ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я перевернула подушку и в сердцах ткнула ее кулаком. Я знала, чего хотела я. Я хотела найти Моргана.

«И что ты ему скажешь?» — спросила я у себя. Свежая наволочка чуть охладила мою пылающую щеку.

— Привет, Джейсон, — пробормотала я в подушку. — Ну как, еще не нашел каких-нибудь моих кусочков?

Перевернувшись на спину, я уставилась в темноту.

— Все это меня больше не трогает, — сказала я тихонько, с удивлением обнаружив, что это действительно так.

Даже мои враги больше меня не волновали, хотя весь последний год я старательно раздувала свой гнев на них.

Так чего же я на самом деле хотела? Усталой, одинокой и предоставленной самой себе, мне оставалось лишь одно. Раз за разом я вкладывала всю свою силу в единственный настойчивый зов, взывая к бушующему хаосу м'хира.

Наверное, мне стоило бы задуматься, кто может меня услышать. Но сейчас мне это было безразлично. Внезапно единственным, что не утратило важности, стало убедиться, что Морган жив и здоров, что он знает — он нужен мне здесь, рядом, а не где-то еще.

Я балансировала на грани своих возможностей. Рисковала утратить не только рассудок, но и свою связь с телом, что лежало сейчас на кровати в городке макиев на Драпскии. Но я осмелилась на поиск духа, вложив все, что у меня было, в образ Джейсона Моргана, второй, недостающей половинки моего существа.

Тьма… Я плыла, увлекаемая куда-то сплетением энергетических туннелей и черной пустоты — самый яркий в ней объект, пока вдалеке не уловила что-то знакомое. Я устремилась туда, отчаянно пытаясь дотянуться до него, дотянуться и прикоснуться… к крошечному ядру света, окруженному безумием, охраняемому яростью…

…чтобы тут же быть отброшенной обратно, внутрь себя.

Я знала эту ярость, этот всесокрушающий гнев. Он принадлежал не Моргану, не только ему. То, что я уловила вокруг его сознания, то, что отбросило меня от него куда действенней, чем любая защита, которой я научила его, исходило от меня самой.

Что же я с ним сотворила?

Меня бил озноб, как будто я все еще присутствовала на хоккейном матче драпсков. Я вдруг осознала, что почти полностью исчерпала свои силы и теперь нахожусь на краю гибели, но это странным образом совершенно не тронуло меня, хотя мне было бы жаль огорчить моих хозяев, которые наутро обнаружили бы мой бездыханный труп.

Всё — мои мысли, мое окружение — вдруг прояснилось и застыло.

Утром я покину эту планету. И отыщу Джейсона. Очищу его разум от отравы моей ненависти и верну ее себе.

В моей душе ей самое место.

ИНТЕРЛЮДИЯ

— Ваша воздушная бирка, хом Сарк.

Барэк, ничем не выказывая своего раздражения, любезно улыбнулся человеческой женщине за стойкой пункта выдачи бирок. Не дожидаясь следующей просьбы, он наклонился вперед.

— Вы берете на себя ответственность за воздух, который делите с другими на Плексис? —спросила она, бросив на него взгляд из-под густо накрашенных ресниц.

Когда клановец кивнул, она легонько шлепнула его по щеке, прикрепляя бирку к коже.

Садд Сарк отстранился настолько поспешно, как только можно было, чтобы это не показалось невежливым. «Люди», — подумал он с отвращением. За те годы, что он занимался разведработой — или попросту шпионил на Клан, ему не раз приходилось сталкиваться с подобной реакцией противоположного пола на свою внешность. Можно подумать, он клюнул бы на какую-нибудь из их лишенных Дара женщин.

Барэк влился в поток пешеходов, движущийся к торговому залу среднего уровня, и прибился к разношерстной компании людей — с Денеба, судя по замысловатому покрою их одежды. Эту территорию бывший разведчик Клана знал как свои пять пальцев, и стоило лишь ему превратиться в одного из толпы, стать ее безликой частью, как напряжение отпустило его. Люди служили отличным прикрытием, пусть даже временами бывали крайне докучливы.

