ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глаза человека опасно блеснули.

— А ты считаешь, что моей вины в этом нет? Я подвел ее везде, где только мог. — Он подгреб к ближайшей скале и перелез с матраса на камень. Затем, тяжело дыша, продолжил: — Я позволил Сийре покинуть прекрасно укрепленный «Приют». Потом, вместо того чтобы вернуть ее назад, ухитрился напиться на деревенском празднике и приревновал ее. Да так, что затеял драку с тем, кого называл своим другом, словно ошалевший от любви сопляк. Я бросил ее одну, и Сийра, когда они на нее напали, оказалась беззащитна. Думаю, тот спектакль, что я устроил, пришелся им очень кстати.

Исполин взобрался на камень рядом с ним, шумно отряхнулся и встал на ноги.

— Так найди ее. Позаботься о своей подруге хотя бы сейчас.

Морган пожал плечами:

— Сийра не покинула бы Покьюлар без причины, Гвидо. Она могла бы связаться со мной на «Лисе», если бы захотела. Эта женщина в состоянии позаботиться о себе. — Человек помолчал. — Ты не представляешь, какими возможностями она обладает.

— А-а…

Джейсон подозрительно глянул на Гвидо:

— Что ты хотел этим сказать?

— Чтобы доказать подруге, что тоже чего-то достоин, ты принесешь ей головы и шкуры ее врагов, — произнес каресианин таким тоном, как будто внезапно разобрался в загадочных мотивах поступков своего побратима и они пришлись ему по душе. — Я присоединюсь к тебе в этой почетной охоте.

— Нет, — покачал головой Морган, сжав кончик клешни Гвидо. — Я хочу, чтобы ты отыскал Сийру и убедился, что она в безопасности.

— Мне казалось, ты только что сказал, что твоя подруга сама в состоянии о себе позаботиться.

— Я не хочу, чтобы она была одна, — сказал Морган, но про себя с беспощадной честностью добавил: «И не хочу, чтобы в том деле, которое мне, возможно, придется сделать, были свидетели».

ГЛАВА 16

Дворец правосудия драпсков оказался похожим на… ну, скажем так, на транспортный терминал. Когда мы прибыли, чашеобразное купе остановилось среди множества точно таких же — некоторые из них были заняты, другие пустовали. Должна сказать, что это наблюдение я сделала не сразу. Мне пришлось карабкаться из купе вслед за своими спутниками, преодолевая кривизну борта, — в одной стене оказались специальные выступы. Однако стоило мне лишь очутиться наверху, как я смогла разглядеть все, что мне хотелось. Мы определенно находились в транспортном терминале. Я не видела никакого намека на зал заседаний, даже никакой двери, только ряды ожидающих пассажиров купе и других, более крупных средств передвижения. К самой площади вплотную подступали здания. Сквозь крыши, сделанные из какого-то прозрачного материала, виднелось темнеющее небо, подсвеченное мягким сиянием окружающих строений. Чаши купе тоже флюоресцировали, как я рассеянно заметила, а их поверхности казались зеленоватыми.

— Далеко еще до вашего Дворца правосудия? — спросила я, приведенная в себя капитаном Макой, который осторожно дотронулся до моего локтя.

— Он перед тобой, — проговорил высокий драпск прежде, чем Мака успел что-либо ответить. — Здесь ты встретишься со своим скептиком и с ним пойдешь дальше.

Я вполне серьезно задумалась, не упереться ли мне на месте, но, учитывая тот факт, что сам пол немедленно подхватил нас и куда-то понес сквозь беспорядочную суматоху транспортных средств, неустанно выплевывающих своих пассажиров на ту же движущуюся дорожку, я решила смириться. Пока что. Я проверила, хорошо ли помню ориентир мостика «Макморы», и пообещала себе, что отправлюсь обратно при малейших признаках неприятностей. Пускай тогда попробуют уговорить меня снова ступить на землю Драпскии.

Мне уже очень хотелось совершить этот маневр.

— Пойду — куда? — осведомилась я, стараясь не выходить за рамки вежливости. — Честно говоря, мои милые драпски, мне кажется, что вы хотите от меня слишком многого.

— Вами займется скептик Коупелап, — объявил до сих пор не произнесший ни слова драпск с оранжевыми хохолками; его общий диалект был безупречен, однако голос звучал на редкость пискляво. — Торопитесь, фем Морган, а не то опоздаете на последний транспорт. Вам нельзя опаздывать. Вечно ты, Мака, оставляешь такие важные дела на самый последний миг.

