ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я крепко сжала в руке второй флакончик, готовая бросить его в любую минуту. Следующая остановка — космопорт.

Что я стану делать, когда и если доберусь до него, я совершенно не представляла.

ИНТЕРЛЮДИЯ

— Возможно, он когда-то был звездоплавателем. Серьезно.

— А я тогда человек со странным вкусом на аксессуары, — пророкотал Гвидо. — Не нравится мне все это, брат.

Губы Моргана дернулись, но синие глаза остались ледяными.

— Можно подумать, что мне нравится. Если кто-то пустил за мной «хвост», значит, я их по меньшей мере беспокою. А это последнее, чего мне хочется.

Каресианин неохотно прищелкнул клешнями в знак согласия.

— Ты собираешься поговорить с этим злоумышленником?

— Не сейчас. — Джейсон потянулся и поуютнее устроился в мягких объятиях кресла. Безумный темп последних двух дней уже начал сказываться на нем, но тратить время даже на такой короткий отдых ему было жалко. — Ты что-нибудь нашел?

Гвидо разлил по бокалам пиво, пристроил свою тушу на специально сконструированном для него сиденье, сложив клешни нижней — и большей — пары рук на полу.

— И да и нет. То имя, которое ты назвал мне, Балтир, входит в рецепт знаменитых мясных пирожков моего папаши и в названия нескольких тысяч мест. Зато оно ни разу не встретилось в документах Торгового пакта, касающихся ретиан. Ты точно уверен, что речь именно об этой расе?

— Он ретианин. Барэк видел его на Камосе; Балтира привез туда, как я уже говорил, кто-то из членов их Совета, — медленно проговорил Морган. — Ретианин с никому не известным именем. Очень странно.

— Согласен. Эти жабы просто помешаны на всяких документах и генеалогии. Если это прозвище, значит, он действительно премерзкий субъект. — Гвидо торжествующе прищелкнул клешнями. — Зато я выкопал кое-что еще. Недавно прибывший денебианский экипаж вчера вечером шатался по кабакам. Из парочки их вышвырнули, потом они все-таки осели у Кивора — ты знаешь это местечко.

О да, Морган знал его, еще как знал. Бар Кивора был практически самым низкопробным местом на Плексис, пользующийся, однако, немалой популярностью, несмотря на безбожно завышенные цены на разбавленные напитки и риск наткнуться на разведенные какой-нибудь дрянью наркотики. Сам Кивор, известный своим невероятно разнузданным образом жизни, вдобавок к этому был еще и утонченным гурманом. При этом единственно достойной себя он считал кухню Гвидо.

— Так вот, Кивор почтил этих ребят личным вниманием. Когда денебиане пропустили по парочке его «особых», то стали жаловаться, что прямо после взлета с Покьюлара на них налетели блюстители. Кивор догадался сообщить об этом мне.

— Когда?

— Как раз в то самое время. — Каресианин удовлетворенно хлебнул пива. — Что интересно, несмотря на бесплатные напитки и состояние этих бедолаг, никто из них и словом не обмолвился ни о пассажирах, ни о грузе. Кивор сказал, что их, видимо, хорошенько припугнули.

Морган ощутил, что весь напряжен, и медленно выдохнул, расслабляясь. Похоже, все будет труднее, чем он предполагал.

— Куда они отправились с Покьюлара?

— На Рет-VII.

Человек вскочил на ноги еще прежде, чем понял, что делает это. Все глаза Гвидо — выражение их было совершенно непроницаемо — были прикованы к побратиму.

— Позаботиться о твоем преследователе? — спросил каресианин спокойно. — Прежде чем лететь на Эттлер?

Джейсон знал, что нужно спокойно все спланировать, предпринять нужные действия в нужное время — иначе ничего добиться не удастся. Но он дрожал, онемев от вновь нахлынувшей на него ярости. Ярости, у которой внезапно появилась вполне достижимая мишень.

— Я сам о нем позабочусь, — ответил он, когда вновь обрел дар речи.

ГЛАВА 21

Я добралась до космопорта, проскакивая между движущихся без водителей чашеобразных купе, обходя стороной — или отпугивая запахом — всех пешеходов-драпсков, которые подходили слишком близко. Как ни странно, я двигалась так же быстро, как и машины. Никакой организованной погони видно не было, хотя я не была уверена, что смогу опознать ее драпскский вариант. Возможно, это дело затрагивало политику племен — впрочем, что бы их ни задерживало, мне все было только на руку.

