ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вид у макия сделался совершенно убитый.

— Возникло одно затруднение, Непостижимая. Трюфели, которые доставили на Драпскию к празднествам, были получены не из той местности, откуда ты просила. Я проверил документы. В целях экономии времени заказ перенаправили к местному поставщику. Если ты хочешь, чтобы их успели доставить к сегодняшнему вечеру, мы прилетели не по адресу.

— Еще как по адресу, — процедила я, предварительно посчитав про себя до десяти. — Дело не в трюфелях. Я вообще их терпеть не могу.

Связист втянул в рот все щупальца разом и так и застыл в подобном положении. Я вздохнула.

— Я уже объясняла. Заказ был сделан для того, чтобы привлечь внимание нужного мне лица, не раскрывая своего имени. Ресторан, в котором вы должны сделать заказ, называется «Коготь и Челюсть». Хозяина зовут Гвидо Маармату'кк.

— Так ты не хочешь трюфелей, Непостижимая? — прошамкал с полным ртом щупальцев драпск, пустив озадаченную струйку слюны.

— Но хочу, чтобы ты их заказал. Просто сделай заказ на трюфели — на этот раз в «Когте и Челюсти» — и скажи им, пусть свяжутся с кораблем, чтобы уточнить время доставки. Только позаботься о том, чтобы хозяин заведения доставил их сюда лично.

Поднявшись, я зашагала прочь. Драпск справится лучше, если я не буду стоять у него над душой. Я уже поняла, что нужно давать этим существам время, чтобы в их головах могло уложиться, зачем я требую от них тех или иных действий, — по-видимому, для них это было важно, а времени, к счастью, обычно отнимало немного. Коупелапу, который, похоже, понимал меня лучше других, доставляло явное удовольствие докладывать мне об успехах своих сородичей. До сих пор пальму первенства у него держало толкование, которое экипаж дал моему желанию спать в четырех стенах и за закрытыми дверями: это потому, что Непостижимые во время сна выходят на Благовонный путь и запахи всех остальных существ не должны их тревожить.

Меня в отличие от скептика это совсем не забавляло. Выходить в м'хир во сне? Позволить своему подсознательному оказаться в другом измерении в отсутствие контроля? Нет уж, благодарю. Самый надежный способ никогда больше не проснуться.

— Ты обеспокоена, Непостижимая, — констатировал незаметно подобравшийся ко мне Коупелап.

Кивнув, я жестом пригласила драпска присоединиться ко мне в лифте.

— Насколько вы чувствуете Благовонный путь, Коупелап? — спросила я скептика, пока мы поднимались на следующий уровень.

Я уже почти научилась ориентироваться на «Макморе». Если бы я еще осмелилась попросить драпсков выкрасить коридоры в разный цвет, было бы совсем замечательно.

— Наша аппаратура может производить самые точные измерения…

— Я не про технику. Про вас самих.

Мой спутник надолго умолк. Я не стала понукать его, не зная точно, затронула ли какую-то запретную тему или просто дала драпску пищу для размышлений. Интеллект, скрывавшийся в этом мелком округлом существе, вызывал у меня все большее и большее уважение.

— Почему ты спрашиваешь, Непостижимая? — заговорил наконец скептик.

— Не знаю, — отозвалась я после паузы, чтобы собраться с мыслями. — Мне хотелось бы верить, что все сделанное мной на Драпскии имеет значение для твоего народа и для тебя лично. Здесь все это кажется очень абстрактным.

— А-а… — Коупелап указал одним хохолком на левый коридор, в то время как другой деловито улавливал информацию из воздушного потока, ерошившего волосы у меня на макушке. — Это все равно что рассказывать о грипстсе драпску, который ни разу в ней не участвовал. То, что ты сделала, даст возможность целым племенам совершить грипстсу друг с другом, и это пойдет на благо всем драпскам. Но, — он очаровательно пожал плечиками, — для нас это пока что тоже абстракция, по крайней мере до тех пор, пока все не произошло. Скажем так, нам всем стало легче от сознания того, что подобное снова возможно. Это тебе помогло, Непостижимая?

