ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ужин в пять, фем Морган. У нас здесь все очень просто. Если вам что-нибудь понадобится, воспользуйтесь переговорником. Уже иду! — крикнула моя хозяйка, удаляясь прочь с поспешностью, говорившей о том, что она отлично представляла себе, чем все может закончиться, если она не подоспеет вовремя.

Я оглядела панель переговорного устройства. Проще уж прямо объявить Коупелапу, что я намереваюсь удрать от него.

Во время скомканного суматошного знакомства в дирекции человеческой исследовательской станции, совмещенной с жилыми помещениями, на меня вывалили такой ворох имен, должностей и отношений, что я и не надеялась ничего не перепутать. Скептик молча стоял в сторонке, подергивая хохолками. Он остановился где-то в другом месте — я подозревала, что пребывание в пропитанном человеческими запахами здании должно быть для драпска невыносимо тяжким. Я заподозрила бы его и в том, что его позабавило, как я едва не шарахнулась от бурных приветствий семейства Брайтсон, если бы не щупальце, незаметно и встревоженно скользнувшее в его рот.

Так что, несмотря на теплый прием, смущение и недобрые предчувствия относительно предстоявшего мне тесного общения с излишне возбужденными людьми, а также на то, что я была по-настоящему изнурена, меня не покидали беспокойные мысли. Что бы здесь ни происходило, это имело для драпсков огромное значение. А то, что для них важно, наверняка пойдет совершенно вразрез с моими планами убраться отсюда.

— Еще десерта, Сийра?

— Нет, благодарю вас, Кори, — быстро отказалась я — мой желудок с трудом вмещал в себя уже съеденное, ни о какой добавке не могло быть и речи. Произнося эти слова, я с трудом подавила зевок. Перед ужином я попыталась немного вздремнуть, но у моей двери тут же возник Коупелап, интересующийся моим мнением о нескольких музыкальных записях. Не знаю уж, хотел ли он испытать пределы моего слуха или просто намеревался свести меня с ума. Колокольчик, возвестивший о начале трапезы, стал для меня настоящим спасением.

Вернее, стал бы, если бы на обеде у Брайтсонов больше ели и меньше мерились силой голоса.

Сидя в этом чудовищном бедламе из пятнадцати взрослых людей и шести их разновозрастных отпрысков, я обнаружила, что вполне серьезно раздумываю, не для того ли скептик испытывал мой слух, чтобы решить, под силу ли мне будет вынести это испытание.

Но одно преимущество у меня все-таки было. Меня предусмотрительно усадили подальше от самых младших детей, которым, по моим наблюдениям, необходимо было хорошенько помусолить каждую ложку, прежде чем с довольным видом отправить ее в рот. В результате моим соседом по столу оказался тот самый Грант Мёртри, который, как мне сказали, присутствовал на последнем Фестивале. Коупелап вместе с еще одним драпском сидел на другом конце стола — что, я уверена, в комнате, наполненной разнообразными ароматами еды и тел разгоряченных млекопитающих, было сделано из самых добрых побуждений. Люди любезно отказались от использования парфюма, но в воздухе присутствовал какой-то запах, который уловила даже я. После замечания кого-то из моих хозяев-людей одного из младших Мёртри, несмотря на его протестующий рев, тут же вывели из комнаты.

Во время ужина я постоянно ощущала на себе внимание Коупелапа, но сочла, что он сидит слишком далеко, чтобы расслышать мои слова. Тем не менее я старалась говорить как можно тише, выуживая из собеседника интересующую меня информацию.

— Так вы говорите, Грант, на Фестивале присутствуют не только представители всех племен, но также и инопланетяне?

Как и Брайтсоны, а также почти все собравшиеся за столом люди, Грант Мёртри был невысоким, чуть более полным, чем большинство знакомых мне людей, и отчаянно косил. Как я позже узнала, это сходство объяснялось тем, что большая часть сотрудников сельскохозяйственной лаборатории была родом из одного человеческого мира, Ладина-5. У Гранта был мягкий и приятный голос, а на общем диалекте он говорил практически безукоризненно, если не считать забавной склонности растягивать гласные.

— На самом деле это Элли интересуется здешней светской жизнью, — признался он с таким видом, как будто отсутствие подобного интереса было чем-то предосудительным. — А я здесь главный механик. Так что лучше спросите мою жену, фем Морган.

