ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Послышался скрип, который Джейсон тактично «не заметил» — суставы искусственной ноги Малакана плохо переносили сырость. Обычное дело для всех инопланетных механизмов.

Эта мысль заставила Моргана вытащить из сумки продолговатый запечатанный сосуд, после чего он присоединился к хозяину на ковре.

— Я помню, что ты заказывал еще синтетические трубки, — сказал он. — Хотя если ты не прекратишь использовать эту дрянь, Боумен решит, что ты опять завел у себя в подвале маленький перегонный заводик.

Одной из неприятных сторон работы на блюстителей было некоторое ограничение свободы коммерции. Малакан часто сетовал, хотя и без толку, что его дела не должны никого касаться, по крайней мере до тех пор, пока он не нарушает соглашений Торгового пакта. Боумен же обычно настаивала, что если только поймает его на нарушении хотя бы одного закона, местного или любого другого, он и ахнуть не успеет, как окажется переведенным в какое-нибудь куда менее приятное местечко.

— Начальница знает о моих маленьких проблемах, — сухо отозвался Малакан Сер.

Его глаза, казавшиеся совершенно обычными, пока их плоские поверхности отражали свет под соответствующими углами, сфокусировались на Джейсоне.

— Ах вот как. И какую же другую твою проблему помогло решить мое появление?

Морган заглушил мрачный внутренний голос, который не преминул напомнить ему, почему нельзя никому довериться до такой степени, чтобы расслабиться и сидеть без оружия.

— Да необходимость отыскать тебя, мой дорогой Джейсон, — ответил хозяин. — Боумен поставила на уши агентов во всем квадранте. Были даже предположения, будто тебя похитили или вообще устранили. Это было бы весьма прискорбно. Я очень рад видеть тебя здесь целым и невредимым.

— Прими аналогичные заверения, — отозвался Морган с намеренной скукой в голосе. — Ты, я думаю, прекрасно знаешь, как распускаются слухи.

— Да, мне это известно. — Малакан Сер, единственная живая душа на всем Рете-VII, которой Джейсон — хотя бы отдаленно — доверял, сунул руку в карман и вытащил совершенно незаконный и в высшей степени грозный нейродеструктор. Морган остолбенело уставился в страшное дуло, а его хозяин как ни в чем не бывало добавил: — С другой стороны, почему бы нам не превратить этот слух в правду?

ГЛАВА 33

Я выронила трубку и зажмурилась.

— Это обман! — услышала я отчаянный вопль, и лишь через несколько мгновений поняла, что кричу я сама.

Моего уха коснулось чье-то дыхание.

— Мы не стали бы обманывать тебя, Непостижимая. То, что ты видела, реальность.

— Нет!

Я проглотила готовое вырваться из горла рыдание. Мое чувство м'хира было закрыто так крепко, что я могла бы снова считать себя человеком. Подобное было невозможно, совершенно немыслимо. Эти существа пытались разрушить все, что я считала незыблемым. Они привезли меня сюда, чтобы уничтожить.

Теплые перья ласково коснулись моего подбородка, пощекотали ухо.

— Может быть, ты присядешь, Непостижимая? — спросил мягкий, полный участия голос.

Остальные принялись выкрикивать самые разнообразные предложения.

— Принесите Непостижимой попить! Позовите медиков! Может, ей нужна грипстса? Коупелап, это все ты виноват!

Сердитый упрек в последнем возгласе заставил меня открыть глаза, и слезы внезапно хлынули на мои разгоряченные щеки.

— Он тут ни при чем, — проговорила я слабым голосом, пошарила рукой и уселась на скамеечку, которую кто-то любезно выманил из пола позади меня.

Маленькая четырехпалая ручка утешающе легла в мою.

— Мы думали, ты знаешь, что Благовонный путь обладает собственной жизнью, Непостижимая. Умоляем, прости нас.

Из самой глубины моей души вырвался вздох.

— Мне не за что вас прощать, мои милые драпски. Разве что самой извиниться за три поколения вопиющего невежества. Мой народ существовал как часть вашего Благовонного пути и даже не подозревал той правды, что вы открыли мне. Мы думали, он принадлежит одним нам, возможно, даже создан нашей силой. — Откуда-то с безопасного расстояния в окружавшей меня толпе кто-то приглушенно курлыкнул, и я ощутила, как искривились мои губы, но улыбнуться не смогла. Крушение всего, во что я верила, болезненным эхом отзывалось на каждом уровне моего сознания.

