ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мне вдруг ни с того ни с сего вспомнилась ставшая ныне начальницей сектора Лайдис Боумен, блюстительница Торгового пакта, чье вмешательство, по всей вероятности, спасло меня от действий Совета Клана и моего отца, Джареда ди Сарка. Ее лицо встало у меня перед глазами — круглое, суровое, с лучиками морщинок, разбегающимися из уголков глаз и губ, которые, кажется, одинаково готовы в любую секунду как усмехнуться, так и нахмуриться. Она и ее констебли пошли на определенный риск, имплантировав себе специальные мыслеглушительные приборы прямо в основание мозга, чтобы защититься от возможного воздействия Клана.

Сейчас, оглядывая превратившуюся в мою тюрьму крошечную каюту с нежно-розовыми стенами, которые не образовывали углов, а выпячивались, я впервые за все время задумалась — сами люди изобрели эту технологию или у кого-то купили ее, и если купили, то у кого именно.

Я снова устроилась на кровати. Пусть драпски невидимы для моего внутреннего чутья, но вдруг мне удастся найти на этом корабле кого-нибудь, чьего разума я смогу коснуться.

Ого! «Макмора» больше не была одинока в космосе, а на борту у нее теперь находились не только драпски.

Я потерла лоб и яростно заморгала, безуспешно пытаясь смягчить болезненное впечатление от нескольких сотен разумов, внезапно обрушившихся на мое сознание. Ощущение от суматохи вокруг было отчетливо разнородное, и я уверенно заключила, что где-то поблизости, а именно на другом корабле, прилепившемся к нашему по предварительной договоренности, а не в результате нападения, находятся несколько различных видов.

Что было и хорошо, и плохо одновременно — судя по самым четким образам, которые я получила, «Макмора», скорее всего, пристыковалась к очень большому и весьма населенному пиратскому судну.

— Должно быть, в механизме что-то заело, о Непостижимая, — лепетал драпск, пришедший открыть мою дверь некоторое время спустя. Его антеннки едва не переплелись в порыве, который я снисходительно приняла за искреннее переживание. — Нам следовало провести в твою каюту систему связи. Я лично прослежу за тем, чтобы…

Прежде чем драпск успел покинуть меня ради сей благородной миссии — а это означало бы, что он непременно отпустил бы открытую дверь, за ручку которой держался правой рукой, — я бросилась вперед и ухватилась за ручку сама.

— Благодарю. — Вот и все, что я удосужилась сказать, покидая каюту.

— О Непостижимая. Приношу извинения за то, что случилось, — начал капитан Мака. — Должно быть, механизм твоей двери…

— В нем что-то заело, — закончила я за него. — Хотя я буду весьма признательна, если в мою каюту действительно установят систему связи, как обещал мне один из вашей команды. Мне очень не хотелось бы, чтобы подобное повторилось еще раз, капитан.

При этих словах работающие на мостике члены команды, как обычно, дружно втянули щупальца в рот — мои разговоры с их капитаном вызывали у них неизменный интерес.

— Непременно, о Непостижимая, — произнес Мака своим рассудительным голоском, а его антеннки слегка подались в мою сторону, как будто капитан пытался определить расположение моего духа.

На этот раз я увидела, откуда на мостике появляются сиденья — три чем-то напоминающих табуреты предмета выросли прямо из пола по команде одного из драпсков. В прошлый раз я не заметила этого, слишком сосредоточенная на попытке не лишиться сознания. На этот раз падение в обморок не входило в мою программу посещения капитанского мостика «Макморы». А вот получение ответов на свои вопросы входило, и определенно.

Я уселась на высокий табурет, откуда открывался отличный обзор на весь мостик, сложила руки на коленях и сплела пальцы в фигуру, которая выглядела бы как можно более магической и при этом мне было бы не слишком сложно удерживать руки в таком положении. У меня не было причин сомневаться, что драпски упустят из виду подобную мелочь. Ну, которого? Ага, у панели связи сменялись дежурные. Я сосредоточилась на драпске, ожидавшем, когда его место освободится, указала на него переплетенными пальцами, как я надеялась, в достаточно магическом жесте, и…

Драпск, к моему удовлетворению, исчез практически мгновенно, дав мне первую часть требуемой информации. Значит, это в моей комнате было что-то такое, что мешало мне выйти в м'хир. Здесь, на мостике, мой Дар действовал.

