернулись, чтобы взглянуть на пассажира, и воцарилась относительная тишина.

— Мне казалось, вы договорились с портовой администрацией Покьюлара, — рявкнул капитан, краснолицый человек, чьи налитые кровью крохотные глазки слезились, выдавая в нем заядлого курильщика йса. — Нам ни к чему лишние неприятности…

Неприятности? Фэйтлен усмехнулся про себя. Эх, если бы только он не нуждался в их отвратительно медлительном, неповоротливом корабле, чтобы сохранить свое путешествие в тайне от тех, кто наблюдал за м'хиром, он показал бы этим жалким существам, что такое неприятности. Но лишнее беспокойство ему действительно ни к чему.

— Вынужден напомнить, капитан, что вам заплатили достаточно, чтобы компенсировать любые… непредвиденные затруднения. — Он с минуту обдумывал ситуацию. — Держите заявленный курс, — приказал наконец Фэйтлен. — Я поговорю с…

Что собирался сказать клановец, так и осталось неизвестным, заглушённое взревевшей сиреной. Команда разбежалась по местам и с пугающей поспешностью активизировала поля безопасности. Ди Парс немедленно последовал их примеру. Рычаг поддался не сразу, но вскоре ободряющие электромагнитные тиски все же прижали его к скамье. Он предположил, что все, кто находился внизу, тоже приготовились подобным образом.

— Скорее всего, какой-нибудь забытый спутник или его обломки на непомеченной орбите, — бросила через плечо навигатор. — Нашему кораблю ничто не грозит. — Она помолчала. — Да, кстати, блюстители не обязаны указывать свой курс.

Фэйтлен ничуть не удивился, когда сирена снова оглушительно взвыла, а свет погас.

Послышалась отборная ругань, обозначая местонахождение в темноте членов экипажа. Когда клановец уже готовился покинуть корабль, без колебаний решив бросить все на борту, освещение вновь вспыхнуло, а защитные поля ослабли. В голосе капитана, что-то кричавшего в переговорное устройство, внезапно послышались примирительные нотки.

— Подтверждаем наш курс, констебль. — Пауза. — Нет. Никаких трений с портовой администрацией. — Снова пауза. — Туристы.

Капитан откинулся на спинку кресла, утирая со лба пот, и Фэйтлен осведомился:

— Ну?

Тот обернулся, красные глазки злобно зыркнули на надоедливого пассажира.

— Полагаю, вы заплатили нам недостаточно щедро, чтобы играть в пятнашки с патрулем блюстителей. Они рыскали там, невидимые для всех локаторов, и, думаю, поджидали какого-нибудь браконьера. Я едва от них ушел, понятно? Им вполне могло прийти в голову обыскать нас. Не знаю, что уж у вас там внизу, и совать свой нос в это дело не собираюсь. Но в наш договор не входило, что бы нас схватили с поличным, если вы везете какую-нибудь запрещенную Торговым пактом контрабанду.

— Поверьте мне, капитан, — спокойно проговорил клановец. — Им не пришло бы в голову ступить на борт этого корабля. — Он чуть отпустил свою силу и обрушил на мозг человека волну боли, с интересом исследователя наблюдая сменяющиеся одно другим на лице капитана потрясение, страх и, наконец, отвращение. — А заплатил я вам вполне достаточно.

ГЛАВА 8

— Ей без этого никак не обойтись? — Вопрос Раэль, демонстративно обращенный к Визрен, явно был задан с расчетом спровоцировать меня. Я не обращала на сестру внимания, всецело поглощенная новой для меня задачей — как передвигать ноги, не задействуя мышцы живота. Ну, наконец-то. Я привалилась к дверному косяку, спиной к наблюдающим, и была вознаграждена за свои усилия первым с прошлой ночи взглядом на внешний мир.

Ничто в мирном пейзаже, представшем моим глазам, не говорило о разыгравшейся трагедии. Не осталось и никаких напоминаний о веселом ночном празднике. Жители деревни сновали мимо — некоторые с узлами в руках, другие с путающимися под ногами ребятишками или верхом на покьюлианских скакунах. Но независимо от возраста или занятия голоса туземцев были приглушены, а их глаза то и дело исподтишка устремлялись на меня.

«А что здесь, собственно, удивительного?» — хмуро спросила я саму себя. Ведь все это по моей вине — все смерти, да и не только. Мои пальцы вцепились в прикрытое соломенной циновкой дерево — я снова попыталась мысленно коснуться Джейсона. То, что при этом присутствовала Раэль, меня уже не волновало; она тогда вошла в хижину следом за Морганом, но ни один из нас был в тот миг не в состоянии заметить ее присутствия, поэтому моя сестра стала свидетельницей того, что, будь моя воля, я никогда не позволила бы ей увидеть.

Глаза защипало от пота, меня начала бить дрожь от удвоенных усилий, которые приходилось прикладывать, чтобы подавить разгорающуюся в животе боль и сосредоточиться на м'хире.

«Джейсон!» — послала я мысленный зов, вытолкнув это имя скорее отчаянием, чем силой. Ответом мне было смутное, почти воображаемое золотистое сияние его сознания — нас разделяла непроницаемая защита, которую я приучила его никогда не ослаблять.

19
{"b":"6112","o":1}