ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но, Непостижимая… — Капитан Мака приблизился ко мне, потянулся, как будто собираясь коснуться моей руки, но так и не сделал этого. — Мы уже сообщили макиям о том, что ты — наш кандидат. Ты получила место в Церемонии, мы поручились за тебя всем племенем, хотя это и вызвало задержку. Мы летим на предельной скорости.

— Мы оставили наш груз на складе, — проговорил один из драпсков так тихо, что я еле разобрала.

Другой, позади меня, прошелестел:

— Неужели Непостижимая покидает нас?

Если я что-то и покинула, так это Покьюлар, а вместе с ним и свой последний шанс нагнать Моргана. Я покачала головой, потом добавила «нет» вслух — на тот случай, если они не уловили мой жест, хотя на моей памяти драпски отлично обходились и без явно видимых глаз, а такие опытные торговцы, как эти, должны были к тому же разбираться в жестикуляции гуманоидов едва ли не лучше, чем сами эти гуманоиды.

— Нет, — повторила я еще раз твердо. Я подумала, что, весьма вероятно, обязана им жизнью — своей, но не Джейсона. — Я вас не покидаю. Но сначала я должна кое-что сделать на Покьюларе. Ведь у вас наверняка будут и другие состязания, даже если я и не успею на это. Даю вам слово принять в них участие.

Воцарилась еще более мертвенная тишина — даже те драпски, которые только что возились с приборами, обернулись и добавили свои антеннки к тому лесу, что уже и так был нацелен на меня.

— Непостижимая! — Властность, прозвучавшая в голосе говорившего, заставила меня сделать вывод, что это, скорее всего, был капитан Мака — властность и уже знакомый возбужденный взмах ручкой. — Непостижимая, я не могу выразить, как важно для макиев твое появление на этом Состязании. Если ты не станешь в нем участвовать, другие Состязания, может, и будут, но на «Макморе» не будет макиев, которые сочтут за честь поддерживать тебя как кандидата.

— Я не совсем понимаю, капитан, — возразила я, хотя внутренне, боюсь, уже начала прозревать и понимать, в какую ловушку, сама того не ведая, угодила. — Это ваше Состязание… оно как-то связано с магией? Но я не имею к магии никакого отношения. Я не могу в нем участвовать!

Все антеннки мгновенно встали торчком.

— Не сомневайся в своих способностях, Непостижимая, — проговорил Мака, неожиданно воспрянув духом. — Мы верим в тебя. Все на этом корабле были свидетелями твоих деяний на Покьюларе.

— Салонные фокусы. Иллюзионная технология.

— Подлинная магия, вроде той, что ты уже продемонстрировала мне сегодня, о Непостижимая.

Это веское утверждение исходило от медика, Макайри. Я бросила на него косой взгляд. О чем это он? Я была уже готова усомниться в нормальности существа, которое свернулось в клубок в разгар медицинского осмотра. Или он каким-то образом уловил мою попытку коснуться Моргана через м'хир? Я быстро загнала эту пугающую мысль в дальний уголок подсознания.

— Тогда можно мне хотя бы послать сообщение по вашей системе связи?

— Твое присутствие на корабле племени должно оставаться тайной, — вступил в разговор один из тех драпсков, имен которых я не знала.

Капитан Мака — ну, по крайней мере, я думала, что это был именно он, — поспешил добавить:

— Нельзя, чтобы хеерии что-нибудь пронюхали о тебе, Непостижимая! Ни в коем случае!

Я зажмурила глаза, потом снова их открыла.

— Но почему, капитан? — осведомилась я, как мне хотелось бы верить, с поразительным хладнокровием.

— Если другие племена узнают, что макии везут столь могущественную Непостижимую, как ты, они могут воспротивиться отсрочке Состязания. В том случае, если это им удастся, мы не успеем прибыть на Драпскию вовремя. Хеерии уже прибегали к такой тактике. — Мака потер маленькие ручки — забавная пародия на человеческий жест, который, как я бессердечно решила, капитан использовал намеренно, чтобы продемонстрировать мне, как он расстроен. — К тому же секретность даст тебе преимущество в Состязании, о Непостижимая; будет куда лучше, если твое появление станет для других неожиданностью. Прошу тебя, поверь мне. И пожалуйста, знай, мы несказанно счастливы, что ты согласилась помочь нам завершить наш поиск. Твоя доброта, твоя щедрость, твоя…

Перед тем, как отвечать на мой вопрос — чего, кстати сказать, он, по существу, так и не сделал, — Мака набрал достаточно воздуха, чтобы продолжать в этом ключе еще некоторое время.

