ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ага.

— Я очень беспокоилась, как все прошло, — призналась я и уселась рядышком с Коупелапом на скамеечку, которая любезно ткнулась сзади мне в колени. — Макии не сказали мне ничего, кроме того, что они — и, похоже, весь город, кроме разве что вас, — я обвела зал рукой, — празднует какую-то победу. — Я обхватила колени руками. — Откровенно говоря, я не помню никакой победы.

Левертап подошел к нам, а все остальные драпски вернулись к работе. Капитан Макайри устроился на сиденье у двери, что-то довольно мурлыча себе под нос.

— Для племен в целом и для множества отдельных индивидуумов ты достигла большего, чем мы осмеливались надеяться, Непостижимая, — серьезно проговорил главный скептик. — И при этом ужасно рисковала собой.

— Чего такого я достигла? — Я вспомнила связи, которые установила между Драпскией и м'хиром, и те, что разрушила, когда пыталась спастись. — Что я, по-вашему, сделала?

Левертап поднял руки с широко растопыренными пальцами и снова опустил их вниз, словно собирая что-то невидимое. Причем изобразил, на мой взгляд, довольно точно.

— Наши приборы показывают, что связь нашего мира с Благовонным путем восстановилась, — подтвердил он, хотя я уже и так все поняла. — Она не полная, но этого племенам хватит, чтобы снова достичь… — Слово, которое он произнес по-драпскски, было слишком сложным, чтобы я смогла полностью его уловить, но «грипстса» была его частью.

— Она не понимает, о чем ты говоришь, Левертап, — вмешался скептик Коупелап. — Ты снова слишком углубляешься в теорию. Еще раз прошу тебя, уделяй большее внимание результатам, а не подробностям.

— Мне бы хотелось знать и то, и другое, — напомнила я.

Коупелап поджал круглый рот, потом продолжил:

— Как ты заметила, в основе существования племени лежит грипстса, если говорить упрощенно, обмен местами. После Состязания состоялась лар-грипстса, когда члены других племен получили возможность вступить в то племя, которое добилось господства, если захотят. Но суть нашего общества, то, что ушло от нас вместе с нашей магией, — это нечто большее. Это Соединение племен. Теперь, впервые за многие поколения, члены всех племен смогут смешиваться, оставаясь при этом верными собственному. — Они с Левертапом глубоко в унисон вздохнули. — Это самое прекрасное, самое удивительное, что может произойти с драпском, и ты вернула нам это счастье. — Последовала короткая пауза. — Хотя и на время.

— Это те нити, которые я разорвала, — огорченно протянула я. — Но я чувствовала, что еще немного — и остальные свяжутся сами по себе. Я могу… — я с трудом верила собственным ушам, но знала, что так, и только так, будет правильно, — я могу попробовать довести дело до конца.

— Нет! — хором воскликнули драпски, среди которых теперь были не только скептики. Остальные тоже придвинулись ближе, как будто для того, чтобы защитить меня. Все они были страшно взволнованы, в особенности капитан Макайри, который пробился ко мне и сжал мои запястья в пухлых ручках.

Их реакция показалась мне чересчур бурной.

— Я буду очень осторожной, — пообещала я. — Просто тогда я перенапряглась, вот и все. Я знаю, что делать…

— Нет! — отрезал Коупелап, прямо-таки вне себя от тревоги. — Ты не можешь вернуться на Благовонный путь вблизи от Драпскии. На этот раз оно будет поджидать тебя.

Я заморгала, оглядывая невыразительные безглазые лица окруживших меня драпсков.

— Оно? — тупо переспросила я, все еще не понимая. — Вы все знаете? Но как… это была всего лишь галлюцинация…

— Нет, — в третий раз твердо заявил скептик Коупелап. — Иди сюда, — добавил он уже более мягко и подвел меня к столу, заставленному разнообразными инструментами, и выбрал один, похожий на трубку со сплющенным диском посередине. Диск был отполирован и отражал свет, подобно выключенному видеоэкрану.

— Держи его вот так, — велел мне один из хеериев и показал, как управляться с прибором.

