ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я могла бы безжалостно стереть память у трех из тридцати с лишним посвященных в курс дела существ. Возможно, уговорами, взятками или угрозами мне удалось бы обеспечить молчание еще двух десятков. Но оставшихся свидетелей все равно было бы более чем достаточно, чтобы Джейсон попал под следствие, если, вернее, когда преступление выплывет наружу. Кто именно его обнаружит: клановцы, блюстители или станционная служба безопасности — меня не особенно заботило.

Они, видите ли, избавились от тела. Новое блюдо пользовалось такой бешеной популярностью у риллиан, что повар говорил о нем прямо-таки с придыханием и грезил о новых возможностях. Я заверила его, что, вполне возможно, скоро в его распоряжении будет еще один свеженький клановский труп — к этому кровожадному выводу я приходила каждый раз, когда думала о сестре.

Я прощупала воспоминания Барэка. Двигавшие им побуждения были просты и понятны: желание покарать убийц брата, надежда на будущее. Мне было не слишком приятно узнать, что он преследовал Моргана, но я не подозревала никаких более серьезных мотивов, чем милая склонность совать свой нос в чужие дела.

Но Раэль?! Мне хотелось верить, что мы по-настоящему были сестрами по духу, что во всем Клане был хоть кто-то, кому я была небезразлична. Я заблуждалась. И если именно эта ошибка причинила зло Джейсону, я пообещала себе — она заплатит за это.

— Ты уже решила, что предпримешь, Непостижимая?

Дожидаясь ответа, Коупелап поднес сосуд с никниковым соком ко рту, оплетя его всеми шестью щупальцами. Хохолки легонько наклонились в мою сторону.

Я рассказала скептику все без утайки. Если я хотела, чтобы драпски продолжали помогать мне, то должна была честно предупредить их об опасностях, которые им предстояло делить со мной. Коупелап почти не удивился — или же я далеко не так преуспела в разгадывании выражений их лиц, как это мне представлялось.

Я сделала верный выбор. Скептик выслушал меня, задал несколько вопросов и тут же поспешил прочь, чтобы отдать несколько отрывистых распоряжений макиям, — говорили, принимая во внимание мое присутствие, на общем диалекте. Так что сейчас, пока мы сидели в кухонном отсеке «Макморы», уйма драпсков рыскала по станции якобы в поисках товара, но на самом деле они охотились за ответами. Я уже заметила, что эти существа для такой бросающейся в глаза орды, какую они из себя представляли, с поразительной ловкостью изобретали разнообразные легенды и прикрытия.

Других драпсков отправили просматривать компьютерные записи. Капитан Макайри предположил, что я не стану вникать в подробности того, как именно они намеревались раздобыть протоколы регистрации вылетов у портовой администрации Плексис, которая славилась своей несговорчивостью. Я с радостью согласилась.

— Что я предприму, Коупелап? — переспросила я, глотнув из своего стакана, однако никакого вкуса не ощутив. — Буду искать Моргана. Постараюсь поправить то, что натворила.

Сосуд с чмоканьем оторвался ото рта драпска.

— А потом?

Я прищурилась. Тон у скептика был совершенно невинный — похоже, он к чему-то клонил, но я не могла сообразить, к чему именно.

— Пока что не загадывала так далеко, — призналась я. — Мне кажется, у нас и так достаточно дел, ты не находишь? Скрыться куда-нибудь в безопасное место, где Клан не найдет нас. Джейсон… Джейсон придумает, что нам делать.

— Морган — не клановец, Непостижимая. Он не из твоего племени, — заявил Коупелап и с самодовольным причмокиванием снова присосался к своему стакану.

Я подавила вспышку гнева. Коупелап просто излагал факты в том свете, как он, драпск, их видел.

— Это не меняет моих перед ним обязательств, скептик.

Я ждала, когда Коупелап прикончит свой напиток.

— Я и не говорю, что должно изменить, Непостижимая, — отозвался наконец он. — Я имею в виду, что ему не постичь опасности, которая грозит твоему народу. Только ты осознаешь ее. Поэтому одна ты можешь им помочь.

— Клану? — Если бы на гладком шаре головы скептика вдруг появились два ясных голубых глаза и принялись моргать, я едва ли удивилась бы больше. — А почему я должна о них беспокоиться?

— А разве ты можешь не беспокоиться, Непостижимая?

