ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Клановец передернулся — его рука выразительно обвела копошащуюся массу шумных, охваченных азартом существ вокруг нас, большинство из которых вряд ли вообще осознавало, что происходит вокруг, и явно не обращало на нас никакого внимания.

— Как я могу радоваться, видя тебя в таком окружении, видя, как ты растрачиваешь себя на это отребье, да и сама превращаешься в одну из них? Как ты вообще можешь показываться в подобном месте? — Он умолк, буравя меня глазами. — В кого ты превратилась, Сийра?

Я старалась не улыбаться.

— Ну, сомневаюсь, чтобы я превратилась в ту, кем ты меня столь нелестно посчитал, кузен. Равно как и в то, что ты видишь. Не забывай, не все воспринимают меня так, как ты. — Я осторожно потянулась к м'хиру между нами, не касаясь его ментальной защиты, но предложив Барэку другое видение — лицо с размытыми и трудно различимыми чертами, проблеск какого-то невиданного драгоценного камня на лбу, тело, окутанное туманом, который не давал разглядеть его контуры. Разум, замутненный наркотиками или алкоголем, с легкостью клюнет даже на столь нехитрую иллюзию. А разница в описаниях смутит любого, кто окажется более проницательным и увидит нечто большее. Среди посетителей «Приюта Звездоплавателя» едва ли нашлось бы двое таких, кто сошелся бы в мнениях относительно внешности ведьмы-хозяйки.

В глазах моего кузена промелькнуло изумленное выражение.

— Видишь ли, я выиграла это заведение, — продолжала я. — Его предыдущий владелец, Сас'кваат, оказался далеко не столь силен в игре в «звезды и кометы», как считалось. Но, в общем-то, ты прав. Я осталась здесь потому, что это меня развлекает. До того я была совершенно незнакома с теневыми сторонами жизни и потому не могла оценить всей ее многогранности и колорита.

— Ты выбрала не самый лучший способ знакомства с многогранностью и колоритом жизни, — парировал клановец.

Шумная потасовка, завершившаяся вмешательством охранников и звуками увесистых тумаков, послужила весьма удачным аккомпанементом к его словам. Потом он добавил с так присущим ему сдержанным юмором:

— Ты что, стала ведьмой, чтобы получить возможность ошиваться в баре?

— Так было проще, чем рассказывать правду.

Губы Барэка искривились — похоже, я невольно задела его за живое.

— Правду, кузина? И какую же именно?

Я задумчиво разглядывала его, прихлебывая из своей чашки и пытаясь воздержаться от того, чтобы воздействовать на него в м'хире, потом сказала:

— Да нашу правду, любезный кузен. Что мы с тобой, как представители Клана, обладаем привилегией силы, благодаря которой наш народ имеет возможность беззаботно жить, паразитируя на ничего не подозревающих видах Торгового пакта. Погоди-ка… Сколько человеческих миров — двести или триста — мы удостаиваем своим присутствием? Или я ошибаюсь, их больше?

Барэк не удержался и огляделся по сторонам, чтобы убедиться, не слышал ли меня кто-нибудь. Я по этому поводу ничуть не тревожилась. Как только ставки были сделаны, даже землетрясение вряд ли смогло бы оторвать посетителей «Приюта» от игры, куда уж там простому любопытству.

— Ясно. Ты сидишь здесь, — упрекнул он, снова впиваясь в меня взглядом, — и еще смеешь судить всех нас.

— Ничего я не смею, — отозвалась я твердо и подняла руку, чтобы утихомирить его. — И ничего не хочу от Клана. Я начала новую жизнь, Барэк, и эта жизнь позволяет мне использовать свой Дар, не заявляя прав на наследие, от которого я отказалась год назад. — Мое внимание привлекло какое-то движение у подножия помоста, и я не стала говорить то, что собиралась. — Вообще-то, маска ведьмы-рам'ад обеспечивает довольно неплохое положение и за пределами этой планеты тоже — думаю, наш друг Мака подтвердит это. — Я величественно кивнула приближавшемуся драпску.

С землетрясением я, пожалуй, хватила через край. Процессии из трех с лишним десятков драпсков вполне хватило, чтобы заставить подняться — пусть и всего лишь на миг — головы игроков.