Трубка легонько завибрировала. Но чуть было не выронила ее я не по этой причине. Сквозь поначалу холодный, а затем начавший теплеть металл я ощутила м'хир. Не так, как я его обычно чувствовала, не как продолжение собственного «я» — но более отдаленно, как будто наблюдала за ним сквозь чье-то чужое восприятие.

На диске по-прежнему не было никаких изображений, но они мелькали у меня перед глазами: нити льда и огня, сгустки чистой энергии, растягивавшиеся вдоль этих нитей. Темные вспышки перемещались слишком быстро, чтобы можно было уследить за ними, прорываясь сквозь сгустки, но не разрывая их. Там было и что-то другое, настолько странное, что я не находила слов для описания, — но в одном я была совершенно уверена.

Они были живыми.

ИНТЕРЛЮДИЯ

— Мог бы прихватить и парочку отбивных.

Морган досушил волосы в потоке горячего воздуха из освежителя и прокричал в ответ:

— Знаешь, мне показалось предпочтительнее спасти свою шкуру.

Он вышел из кабинки и одной рукой поймал халат, полетевший в него, хотя рефлекторно чуть было не увернулся в сторону.

«Здесь настолько безопасно, — напомнил он себе строго, — насколько вообще может быть на Рете-VII».

Этой безопасностью он был обязан главным образом худому сморщенному человечку, который стоял, прислонившись к косяку и моргая искусственными ретианскими глазами, как будто влажная, насыщенная паром атмосфера купальни причиняла ему неудобства. Малакан Сер считался здесь весьма влиятельной фигурой, отчасти из-за своей деловой хватки, отчасти потому, что входил в число тех немногих, кому здешняя жизнь пришлась действительно по душе.

Включая и пристрастие к отбивным из мяса брексков — а также к их печенке и вообще к любым частям, которые удавалось достать. Ретиане почти не закалывали этих животных, предпочитая, по неподтвержденным слухам, на своем столе блюда из живых брексков.

— Все равно я подбил только одного.

Джейсон накинул халат на плечи и поморщился — движение потревожило мышцы, которым и так сегодня пришлось несладко. Грязеход и в самом деле размозжил голову разъяренному вожаку брексков — нелепое, длившееся всего какую-то долю секунды столкновение заставило Моргана в который раз пожалеть, что Сийра так и не успела научить его перемещаться через м'хир.

Но все обошлось, хотя и не для бедного животного, которое рухнуло клювом в грязь как подкошенное, в результате чего осиротевшее стадо бестолково разбрелось во все стороны, как нельзя более кстати отрезав Джейсона от его преследователей. Остаток пути до Джерши он проделал на дозволенной скорости и без каких-либо дальнейших происшествий. Ему даже удалось с ходу найти машину, доставившую его к Малакану Серу — водитель-ретианин без разговоров взял пассажира, который столь близко познакомился с болотной грязью его родной планеты.

— Ну, хотя отбивную ты не привез, — своим четким сухим голосом произнес Малакан, — одну мою проблему ты тем не менее решил.

Что-то в голосе хозяина заставило Моргана насторожиться. Но он ничем не выдал себя, лишь перетянул халат поясом да бросил с ног до головы заляпанный грязью комбинезон в освежитель. Все прочие пожитки, среди которых было и несколько весьма интересных предметов с Плексис, находились в сумках и поэтому не пострадали.

— И что же это за проблема, о которой мне ничего не известно, Малакан?

Джейсон подхватил остальные вещи и двинулся вслед за хозяином в комнату по слою ковров, который в толщину достигал здесь десятка. В полном соответствии с ретианскими правилами устройства жилищ пол был намеренно неровным — и поскольку здание принадлежало ретианам, ни о какой переделке не могло быть и речи. Выравнивание пола при помощи ковров было всего одним из нескольких остроумных компромиссов, которые Малакан Сер изобрел к обоюдной радости своей собственной и его домовладельца. Оглядывая обшитые пластиком и лишенные окон земляные стены, Морган почувствовал, что скучает по плавным и четким линиям «Лиса».

— Садись, — пригласил его хозяин и сам уселся на ковер, поджав ноги.

66
{"b":"6112","o":1}