Похоже, драпски на мостике тоже это знали. Все антеннки устремились в моем направлении, и у меня вдруг совершенно не осталось сомнений — они отреагировали так на то, что я воспользовалась м'хиром, и именно они создали используемую блюстителями мыслеглушительную технику. Но сами эти маленькие существа не присутствовали в м'хире, я еще раз быстро проверила это. Так кто же они такие? Они что-то знают о м'хире или это просто нечто вроде инстинкта? Достаточно серьезные вопросы, и я заколебалась, не уверенная, что мне действительно нужны ответы на них, как и связанные с ними лишние сложности.

— Макоори чем-то разгневал тебя, о Непостижимая? — слабым голосом спросил Мака. Его антеннки бешено вибрировали.

Поскольку упомянутый Макоори немедленно появился вновь, практически вывалившись из открывшихся дверей ближнего лифта, вопрос казался чисто умозрительным, но я была намерена выжать из легковерности драпсков все до последней капли.

— Вы все разгневали меня, капитан Мака. Я пришла на этот корабль по доброй воле — и какова же ваша благодарность? Вы запираете меня в моей каюте, а сами пристыковываетесь к каким-то незнакомцам. Я чувствую, что мое доброе имя под угрозой, — заявила я, с каждым словом распаляя себя все сильнее. — Я чувствую, что сама моя жизнь под угрозой! И как мне прикажете выступать в Церемонии на Драпскии в таком состоянии?

Антеннки затрепетали так сильно, что стали похожи на какой-то причудливый сад, колышущийся на ветру. Я перевела дух и позволила драпскам пообщаться друг с другом в своей манере, надеясь, что своей цели я достигла.

— Мы не хотели тревожить тебя, о Непостижимая, — заговорил наконец капитан Мака, положив на мою ладонь теплую четырехпалую ручку. До этого ни один драпск добровольно не дотронулся до меня, если не считать медицинских манипуляций, и я немедленно пустила в ход метод Моргана, чтобы посмотреть, нельзя ли прочитать мысли существа хотя бы таким способом. Никакого отклика.

— Так чего же вы хотели, капитан? — осведомилась я холодно. — И к чему пристыковался ваш корабль?

— Этот корабль называетс-сся «Нокрауд», фем, — прошипел еще один, новый голос, от которого меня пробрала дрожь. Я стремительно обернулась, чтобы взглянуть на его обладателя, вышедшего на мостик «Макморы» из второго лифта в сопровождении трех похожих на людей охранников, и мне показалось, будто время обратилось вспять — и совершенно не в мою пользу. — А ваш-ши хоззяева, должно быть, хотели сс-спрятать вас-сс от нас-сс.

Мне было знакомо такое строение тела — схожего с моим по форме и размеру, но наделенного молниеносной стремительностью хищника. Пара высоких тонких гребней тянулась от мясистого хобота до лба, двумя изгибами обрамляя выпученные глаза. Гребни были крапчатыми, пурпурно-желтыми, так что эта естественная пигментация казалась скорее похожей на какие-то посторонние пятна. Чешуйчатый хобот, склоненный книзу, чтобы лучше разглядеть меня, поскольку я оставалась сидеть, по всей длине покрывали неправильные шишки размером с костяшку пальца. Буравящие меня глаза были размером больше моего кулака каждый, с чернильно-черными зрачками, рассекающими их мерцающую желтизну пополам. Представитель этой расы, с кем мне доводилось встречаться, Роракк, которого Джейсон уничтожил без всякой жалости, словно бешеного пса, рассматривал приматов как не слишком аппетитное блюдо и похитил меня по поручению Йихтора ди Караата. Это существо походило бы на Роракка как две капли воды, если бы не чуть искривленная культя, оставшаяся на месте почти полностью утраченной левой руки. В попытке убить Моргана Роракк воспользовался своим кораблем как оружием, нечаянно оторвав кусок от космической станции и погубив в процессе десятки невинных существ в добавок к большей части собственного экипажа.

30
{"b":"6112","o":1}