Поскольку именно Элли несколько секунд назад вывела из комнаты своего скверно пахнущего отпрыска, вряд ли стоило ожидать ее обратно в ближайшем будущем, но я не стала заострять на этом внимание.

— Пожалуйста, зовите меня Сийрой, — попросила я.

— Хорошо, Сийра, — согласно кивнул он. — Но вы же участница. Не могли же вам ничего не рассказать о том, что вам предстоит.

— Еще как могли, — мрачно буркнула я.

Человек прыснул.

— Пожалуй, я не удивлен. Работая бок о бок с драпсками, мы нередко сталкиваемся, скажем так, с непредсказуемыми пробелами в информации. — Он предложил подлить мне сомбея и начал наполнять мою чашку. Дети убежали из комнаты, и стало менее шумно, но я все-таки надеялась, что нас вряд ли кто-нибудь расслышит. — Вот взять хотя бы Фестиваль, — продолжил Грант. — Во многом он ничем не отличается от праздников, которые можно увидеть в любом человеческом поселении: много еды и питья, музыка, развлечения. Они даже обмениваются подарками, но нам посоветовали не принимать в этом участия.

— Но почему?

Мёртри улыбнулся:

— Мы подозреваем, что эти подарки как-то связаны со сватовством. В наши договоренности ничего такого не входит.

Со сватовством?

— Значит, этот Фестиваль имеет какое-то отношение к их, — я сделала тактичную паузу, — репродуктивным процессам?

Мадлен, подошедшая к нам, уловила последнюю реплику.

— Мы в этом не уверены, — вступила она в разговор, невольно бросив взгляд на сидевших у окна драпсков. — Норм — это наш физиолог — несколько раз пытался осторожно их порасспрашивать, но эти драпски всегда очень, сдержанны относительно своей биологии.

— Это свойственно многим видам, — сухо заметила я.

Хозяйка покраснела.

— Ну, мы, разумеется, не стали слишком любопытствовать, но, судя по тому, что нам рассказывала Элли, Фестиваль включает в себя процесс какого-то отбора или селекции.

— Мы считаем, что они в некотором роде используют свой Фестиваль, чтобы в каждом племени определить число тех, кто будет участвовать в произведении потомства, — добавил Грант. — После прошлого Фестиваля племя пардиев удвоилось — за счет токиев, которые когда-то владели рудниками в предгорьях, а теперь трудятся на здешних фермах.

— То есть как это удвоилось? — озадаченно спросила я. — У них появилось больше отпрысков?

— Мы ни разу не видели молодого драпска, — ответила вместо него Мадлен, снова бросив тревожный взгляд на Коупелапа, который теперь посасывал свои щупальца. — Понимаете, о таких вещах здесь не спрашивают.

— Я не могу утверждать, что их стало больше ровно вдвое, — Норм полагает, что это так, но мы не можем подкрепить его мнение никакими цифрами. Но через несколько недель после Фестиваля пардиями кишели все предгорья, а до этого их было почти не видно.

Все это было весьма захватывающе, и я положила себе непременно рассказать об этом Моргану, но мне все эти сведения совсем не помогли.

— Грант, Мадлен, я хочу обратиться к вам с просьбой. Мне необходимо добраться до космопорта и покинуть Драпскию. Сегодня ночью, если возможно.

Оба многозначительно улыбнулись и покачали головами. Да, не такой реакции я от них ожидала.

— Пожалуйста, не волнуйтесь так, Сийра, — принялась ласково увещевать меня Мадлен Брайтсон. — Коупелап рассказывал нам, как вы волнуетесь из-за этого соревнования. Он сказал, что вы можете даже слегка впасть в панику. Но все будет в порядке. Вот увидите.

— К тому же состязание имеет для них чрезвычайную важность, — значительно добавил Грант, как будто не могло быть никаких сомнений в серьезности того, что затеяли драпски.

— О, я знаю, — мрачно отозвалась я и бросила злобный взгляд на сидевшего на другом конце стола скептика. Еще одна надежда разбилась вдребезги. Я выдавила из себя улыбку и весело спросила: — Так что вы можете рассказать мне о самом Состязании?

39
{"b":"6112","o":1}