ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Похоже, он нашел не только похитителя, но и похищенное.

ГЛАВА 39

— Портовая администрация дала разрешение на посадку. Мы — тринадцатые в очереди, Непостижимая. Можешь отдохнуть, если желаешь.

— Благодарю.

Дверь за Макой закрылась. Я подтянула колени к груди и крепко обхватила их руками. Раненый живот отозвался слабой болью, которая достаточно быстро прошла, оставив после себя лишь легкий дискомфорт. «Жить можно», — сказала я себе, по-прежнему избегая думать о том, что изменилось у меня внутри.

Я уперлась лбом в колени, и волосы шелковистой волной стекли вниз, отгородив меня от этой каюты. Я только что вымыла их, и легкий аромат был как привет из моей собственной, недрапскской, реальности. «Не стану торопить время», — поклялась я. И буду держать себя в руках. Как бы сильно мне ни хотелось послать Моргану хоть крошечную весточку о себе, как бы просто мне ни было исчезнуть отсюда и вновь очутиться в утешительно знакомой обстановке «Лиса», я не стану делать ни того, ни другого. Слишком уж велик риск.

Здесь находились клановцы. Как и на Плексис, я могла самую чуточку приоткрыть свою защиту и ощутить силу, потрескивающую в бесконечной черноте м'хира. Здесь коридоров было немного, но они выглядели проторенными, часто используемыми Я не слышала, чтобы кто-нибудь из клановцев жил на этой планете. Здесь не рос ни один приемный ребенок, который мог бы создать связь со своими далекими родителями. Значит, то, что я ощущала вокруг себя, было устроено с определенной целью. Чтобы приходить и уходить с Рета-VII без ведома других видов.

Таинственность — добрый знак, сказала я себе, облизнув пересохшие губы и выпрямляясь. Это значило, что я попала по адресу, хотя, если Морган тоже отправился сюда, иначе и быть не может. Я спустила ноги, потерла живот — не столько для того, чтобы унять неприятные ощущения, сколько как обещание. Если я передала свою ярость Джейсону, это еще не значит, что у меня не осталось своей собственной.

Коупелап, у которого, казалось, был готов для меня совет на любой случай жизни даже тогда, когда я его об этом не просила, никакого дельного плана действий на Рете-VII предложить не смог. Вместо этого я обратилась к макиям с кое-какими собственными наметками. «Макмора» до сих пор никогда не торговала с ретианами — по-видимому, эта система в каком-то смысле числилась за другим племенем. Однако макиям тоже не возбранялось вести здесь дела — при условии, что вся прибыль, включая и ценную информацию, делилась пополам. Такие условия, по словам капитана Макайри, были не такими уж выгодными, но приемлемыми.

Моя роль во всей этой затее была совершенно несложной, но воплощать ее в жизнь с каждой минутой становилось все труднее. Я должна была тихонько сидеть в своей каюте и ни во что не вмешиваться, в то время как драпски делали за меня всю необходимую работу.

Я снова подтянула колени к груди — чем не полезное упражнение? — и принялась воспитывать в себе терпение.

Как выяснилось, у макиев с терпением дело обстояло еще хуже моего.

— Скряги! — брюзжал капитан Макайри в день нашего приземления. — На этих глухих мирках вечно так. Ни одного нормального клиента, сплошные скряги!

Поскольку мне самой довелось поработать на торговом корабле, я сочувствовала капитану — хотя вечно слишком буквально все понимающие драпски временами вызывали у меня досаду.

— На самом деле наша главная цель здесь — не торговля, — мягко напомнила я ему. — Вам удалось связаться с… — я запнулась, произнося название, — с «Лисом»?

Капитан засадил троих драпсков прослушивать разговоры между кораблями и записывать те, которые велись на незнакомых языках и требовали прогона через транслятор. Остальные макии внимательно прослушивали все программы ретианских новостей и религиозные передачи. Я начинала понимать, каким образом драпски заработали свою репутацию торговцев, знающих своих покупателей лучше их самих. На мой вопрос со своего места у переговорника ответил бывший капитан, Мака.

— Портовая администрация переводит все вызовы «Серебристого лиса» на специальную операторскую службу, которая принимает заказы на образцы местной продукции и несколько специфических лекарственных препаратов. Было одно пустяковое предложение на перевозку груза, уже закупленного, но не доставленного. Мы были крайне осмотрительны в общении с этой службой, Непостижимая, — поспешно добавил он, верно угадав мой настрой.