«А в больших количествах — еще и опасны», — напомнил себе садд Сарк, и у него тут же перехватило горло. Зал кишел людьми и прочими существами, а возвышающиеся там и сям над толпой сервоносильщики, увешанные многочисленными пакетами с покупками, казались частью его причудливого убранства. Это был пользующийся самой большой популярностью уровень Плексис, громадной космической станции, представлявшей из себя сплошные торговые ряды, но Барэк знал, что и на других уровнях толчея не меньше. Идея доставить рынок к покупателям оказалась поистине блестящей и принесла Радж Плексис, осуществившей ее, несметное богатство. Обитатели окраин вселенной тратили свои кровные кредиты с размахом.

Клановец отыскал нужный ему автоматический спуск и небрежно прислонился к перилам, дожидаясь, когда дорожка отвезет его вместе с бесконечными рядами других пассажиров вниз. Он ни на миг не ослаблял бдительного контроля за м'хиром. Когда-то эта привычка помогала ему заметить своих сородичей, с которыми предстояло встретиться. Теперь, безрадостно признался себе Барэк, она тоже предупредит его. Изгнанник по собственной воле, он стал легкой добычей, поставив себя вне тех немногочисленных законов, что соблюдала его раса. А Плексис пользовалась у клановцев довольно большой популярностью, в особенности верхние ярусы с их эксклюзивными бутиками.

Садд Сарк сверился с адресом на кусочке пластика, который держал в руке. Его путь лежал на подуровень 384, район, занятый преимущественно оптовыми торговцами, V3 оборота — в сектор ресторанов и прочих увеселительных заведений. Подробности можно оставить на потом, когда он будет ближе к своей цели. Барэк совершенно не знал, что скажет Моргану, если тот вообще окажется там, где он рассчитывал его найти. Что у Раэль есть какие-то тайны? Вряд ли это удивит человека, хотя у самого садд Сарка с трудом укладывалось в голове — его изнеженная себялюбивая кузина вдруг оказалась способной на такое!

— Прошу прощения, хом.

Барэк вскрикнул от неожиданности — какой-то человек толкнул его в тот самый миг, когда дорожка выехала на следующий уровень. Ближайший охранник вскинулся, готовый вмешаться. Учитывая то, что на щеке клановца сверкала золотая покупательская бирка, а неловкий человек мог похвастаться лишь синей «я-здесь-просто-по-делу», оправдываться пришлось бы последнему.

Садд Сарк мельком взглянул на человека — худого, бородатого, одетого в совершенно непотребного вида некогда белый комбинезон с поясом, набитым непонятного вида приспособлениями, — и махнул охраннику.

— Ничего страшного, — снисходительно бросил он, с трудом подавив желание оглядеть собственный костюм в поисках жирных пятен.

Инцидент иссяк, не успев начаться, и Барэк зашагал прочь, однако толкнувший его человек увязался следом.

— Прошу прощения. Извините меня, хом. Нога соскользнула. Прошу прощения.

Его голос был раздражающе пронзительным, как у механизма, давно нуждающегося в смазке.

Клановец вынужден был что-то ответить, дабы своим молчанием не привлечь к себе еще больше внимания.

— Пустяки, хом, — сказал он решительно. — Всего доброго.

Три быстрых шага — и человек остался позади, скрытый из виду труппой музыкантов с Орднекса. Еще миг — и садд Сарк даже думать о нем забыл.

ГЛАВА 19

Мой призыв к Моргану повлек за собой неожиданный, но, как я с отвращением подумала про себя, абсолютно предсказуемый результат.

Относительно меня был вынесен приговор.

Первое указание на изменения в статусе я получила, когда проснулась и вышла к завтраку. Здание казалось странно тихим — ни топота маленьких ножек, ни уютного гула взрослых голосов из лабораторий, которые я миновала на пути к столовой. Казалось, здесь никого нет.

Исполненная решимости сбежать, я только обрадовалась этому обстоятельству. Будет время перехватить что-нибудь на скорую руку — вчерашний матч и напряжение в м'хире пробудили у меня волчий аппетит, — а потом можно и попытаться отыскать какой-нибудь звездолет, вылетающий из драпскского космопорта. Если люди почему-то покинули свое здание, они вряд ли могли бы выбрать для этого более подходящее для меня время.

42
{"b":"6112","o":1}