Сложнее и опаснее всего оказалось сойти с движущейся дорожки и спуститься на землю. Я обнаружила, что драпски не видели никакой необходимости в постоянно действующем спуске — корабли отправляли запрос на передвижные трапы, когда у них возникала необходимость принять на борт пассажиров или экипаж или дать им возможность выйти наружу. Я тщетно оглядывалась вокруг в поисках чего-нибудь подобного, пока буквально не наткнулась на погрузочную площадку. Здесь вдобавок к трапу были еще и антигравитационные лифты, управляемые централизованно. Я немного понаблюдала, чтобы убедиться, что поблизости нет автоматических или зубастых охранников, потом отважно вскочила на ближайший штабель из ящиков, опускающийся вниз, и соскочила с него, немного не доезжая до дверей грузового отсека.

У меня хватило ума не пытаться пробраться вместе с грузом в первый попавшийся корабль — мало на каком звездолете не выставляли охрану. Если мимо сервонаблюдателей, в задачи которых входило не допустить паразитов на корабль и не выпустить их наружу, проскользнуть еще можно было, внутри груз подвергали сортировке. Пройти ее теоретическая возможность существовала, а вот остаться в живых после перелета в грузовом отсеке — нет. Мне самой приходилось заниматься погрузкой, и я знала, что безбилетного пассажира, скорее всего, ждет не комфортабельное путешествие, а гибель в вакууме — если только он не являлся обладателем скафандра и совершеннейшим авантюристом, а я не была ни тем, ни другим.

Вместо того я юркнула за ближайший буксир, поздравив себя с тем, что сумела забраться так далеко, и ощутив прилив беспочвенного, по всей вероятности, оптимизма относительно собственной способности преуспеть еще больше. Я подняла глаза на крохотные островки неба, виднеющиеся между кораблями и переплетением движущихся дорожек. Звезд было не видно, но я знала, что они там. Моя цель.

Если только я сумею пробраться внутрь какого-нибудь из этих кораблей. На меня нахлынули воспоминания, перед глазами встало другое небо, губы ощутили вкус другого воздуха, холодного, промытого дождем. Все это уже было в моей жизни — я уходила от погони, пыталась улететь с чужой планеты.

И обрела Джейсона.

Я отмахнулась от прошлого, испытывая мрачную уверенность, что на этот раз мой путь к Моргану будет далеко не столь прямым.

В этом секторе космопорта драпсков почти не встречалось. Я шла или, скорее, кралась мимо трапов и стабилизаторов преимущественно человеческих кораблей — еще одна неожиданная удача. Они должны отправляться прочь с этой планеты. Этой наукой я тоже была обязана Джейсону.

Драпския экспортировала разнообразную сельскохозяйственную продукцию. Я хмуро подумала, что в этот перечень следовало бы включить еще и аппараты экранирования мыслей и прочие приспособления, которые, несомненно, напугали бы Клан. Импортировали же драпски уйму всяких товаров, от некоторых редких металлов до произведений человеческой литературы. Однако приобретали предметы своего импорта у их владельцев самостоятельно, предпочитая посылать за ними собственные корабли. Поэтому большая часть не-драпскских кораблей вокруг меня должна была производить погрузку.

Трудность состояла в том, что торговцы, надеющиеся получить груз, находились в нижней точке цикла своей прибыли. Принять на борт незаконного пассажира, который явно чем-то насолил драпскам, значило как минимум лишиться здесь груза и задатка, а также подвести ожидающих свой товар клиентов. Очень немногие из моих знакомых торговцев могли позволить себе противостоять одному из этих последствий, не говоря уж о том, чтобы двум сразу.

Попытаться действовать подкупом? Вряд ли получится. У меня не было при себе ни одного доказательства собственной платежеспособности. Любая попытка внедриться в электронную систему Драпскии, чтобы проверить мои финансовые средства, немедленно выдаст меня с головой — сколь бы скудны ни были эти средства за вычетом моей бывшей собственности, захудалого бара на окраинной планетенке.

45
{"b":"6112","o":1}