— О, Непостижимая! — Драпск остановился на почтительном расстоянии от меня. Его антеннки мелко дрожали. — Сегодня вечером ты подарила нам историю, которую мы отнесем нашему племени.

— Выгодное, должно быть, дельце, — заметила я небрежно.

Говорившее со мной существо начало переминаться с ноги на ногу, и остальные драпски как один последовали его примеру.

— Мы с моими товарищами как раз хотели обсудить с тобой одно дельце, Непостижимая.

— Капитан Мака, — начала я. Ночь за ночью выслушивать от него одно и то же было довольно утомительно. — Сколько еще раз я должна тебе ответить? Я не собираюсь сопровождать вас на вашу родину. Как вы сами сегодня видели, мне необходимо находиться здесь, не то эти горе-работнички окончательно меня разорят.

Если бы позы отражали состояние души, драпск Мака уже давно превратился бы в каменную статую.

— Мы целых два оборота искали по-настоящему мистическую личность, как ты, — не сдавался инопланетянин. — Не обрекай нас на позор перед лицом всего племени, Непостижимая. Это всего лишь короткое путешествие — к тому же приятное и за щедрое вознаграждение.

В голосе драпска звучало отчаяние. Не самая разумная тактика в коммерции. В чем, интересно, дело?

— Сейчас не могу, — пошла я на крошечную уступку. — У меня есть дела, которые требуют моего личного присутствия. — Что ж, это была почти правда, учитывая Барэка, с довольно озадаченным видом сидевшего рядом со мной. — Возможно, как-нибудь в другой раз, — подсластила я горькую пилюлю.

Шарканье прекратилось, сменившись бешеным трепыханием антенн всех драпсков. Я не улавливала мысленного контакта, но была уверена, что существа общаются друг с другом. Если они пользовались чем-то вроде химической системы передачи сигналов, то я от души сомневалась в ее действенности в этом облаке ароматов самых разнообразных тел и курительных палочек, которое окутывало нас сизой пеленой.

Мака подошел к самому краю помоста и заговорщицки понизил голос.

— Непостижимая, ты в своей доброте не желаешь лишать нас надежды. Но для меня и моих товарищей дорого время, если счастливейшее событие произойдет в этом сезоне. Позволь прислать к тебе моего карго-мастера с подношениями, чтобы ты поняла, какими сокровищами одарят тебя благодарные племена Драпскии.

Я нетерпеливо тряхнула головой. Мне нужно было поговорить с Барэком, а не с этими надоедами. Надо выяснить, какая часть моего прошлого вторгается в настоящее.

— Несите свои дары, — согласилась я снисходительно. — Тогда я дам вам свой окончательный ответ. Всего доброго, капитан.

Потом, с огромным сожалением — ибо я действительно наслаждалась еженощным созерцанием этого космоса в миниатюре — я отставила чашку и провела пальцами по рукаву Барэка. Я толкнулась…

И мы вдвоем очутились в уединении моего садика на крыше.

Непогода улеглась. Сквозь рваные облака проглядывала первая пара хилых лун Покьюлара, создавая двойные тени, искажавшие все очертания. Была лунная фаза, когда маленьких детей в темное время суток держали дома — древние суеверия служили родителям практическим средством от ночных кошмаров. Я глубоко вдохнула чистый и свежий ночной воздух и приготовилась взглянуть в лицо собственному кошмару.

— Ну, Барэк, — проговорила я. — Что привело тебя сюда?

— Наконец-то дождь перестал, — заметил мой кузен вместо ответа, меряя шагами крышу.

— Не подходи к краю, — предостерегла я и вслед за ним двинулась на ту сторону крыши, откуда открывался вид на огни космопорта.

В темноте я с трудом могла различить выражение лица клановца, но в его тоне мне почудились покровительственные нотки.

— Ты меня удивляешь, Сийра. Я-то думал, что тебе высота нипочем. А эта крыша не идет ни в какое сравнение с монастырем на горной вершине.

— В самом деле? — спросила я негромко, следуя собственному совету и держась в доброй паре шагов от ограждения. — Думаю, ты ошибаешься, кузен.

Пальцы Барэка коснулись кованого металла. И практически в ту же секунду он, выругавшись, отдернул руку.

4
{"b":"6112","o":1}