ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Медик превратился в капитана? Я так изумилась, что позабыла о своей мнимой слабости и уселась в постели.

— Где сейчас Мака? И что он делает?

— Я — Мака, — сообщил драпск, на котором не было ленточки, и закачался в унисон с Макайри. Ну почему этих существ так расстраивало мое поведение? Мне казалось, они знали, что я не в состоянии отличить без опознавательных знаков одного от другого.

Или дело было совсем не в этом? Они надевали ленточки для того, чтобы я различала их роли на корабле. Мне нужно было знать, кто из них медик, а не драпск по имени Макайри.

Но это совершенно не объясняло, почему на Макайри капитанская ленточка.

Коупелап был единственным из всех, кого происходящее совершенно не взволновало. Он замахал пухлыми ручками с таким видом, как будто это его забавляло.

— Успокойтесь, макии, — со смешком проговорил он. — Полагаю, вы не оскорблены тем, что грипстса произошла в ваше отсутствие, участница Морган? На «Макморе» ее и так задержали — команда теряла силы в ожидании твоего возвращения.

— Как я могу оскорбиться или не оскорбиться, если даже не знаю, что такое эта ваша «грипстса»? — рассудительно отозвалась я, стараясь в точности повторить гортанную раскатистость незнакомого слова и гадая, когда же они наконец внятно объяснят мне хоть что-нибудь.

Внезапно наступила тишина. Судя по направлению антеннок и медленному покачиванию хохолков, меня снова исключили из общего разговора.

— Скептик Коупелап! — предостерегающе произнесла я.

Кончик желтой антенны повернулся в мою сторону.

— Да, Непостижимая. Приносим свои извинения. Минуточку.

Я натянула одеяло на голову и издала сдавленный рык. Драпски не обратили на меня ровно никакого внимания. Когда под одеялом стало слишком душно, я снова высунула голову наружу. Ни один из троицы не шелохнулся. Были ли они поглощены спором, отдыхали или совещались, как им быть с этой привередливой Непостижимой? Возможно, подумала я с надеждой, они сочтут, что со мной слишком много хлопот?

— Коупелап! — прошипела я, чтобы напомнить им о себе.

Все трое немедленно выстроились в шеренгу, так близко ко мне, что я могла бы коснуться самого первого, Маки, рукой. Их позы были совершенно одинаковы, щупальца вокруг рта решительно распустились. Похоже, они все-таки пришли к какому-то решению, подумала я с тревогой.

— Мы покажем тебе грипстсу, — твердо заявил капитан Макайри.

— Но по-настоящему совершать ее, разумеется, не будем, — добавил Мака, о чьем новом ранге меня известить пока не удосужились.

— За дело, — нетерпеливо приказал скептик Коупелап. — Непостижимой некогда слушать вашу болтовню.

Я была не согласна с этим высказыванием, но оставила свое мнение при себе. Если я получу хоть малейший намек на то, чего ожидать от драпсков, Мака может болтать хоть до скончания века.

Однако все происходящее выглядело весьма захватывающе. Бывший капитан и его преемник встали лицом друг к другу и стали сходиться, пока не подошли почти вплотную. Их щупальца скользнули в рот визави движением одновременно интимным и исполненным необычайного достоинства, а хохолки опрокинулись на спины, как будто для того, чтобы избегнуть любого, даже случайного соприкосновения. Глаза драпсков закрылись.

— Если бы это была настоящая грипстса, — с уважением проговорил Коупелап вполголоса, — то они обменялись бы друг с другом… — Он поискал подходящее слово, потом раздраженно взмахнул руками. — В этом языке самое близкое понятие — «впечатления о внешнем мире», но это совершенно не передает всего смысла, понимаешь?

