ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Похоже, драпски преподали мне еще один урок. Я все еще была частью чего-то большего, хотела я того или нет. И за это большее я отвечала.

— Я не могу их простить, — сказала я горько, решительно утерев слезы. И вдруг с сокрушительной ясностью поняла, что должна делать. — Но… я спасу их, если у меня получится. — Помолчав, я добавила: — Но только после того, как найду Моргана.

ИНТЕРЛЮДИЯ

— Должно быть, они следили за тобой. Меня точно никто не преследовал.

Гвидо раздраженно прищелкнул клешнями, но не очень громко. Он стоял на карауле — существу со стебельчатыми глазами как-то проще заглядывать за углы. Пара этих самых глаз изогнулась и взглянула на клановца, сидевшего на пластиковом ящике. В переулке валялось несколько таких, однако все ящики выглядели на редкость хлипкими и не выдержали бы веса массивной туши каресианина.

— Все равно это ты виноват. Ты знаешь тех двоих.

Боумен обычно вводит их в игру в тех случаях, когда преследует Клан.

— Верно, — признал Барэк негромко.

Он был совершенно уверен, что они с Гвидо заметили блюстителей до того, как те засекли их самих, но вопрос тем не менее оставался открытым: что констебль Рассел Терк вместе со своим напарником, толианином П'тр вит 'Виксом, делают в этой части квартала Всех мыслящих форм Джерши?

«Не скрываются, это уж точно», — подумал про себя клановец, как будто Терк мог бы затеряться в толпе. Атолиане, которых можно было встретить где угодно, не выносили почти круглогодичной сырости Рета-VII и предпочитали торговать с ним через посредничество других, более закаленных рас. Одного вида этого долговязого, увенчанного гребнем из перьев существа, которое вышагивало по улицам Джерши на трехпалых лапах, брезгливо обходя лужи, оказалось достаточно, чтобы дорожное движение замерло.

Сада, Сарк слышал также, что толиане не доверяли способности ретиан отличать их разумных сородичей от местного вида домашнего скота, но ни подтвердить, ни опровергнуть эти слухи не мог.

Так что эта парочка даже не пыталась прятаться.

— Вопрос вот в чем, Гвидо: мы привели их сюда или же это они нас опередили?

— Неважно, — пророкотал каресианин. — Мы отыщем моего побратима первыми. Нужно рассказать Моргану об убийствах. Предупредить его. Возможно, убийца охотится и за ним.

Послышался приглушенный щелчок — Гвидо выразил свои чувства, грозно взмахнув огромной клешней.

Барэк не стал продолжать спора. Каресианин неколебимо верил в невиновность Моргана, хотя эта вера зиждилась на убеждении, что, реши его побратим кого-нибудь убить, он проделал бы это куда чище и утонченнее. Подобное подразумевало определенную опытность, какая у человека, которого, по убеждению садд Сарка, он неплохо знал, казалась пугающей.

Пугающей? Дело было не только в этом. Клановец оглянулся по сторонам, внезапно почувствовав себя не в своей тарелке. В темном закутке между двумя складами они были одни. Если не считать какого-то омерзительно подвижного местного грибка, который на Рете-VII играл роль крыс и сейчас деловито подъедал груду пищевых отходов. Барэк покачал головой — предчувствие не оставляло его, но он никак не мог понять, что оно значило.

— Если Боумен начала играть в открытую, вся местная шваль попрячется в норы, — задумчиво протянул Гвидо, и все его глаза разом качнулись, уставившись на улицу. — У меня есть на примете пара подходящих местечек. Ты готов? Они убрались.

Садд Сарк понял, откуда исходит угроза, слишком поздно, чтобы можно было противостоять ей. Он открыл рот, чтобы закричать, как-то предупредить своего спутника, но вокруг него уже была чернота — чья-то сила затянула его в м'хир…

Не дождавшись ответа, каресианин повернул назад сначала один глаз, затем все оставшиеся, растерянно оглядывая переулок.

Переулок, в котором он был совершенно один.