Но это было еще не самое худшее. В моем мозгу снова пронеслось воспоминание о том, как меня вывернули наизнанку, высосали всю силу до последней капли, и я наконец осознала, что все произошедшее в м'хире — реально.

— Что… что напало на меня, когда я пыталась воссоздать связь с Драпскией?

Левертап принялся раскачиваться взад-вперед.

— Мы никогда прежде не видели ничего подобного, Непостижимая. Такой величины и такой мощи. Возможно, это вызвала сила, которую ты использовала.

— Да, — согласился Коупелап. — Между Благовонным путем и нашим измерением есть какое-то сродство. — Он обвел пухлой ручкой зал. — По крайней мере, некоторые из этих сущностей питаются за счет подобных вторжений.

Я вынула из кармана шкатулку с крошечным сосудом, внутри которого пересыпался красноватый порошок.

— Значит, это действительно не просто песок, — проговорила я.

— Мы поймали что-то, или часть чего-то, во время одной из наших многочисленных попыток самостоятельно восстановить Драпскию. Когда оно оказалось в этом измерении, то превратилось в то, что ты видишь, — в пыль. Но это было наше первое подтверждение материальной природы Благовонного пути. Природы, которую кое-кто, — Левертап небрежно кивнул антеннками на скептика Коупелапа, — не торопился принять.

— Доказательства, — пробормотал себе под нос Коупелап. — В первую очередь необходимы доказательства.

Я внимательно оглядела маленький флакон. Большим пальцем открыла крышку, и пыль полетела из горлышка, запорошив мою ладонь. Я не смотрела на драпсков, но по звуку многочисленных всасываемых щупальцев могла уверенно утверждать, что они наблюдают за мной с крайней тревогой.

Я, чуть наклонив ладонь, смотрела, как осыпается пыль м'хира. Она не липла к моей влажной коже, не застревала в бороздках на ладони. Это почему-то напомнило мне о дождевой капле с заключенной внутри крошечной рыбкой. Я сосредоточилась и толкнулась…

Порошок исчез. Я не стала задерживаться в м'хире ни на миг дольше, чем необходимо было, чтобы вернуть его обратно, — слишком уж несимпатичны были мне некоторые тамошние обитатели. Но мне показалось, я увидела струйку чего-то бледного и поблескивающего, стекшего во тьму, как рыбка в пруд.

Этот поступок, который, вполне вероятно, не имел совершенно никакого смысла с точки зрения пыли и, скорее всего, очень расстроил драпсков, почему-то показался мне важным. Он восстановил то внутреннее равновесие, которое я утратила после того, как драпски открыли мне истинную природу м'хира. Возможно, он действительно был полон жизни — хотя я так и не смогла представить, какого рода, — но я могла влиять на него. Я по-прежнему была властна над своей судьбой в м'хире.

При условии, что буду крайне осторожна.

Драпски, однако, вопреки моим опасениям, ничуть не расстроились. Я, скорее, их озадачила.

— Ты понимаешь, что у нас нет другого образца, Непостижимая, — нерешительно начал Левертап. — Если ты захочешь повторить этот… э-э… эксперимент, мы не сможем предоставить тебе дополнительный материал. Нам не удалось воспроизвести то явление.

— Мне незачем его повторять, — сказала я и стряхнула с рук воображаемую пыль, прежде чем подняться. — Мне пора.

Все антеннки разом поникли, однако не полностью. Значит, мое заявление не стало для драпсков особой неожиданностью.

Я улыбнулась этим удивительным существам, вопреки своим годам и грузу ответственности, давящему на плечи, чувствуя себя совсем юной.

— Может быть, вы хотите отправиться со мной?

Разумеется, так просто все не закончилось. Драпски вновь принялись спорить и пререкаться, но я самоустранилась от этих дебатов и с радостью отправилась вместе с капитаном Макайри обратно на «Макмору» — корабль, который после пребывания на Драпскии не только стал казаться мне домом, но который, как я обнаружила, в некотором смысле был и моим тоже.

67
{"b":"6112","o":1}