— Возможно. Или, пожалуй, да. — На следующем повороте я свернула вправо, только для того, чтобы продемонстрировать твердость характера. — Я хотела поговорить с тобой еще кое о чем, Коупелап. Вполне вероятно, что здесь мы встретим тех, кто попытается оказать на меня давление. С другими Непостижимыми. Мне может понадобиться ваша помощь.

Скептик курлыкнул.

Я бросила на него сердитый взгляд.

— Я серьезно. У вас есть приборы, которые могут закрывать моим сородичам доступ в м'хир. К тому же я отлично знаю, что вы можете уловить любую деятельность клановцев там. Вы согласились бы воспользоваться ими, если я попрошу об этом?

Коупелап тихонько икнул, но тут же взял себя в руки.

— Прошу прощения, Непостижимая. Ты задаешь разумные вопросы — с твоей точки зрения. Но любому драпску они покажутся глупыми.

— Почему?

— Возможно, другие Непостижимые и существуют, хотя я лично в этом сомневаюсь. Но ты настолько же наша, как мы — твои. То, что нужно тебе, необходимо и для нас. Теперь ты одна из драпсков, принадлежишь к племени макиев. Так что ты могла бы и не спрашивать об этом.

«Ну вот, — сказала я себе, — а я-то тревожилась, на чью сторону они встанут в конфликте с Кланом». Не зря скептик обвинил меня в том, что я думаю как одна из них. Ведь это мы автоматически переходили на сторону того, кто обладал большей силой. У драпсков понятия о верности куда больше совпадали со взглядами Моргана. Я как будто получила неожиданный подарок.

Мы все так же продолжали идти, по пути время от времени проходя мимо макиев, спешащих куда-то или колдующих над какой-нибудь панелью. Я, разумеется, давным-давно перестала понимать, где мы находимся, и подозревала, что Коупелап об этом догадывается, но не собиралась заговаривать об этом первой.

Скептик, естественно, решил, что сейчас самое время задать свой вопрос:

— Почему ты хочешь узнать, можем ли мы чувствовать Благовонный путь без наших инструментов, Непостижимая? Это что-то меняет?

— В данный момент, Коупелап, — сказала я, — я просто собираю информацию. Я могу прикоснуться к Благовонному пути, когда захочу, если только мне не препятствуют ваши приборы. Я вижу его как потенциал, некую связь между теми, кто находится в грипстсе или лар-грипстсе. Мне хотелось узнать, как его чувствуете вы — насколько ваше восприятие отличается от моего. — Я покачала головой, потом призналась: — До сих пор не могу прийти в себя.

— Клан не ожидал встретить другую расу, обладающую такой же способностью. — Скептик помолчал, подбирая нужное слово. — Большая недальновидность с вашей стороны.

Я покачала головой:

— Не совсем так. Просто жадность.

— У них не оказалось трюфелей, Непостижимая. Но они предложили взамен очень популярное блюдо из морепродуктов.

На этот раз счет до десяти не помог. Я процедила сквозь зубы, с трудом сдерживаясь, чтобы не заскрежетать ими:

— Что еще они сказали?

Мостик, как мне только что показали, сообщался с еще одним выпуклым помещением примерно такого же размера, если не больше. Сейчас оно было до отказа набито драпсками с подносами и мисками с разнообразнейшей едой и напитками в руках. Того, что стояло на гладких круглых столах, с лихвой хватило бы, чтобы накормить армию чревоугодников, а блюда между тем все продолжали и продолжали прибывать.

— Тот, с кем мы говорили, — антеннки поникли, — оказался совершенно никчемным. Ничего больше мы от него не добились.

— Вы попытались поговорить с хозяином ресторана, с Гвидо?

— Как ты велела, Непостижимая, — уныло ответствовал драпск. — Но хозяина не оказалось на месте.

«Вот тебе и вся конспирация», — подумала я с отвращением, но не без облегчения.

— Я сейчас вернусь, — пообещала я, толкнулась…

И очутилась в окружении накрытых столов другого, более привычного для меня вида. Я немедленно отскочила в сторонку и смешалась с толпой существ всех вообразимых форм и размеров. Уж в «Когте и Челюсти» я не заблужусь. Это не «Макмора». В такой горячий час каресианин, должно быть, разрывается между вестибюлем и кухней. Я решила начать с последней.

72
{"b":"6112","o":1}