ГЛАВА 37

Когорта моих маленьких агентов вернулась с задания прямо к праздничному пиру, который, по убеждению драпсков, должен был состояться во что бы то ни стало — иначе Непостижимая будет оскорблена. Поскольку это был именно тот пир, который я невольно покинула, телепортировавшись в ресторан, а остаток вечера провела, расспрашивая работников Гвидо, учитывая к тому же, что любые дальнейшие задержки были не в моих интересах, Непостижимая приложила все усилия, пытаясь убедить драпсков, что ничего более далекого от истины и быть не может. С таким же успехом я могла бы уговаривать глухих. Невзирая на мои отчаянные попытки предотвратить этот второй пир, более чем сотня макиев, преспокойно пропуская мимо ушей все мои проникновенные слова, продолжала готовиться к нему.

Так что я, сжав зубы, настроилась наслаждаться им, твердо намеренная сделать это как можно более явно и недвусмысленно на глазах у всех макиев и одного скептика, которого все это откровенно забавляло, — чтобы свалить наконец гору с плеч и получить возможность покинуть станцию.

Но сначала они доложились по команде. Причем большинство, как с интересом подметила я, сделало это без помощи слов и одновременно. Драпски окружили капитана Макайри и зашевелили хохолками. Я ощутила легкий ветерок даже от двери на мостик, где стояла.

Коупелап, как и следовало ожидать, подслушивал.

— Ходят слухи о каких-то бесследно пропавших людях, Непостижимая, — предупредил он. — И о группе других людей, которые их разыскивают.

— Если ты пытаешься вынюхивать, — сухо проговорил капитан Макайри, подошедший к нам, когда процесс доклада, по всей видимости, завершился, — по крайней мере, делай это должным образом, скептик. У меня есть для тебя информация, Непостижимая, — добавил он более официально. — Не так много и не такая полная, как мы надеялись. Мы приносим искренние извинения…

Я прервала капитана, предчувствуя еще один затяжной раунд взаимных любезностей:

— Уверена, макии сделали все возможное.

Коупелап не сдержался, чтобы не встрять в разговор.

— Непостижимая не может оценить вашу информацию, капитан, пока вы не предоставите ее ей. И я бы посоветовал поторопиться с этим, поскольку нас ждет пир.

— Пир ни в коем случае задерживать нельзя, — поспешила я вставить свое слово. — Что удалось разузнать нашим шпионам, Макайри?

— Не все сведения почерпнуты из достоверных источников, Непостижимая. Макии не могут поручиться за их надежность и намерения.

Сзади мне в колени с намеком ткнулась скамеечка, и я плюхнулась на нее, вместо того чтобы вспылить — наученная горьким опытом, я прекрасно знала, что это все равно ни к чему не приведет.

— Так давайте проверим полученную информацию и решим все сами, капитан, — предложила я с недюжинным, на мой взгляд, самообладанием.

Драпски разузнали несколько небезынтересных вещей, кое-какие крайне странные и столь же бесполезные факты и по меньшей мере одну новость, которая сделала для меня наслаждение пиром, на которое я так решительно настроилась, практически невозможным. Безучастно глотая кусок за куском, я утешала себя мыслью, что когда набью себе брюхо до отказа, драпски наконец будут довольны и улетят с Плексис.

На станции находилась начальница сектора Боумен собственной персоной. Старая знакомая. Меня так и подмывало возобновить наше знакомство, но по зрелом размышлении я пришла к выводу, что наживу себе лишние неприятности, если та узнает о происхождении нового деликатеса «Когтя и Челюсти». Кроме того, причины пребывания здесь блюстительницы вызывали у меня определенные подозрения: ее подчиненные задавали на станции вопросы о людях, но не обо всех подряд. Они расспрашивали о людях-телепатах.

В любом человеческом городе, подумала я, потирая старую, уже почти сошедшую мозоль на левой ладони, можно искать и в конце концов найти мастеров игры на кеффл-флейте. Да, их не так много, но они существуют. При желании можно набрать с дюжину настоящих виртуозов. Не говоря уж о полчищах начинающих, терзающих слух своих мужественных преподавателей.

75
{"b":"6112","o":1}