Драпскам-то хорошо, подумала я, они связаны со своими племенами, а теперь, когда связь их планеты с м'хиром восстановлена, связаны и между племенами в единое сплоченное целое. Они были личностями, гармонично вписывающимися в рамки единства и общей цели. Я вдруг обнаружила, что сжимаю свой стакан с такой силой, что он, казалось, вот-вот лопнет. Клан был склочным, опасным сообществом, которым двигало честолюбие, а управлял страх.

— У нас все не так, Коупелап, — принялась оправдываться я, причем не только перед драпском, но и перед собой тоже. — У нас нет общего дома, такого, как Драпския, который объединял бы нас. Мы даже не получаем удовольствия от общества друг друга. Я думаю, — тут я заколебалась, однако внезапно с ознобной уверенностью поняла, что все же права, — мы — тупик. Мутация, которая вот-вот исчезнет с лица вселенной.

Скептик втянул в рот щупальце, как будто обдумывая услышанное, потом заговорил:

— Жизнь достойна того, чтобы жить. Твой народ хочет выжить. Как можешь ты отказать в этом сородичам?

Я встала и шагнула прочь от стола, практически ничем не отличавшегося от сидений, которые выдвигались из пола, разве что чуть более низкого и длинного.

— Выжить? Мы — паразиты, Коупелап. Сильные и опасные. Никем не сдерживаемые. Бактерии тоже пытаются выжить, оставить потомство, но чего это стоит их носителю? Мы вредили всем остальным — к примеру, мешали людям узнать о м'хире. Мне страшно даже подумать о том, какое решение примет Совет о вас и вашем Благовонном пути. Клан не способен, — мрачно заключила я, — ни на что хорошее.

Коупелап негромко курлыкнул.

— Но ты ведь оказалась способна, Непостижимая.

— Думаешь? — проговорила я, вспомнив о Моргане, вспомнив об Йихторе и всех не-Избранных, для кого само мое существование было смертельной угрозой.

— Да, — ответил скептик твердо. — И я думаю, ты не одна такая.

Я покачала головой:

— Цена нашего выживания слишком высока. Я не желаю ее платить. Если это будет зависеть от меня, ветвь той части Клана, что связана с м'хиром, закончится с этим поколением.

— Значит, Непостижимая, ты заявляешь, что судьба твоего народа не заботит тебя, но принимаешь это решение за всех в одиночку?

Я прекратила расхаживать взад-вперед и уставилась на мудрого малыша:

— Я могу принимать решения только за себя саму, скептик.

— Да, но когда ты отказываешь клановцам в помощи, разве ты не навязываешь им тем самым свой выбор?

Это слово — «выбор» — эхом отозвалось в моих мыслях, смешав все возражения, и высвободило воспоминания о десятилетиях, посвященных учению, о годах отчаянных поисков выхода из ловушки Силы-Выбора. В каком-то смысле я действовала из эгоистических, типично клановских побуждений, поскольку искала способ разрешить свою личную проблему, но разве одновременно я не билась над тем, как найти решение для каждой Избирающей, не дать тому, что произошло со мной, стать концу всей нашей расы?

— Нет! — горячо возразила я. — Я ничего им не должна. Я отдала им все, что у меня было, а они попытались предать меня, убить Моргана, использовать меня. Когда я вступила с ними в бой и победила, они украли у меня то, что им было нужно. Как ты смеешь думать, будто я должна помогать им?! Пусть сами себе помогают!

Скептик поджал круглый маленький ротик, и окружавшие его сверкающим красным кольцом щупальца стали похожи на лепестки какого-то экзотического цветка.

— Потому, Непостижимая, что тебе этого хочется. Тебе всегда этого хотелось. Тебе просто не позволили это сделать.

В глазах у меня стояли жгучие слезы. В моей душе что-то рушилось — какая-то стена между Сийрой, которой я когда-то была, и Сийрой, которой стала. Когда-то я верила в свой народ. Как и маленького драпска, меня устраивали мое место и моя роль в Клане. Действия горстки клановцев — но не всех — уничтожили эту веру, оставив одиночество и растерянность, а любовь к Джейсону стала для меня спасительным якорем. Он научил меня заботиться о ком-то другом, принять факт, что сегодняшний чужак и незнакомец в один прекрасный день может стать кем-то большим.

74
{"b":"6112","o":1}