— Вряд ли Морган там, — сказала я, больше даже себе самой.

— Мы получили новости с «Нокрауда», Непостижимая, — услужливо доложил еще кто-то из макиев. — Они благополучно приземлились и хотят переговорить с тобой.

Что? Пираты тоже здесь? Я медленно обернулась и уперлась тяжелым взглядом в капитана Макайри.

— Только не говорите, что вы сообщили обо всем скатам, — внезапно пересохшими губами сказала я. — Это так?

Его хохолки тут же сникли.

— Непостижимая! Как ты могла подумать, будто мы сделали бы что-нибудь подобное без твоих указаний? Это они вышли с нами на связь, а не мы с ними…

— Они чуют выгоду, — заметил Коупелап со своего места по соседству со мной. — Сакиссиши нередко заходят в порт вслед за каким-нибудь грузовым кораблем в надежде чем-нибудь поживиться.

— Они последовали за нами на Плексис, а потом сюда?

— На станции их точно не было, Непостижимая, — курлыкнув, сказал скептик. — Плексис недавно запретил сакиссишам появляться на их территории — хотя это идет вразрез с правилами Торгового пакта о незаконности дискриминации по расовому признаку. Нет, думаю, «Нокрауд», скорее всего, ждал где-нибудь на безопасном расстоянии, пока не удостоверился, что мы летим именно сюда.

— Такая возможность не должна тебя беспокоить, Непостижимая, — торопливо вставил Макайри. — Мы внимательно наблюдаем за ними. Но мне хотелось бы знать, о чем они собираются с тобой беседовать. Ты договаривалась с ними о чем-нибудь во время своего пребывания на «Нокрауде»?

Щеки у меня вспыхнули.

— Возможно, они считают, что я хочу воспользоваться их услугами. Но это не так.

— Передать им это сообщение? — с некоторой озабоченностью осведомился Макайри.

Я покачала головой. Чтобы драпски убеждали скатов, что я больше не собираюсь от них убегать? Все равно не поверят.

— Думаю, мне лучше сообщить им об этом самой. Передайте, что я свяжусь с ними. Есть еще что-нибудь такое, что мне следует знать, прежде чем мы покинем «Макмору»?

На мостике стало тихо; даже слишком тихо, подумала я, учитывая число драпсков, столпившихся вокруг меня. Многие хохолки колыхались — макии что-то обсуждали.

— Что случилось? — настойчиво спросила я.

Как и следовало ожидать, ответил мне Коупелап:

— У макиев имеются некоторые… опасения… относительно твоей безопасности за пределами «Макморы», Непостижимая. Как сказал капитан, это мир ужасных скряг. Ретиане славятся своей способностью выискивать ценный товар… — Скептик запнулся.

— Вроде меня? — закончила я, пожав плечами. — Я ценю вашу заботу, Коупелап, но когда я сижу в этой каюте, от меня нет никакого толку. Мы примем все возможные меры предосторожности. — Я невесело улыбнулась. — И я думаю, что на этот раз я смогу позаботиться о себе.

Что меня беспокоило, так это как я буду искать Моргана, не используя свою силу.

— Это отлично подойдет, — сказала я, предвосхищая попытку моего нового личного портного, бывшего связиста Макоори, вытащить из своей коллекции еще какой-нибудь наряд. Примерочная, обычное драпскское расширение главного коридора, превратилась в склад в миниатюре. Багаж — от скромных рюкзаков до богато украшенных и надежно запертых антигравитационных чемоданов — громоздился штабелями высотой в мой рост. И все это, увы, было краденое.

Разумеется, драпски честно за все заплатили — они не принадлежали к числу рас, промышляющих воровством. Но, как мне удалось выудить у Макоори, все это великолепие было куплено у «Нокрауда» вместе с фейерверками, поэтому можно было с полным правом предполагать, что происхождение этих россыпей человеческой одежды и личных вещей далеко от законного. Поскольку все это они сделали ради меня, я не стала вникать в подробности, да, собственно, не скажу, чтобы мне очень хотелось их знать. Пожалуй, будь у меня побольше времени и желания, я, наверное, пришла бы в ужас.

79
{"b":"6112","o":1}