— Капитан Мака, — прервала я его так сурово, как только могла, учитывая, что я совсем недавно находилась в полуобморочном состоянии. — Моя щедрость не простирается так далеко, чтобы позволить вам похитить меня. Так что либо пустите меня к переговорнику, либо верните обратно на Покьюлар, либо… — Тут я заколебалась. — Отвезите меня на планету Эттлера.

Планета Эттлера была резервным планом Моргана. Он настоял, чтобы мы договорились о месте встречи, убедил меня в том, что может настать день, когда мы окажемся разлучены и будем вынуждены спасаться от погони. Вот тогда нам и понадобится безопасное место, где можно дождаться друг друга. Тогда я согласилась с ним лишь затем, чтобы положить конец неприятному разговору, совершенно уверенная — ничто не сможет заставить меня покинуть его. На самом деле я представления не имела, как далеко планета Эттлера находится от текущего местонахождения «Макморы» или от Покьюлара. Я не думала, что это знание может мне когда-нибудь пригодиться. «Но сейчас, — сказала я себе, затаив дыхание, — это может оказаться меньшим из нескольких зол».

По-видимому, драпски отнюдь не собирались со мной соглашаться. Пятеро из команды свернулись в маленькие белые клубки, а один принялся кататься по полу, пока не врезался в стойку. Это помогло мне разрешить один из мучивших меня вопросов: я увидела, как хохолки на их антеннках расплющились и сами усики сложились, уместившись в изгибах их тел.

Остальные драпски стояли совершенно неподвижно, их антеннки поникли так, что в конце концов повисли, точно пурпурные накидки над несуществующими плечами. Никто не произнес ни слова.

После очень долгого молчания моего лба коснулся легкий ветерок, взметнувший мои волосы, прежде чем взъерошить хохолки ближних ко мне драпсков. Я предположила, что кто-нибудь где-то на «Макморе» встревожился, почему кораблем никто не управляет.

Когда мои хозяева не отреагировали даже на этот призыв, я решила, что мне тоже самое время начать беспокоиться.

ИНТЕРЛЮДИЯ

Барэк сада, Сарк презрительно фыркнул. Раньше ему приходилось иметь дело только с людьми. К ним хотя бы со временем можно было привыкнуть. Но эта… это сборище чужаков было неизмеримо хуже. У людей с клановцами по крайней мере строение тела было сходным. А эти? Форм, размеров и цветов глаз, которые следили за ним сквозь мглистую дымку, было столько, что ни в одном самом чудовищном кошмаре не привидится. Как его угораздило поддаться на уговоры Сийры и взяться за управление этим притоном?!

— Каков лимит кредита для посла Ауорда, господин чародей? — вклинился в его мысли елейный голос Хасто'тха. Молчание, затем нетерпеливое покашливание. — Господин?

Клановец поднял глаза на управляющего.

— Вдвое против того, что она просит, — отозвался он, не замечая недоумения, расплывающегося на толстом лице покьюлианина. — После того как она отдаст тебе на хранение коды доступа к своей яхте.

Если бы Барэка хоть на йоту заботило мнение о нем его служащих, внезапно исполнившийся уважения взгляд управляющего немало потешил бы его самолюбие.

Что тут такого? Простая наблюдательность. Здесь даже человек бы справился. Не нужно входить в м'хир и пробовать мысли старой ауордианской карги, чтобы понять, что эта дамочка — неисправимый игрок. В гриву рыжих волос у нее вплетены бусины удачи, которых с лихвой хватило бы на два десятка хоть человек, хоть иных существ, притом бусинки эти явно не бижутерия, а драгоценные. А о яхте она только и делала, что хвасталась во время нудного ритуала, на который ее уговорил Хасто'тха, — на обеде в роскошном отдельном кабинете. Садд Сарк развернулся и перекинул одну длинную ногу через подлокотник черного трона Сийры, на котором сидел. Он был довольно удобным, несмотря на то что с виду казался высеченным из какого-то камня. Да, его кузина все-таки не промах, забавную создала иллюзию. Но даже эта иллюзия ни в какое сравнение не шла с той, которую Сийра пускала в ход, чтобы обманывать посетителей «Приюта Звездоплавателя» относительно собственной внешности. Барэк без всякой горечи признавал, что подобное использование силы ему с его невеликим Даром не по зубам. Он окинул взглядом море голов и прочих черепных устройств, покачивающихся в сизом дыму, который окутывал главный зал «Приюта». Нет, они никак не заслуживали ее внимания, заключил он, прикрыв глаза. И его внимания, кстати, тоже.

26
{"b":"6112","o":1}