— Мы до последнего момента не были уверены в согласии Непостижимой, — с достоинством возразил тот.

В спор вступил еще один драпск, и внезапно мои маленькие спутники заговорили вслух, причем все разом.

Жаль только, все это происходило в месте, где уловить можно было не более половины. Я сердито глянула на них, совершенно уверенная, что этот резкий переход на вербальное общение вызван отнюдь не заботой обо мне, а скорее невозможностью конфиденциального разговора при помощи обоняния в подобной толчее. Казалось, во Дворце правосудия собрались все ныне здравствующие драпски. Я притиснулась поближе к моим сопровождающим.

Они меж тем деликатно подталкивали меня к ближайшему транспорту — длинному и гладкому объекту, похожему скорее на выброшенного на берег пузатого кита, чем на средство передвижения. Поскольку странно подвижный пол прямо перед транспортом заканчивался порожком высотой мне по щиколотку, я приготовилась ступить на твердую почву. Но какая-то секунда все же ушла на то, чтобы свыкнуться с мыслью, что теперь мне вновь придется самой перебирать ногами.

Я сделала этот шаг. В противном случае мне грозила перспектива быть растоптанной толпой драпсков, хлынувшей из раскрывшихся дверей на широкий трап. Эта группа состояла из двух видов: большинство, на мой взгляд, как две капли воды походило на макиев, остальные же казались близнецами высокого бирюзового драпска, который в этот миг подталкивал меня вверх по трапу. Море колышущихся разноцветных султанов выглядело весьма впечатляюще, в особенности если прибавить к этому кольца ярко-красных щупальцев вокруг каждого рта.

Когда толпа аборигенов схлынула, я настороженно заглянула в темную и, по-видимому, совершенно пустую утробу транспорта. Пожалуй, с меня хватит.

— Я шагу не сделаю до тех пор, пока вы не объясните, куда и зачем меня везете.

В тот же миг все пятеро моих сопровождающих ухватили меня за одежду или первые попавшиеся под руку части тела и потянули вперед: Нет, все это было проделано в высшей степени мягко, как будто меня побуждали преодолеть какой-то внутренний страх. Тем не менее я уперлась, готовая усилить сопротивление, если мои спутники продолжат меня подталкивать.

На вершине трапа вдруг вспыхнул одиночный конус света. Там стоял драпск с дерзко торчащими вверх хохолками с желтыми разводами на антеннках и складным веером в одной руке. Я ощутила на своих щеках легкий ветерок от веера, и в тот же миг мой эскорт отступился от меня. Я не оглядывалась на них, но громкое хлюпанье всасываемых щупальцев безошибочно сообщило мне, чем все они заняты.

— Поскольку они не могут ничего объяснить тебе, участница Морган, — заговорил драпск с трапа на безупречном общем диалекте, причем, судя по его тону, все происходящее немало его забавляло, — а я могу объяснить все, предлагаю тебе взойти на борт и позволить этому летательному аппарату отправиться по назначению.

— Скептик Коупелап, полагаю? — осведомилась я, не обращая внимания на Маку, который вновь принялся легонько похлопывать меня по руке, обнаружив, что я тем не менее поднимаюсь по трапу. — Честно говоря, — сказала я скептику, когда наконец добралась до вершины трапа и вошла в круг света, — я буду крайне тебе признательна, если ты объяснишь мне хоть что-нибудь.

— Я в твоем распоряжении.

Если быть более точной, это не скептик Коупелап находился в моем распоряжении, а мое время — в его.

Насколько я могла судить, мы были единственными пассажирами этого странного транспорта, который пришел в движение, как только убрали трап и боковые стены сомкнулись. Как и в чашеобразном купе, сиденья здесь предусмотрены не были, но Коупелап вызвал из пола две табуреточки вроде тех, что я уже видела на «Макморе».

— Твой первый вопрос, — проговорил он уверенно, — касался того, куда мы направляемся. Я отвечу тебе. Мы направляемся в один далекий провинциальный городок в том краю, откуда пошло отважное, поразительно мужественное племя макиев. Тебе придется находиться в изоляции до самого суда, чтобы не допустить вмешательства других племен.

36
{"b":"6112","o":1}