Впоследствии я так и не смогла вспомнить, что толкнуло меня на этот поступок, если только это не было что-то сродни человеческой интуиции, — я приоткрыла тонюсенькую-претонюсенькую щелочку между собственным сознанием и м'хиром. И потрясенно обнаружила легчайшее, еле ощутимое дуновение силы — связующую нить между двумя макиями. Пусть это была всего лишь тонкая ниточка — но все же неизмеримо больше, чем мне до сих пор удавалось уловить. И в тот же миг живописная картина распалась — все трое повернули ко мне безглазые лица. Я дождалась, когда все ощущение силы изгладилось из м'хира, и только после этого вытянула оттуда щупальце собственного сознания — теперь у меня было подтверждение тому, что этот маленький народец обладал такими способностями, которых, как я думала, не было ни у одной расы кроме моей собственной: умением выталкивать часть своего сознания из обычного пространства в то, другое измерение.

Хотя все драпски явно отозвались на мое присутствие в м'хире, Коупелап сказал лишь:

— Настоящая грипстса необходима для того, чтобы члены племени могли обменяться своими обязанностями, о Непостижимая. Теперь ты понимаешь? Этот ритуал помогает каждому индивидууму узнать то, что необходимо, о роли другого.

— Значит, теперь все на «Макморе», все члены экипажа, которых я там встречала, занимаются другой работой? И выполняют ее так же удачно, как и их предшественники?

— Разумеется.

— И как часто вы делаете это… этот обмен?

Я чуть было не сказала «перепрограммирование», но вовремя поняла, что это всего лишь мой предрассудок — я привыкла к человеческому варианту продвижения по службе, когда член экипажа поднимался с одной ступени в иерархии рангов на другую благодаря своим достижениям. Каждому свое, напомнила я себе. Способ драпсков должен быть действенным, учитывая, что их корабли управлялись образцово.

— У грипстсы нет какого-либо графика, ее нельзя предсказать зараиее, о Непостижимая, — ответил капитан. — Она может произойти вслед за каким-либо важным событием — как, например, твое согласие участвовать в Состязании от имени макиев — или после периода длительного бездействия. Обычно в обоих этих случаях индивидуумы начинают ощущать недовольство своим положением и жаждут перемен. Грипстса сохраняет гармонию внутри племени.

Я вдруг во всех красках представила, каково это — оказаться на корабле, полном драпсков, которые вдруг все как один бросают свои посты и сливаются друг с другом в неистовом хороводе грипстсы. Остается только надеяться, что на их звездолетах надежная автоматика.

Но я ощущала и вину. Драпски были добрыми и щедрыми, пусть и слегка навязчивыми хозяевами.

— Мое появление спровоцировало перемену, произошедшую на «Макморе»? Прошу прощения, если я нарушила…

Моей руки мягко коснулся хохолок капитана Макайри.

— Когда грипстса происходит в преддверии великих свершений, это огромная честь, о Непостижимая, — сказал он тепло. — Мы должны благодарить тебя за это.

Скептик Коупелап кашлянул.

— Думаю, Непостижимой этого достаточно, верно, капитан? — Он распростер свои коротенькие ручки в стороны так широко, как только мог. — Теперь ты сможешь встать? Очень тебя прошу.

— Пожалуйста, — присоединился к его просьбе Мака. — Это чрезвычайно важно, о Непостижимая.

Все трое замерли в ожидании моего ответа. Я вздохнула, раздраженная скорее собственной неспособностью отказать им, чем настойчивостью драпсков.

— Ну ладно, я позавтракаю, — смягчилась я наконец. — А там посмотрим.

ИНТЕРЛЮДИЯ

«Никогда не стоит недооценивать важность мелочей», — с отвращением подумал Барэк, уже почти готовый развернуться и дать своим преследователям отпор. Однако попытка дать отпор, хотя и казалась очень заманчивой, не имела никакого смысла: их было много, а он один.

Один и к тому же сам не свой от беспокойства. Садд Сарк коснулся м'хира, на этот раз более решительно, но не ощутил ничего, кроме совершенно обычных для часто посещаемого клановцами места потоков энергии, оставшихся после перемещения мыслей или материи. Ему тоже очень хотелось куда-нибудь переместиться.

Но тогда он так и не узнает, кто его преследует.

Их было не меньше пяти. Барэк остановился перед прилавком торговца картинами и сделал вид, что разглядывает товар, а сам в это время незаметно вглядывался в полированную поверхность рамы. Люди, мужчины, и притом довольно неприглядного вида.

48
{"b":"6112","o":1}