ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но у меня сейчас не было ни того ни другого, поэтому я с благодарностью приняла гуманоидныи дождевик, который разыскал для меня Макоори, — он не только пришелся мне впору, но вдобавок оказался еще и совершенно ничем не примечательным, что было весьма кстати. Некоторые экземпляры явно предназначались для того, чтобы их хозяин не остался незамеченным ни в одной толпе, а иногда даже и в темноте. Я сунула руки в карманы и вынула из одного кучу заколок для волос.

— Прошу прощения, Непостижимая. — Макоори буквально-таки выхватил заколки у меня из рук. — Мне казалось, я все тщательно просмотрел и вычистил.

— Ничего страшного, — отозвалась я.

Мне очень хотелось верить, что все это была просто краденая одежда, а ее хозяева сейчас стояли где-нибудь в очереди, выставляя иск о пропаже какому-нибудь несчастному клерку или невозмутимому роботу.

Однако то, что я знала о скатах, отнюдь не позволяло надеяться на столь безмятежный вариант.

Я уже успела связаться с Грекик и Рек. Они, как я и предполагала, предложили мне перебраться к ним на корабль. Но говорили без особого энтузиазма и особых попыток убедить меня покинуть драпсков не делали. Я отвергла их предложение, твердо и, как надеялась, недвусмысленно, — но у меня осталось такое впечатление, что они не слишком вслушивались в мои слова.

Я покачала головой и отыскала среди вещей, которые подготовили мы с Макоори, заплечный мешок. Меня не касается, чем на самом деле здесь заняты скаты. В космосе драпски вполне в состоянии с ними справиться, а в космопорте портовая администрация глаз с них не спустит — даже здесь, на Рете-VII.

Драпски, которым предстояло сопровождать меня, ждали в зале. Я уже собралась выйти к ним, когда меня остановил Макоори:

— Погоди, Непостижимая. — Его хохолки стояли торчком, улавливая поток воздуха над нашими головами.

— В чем дело?

Я знала, что он принимает какое-то сообщение, возможно, даже происходит двусторонний разговор. Пока что я еще не разобралась, где пролегает предел возможностей драпскского обоняния.

— К тебе посетитель. — Макоори втянул щупальца в рот, а хохолки устремил в мою сторону, как будто хотел мне что-то сказать, затем произнес вслух: — Посетитель, который назвал тебя именем Сийра ди Сарк.

Я осторожно поставила свой рюкзак, сняла дождевик и аккуратно сложила его поверх. Интересно, для персоны, путешествующей инкогнито, не многовато ли народу в курсе, что я нахожусь здесь?

Хорошо, хоть мой нынешний посетитель не меньше меня самой был заинтересован в том, чтобы сохранить мое присутствие на Рете в тайне.

— Оно настоящее, Непостижимая, — мрачно сообщил Коупелап, возвращая удостоверение человеку обратно.

И его, и самого моего гостя драпски подвергли исключительно тщательному изучению и проверке. Результаты не обрадовали ни их, ни меня. — Мы удостоверились, это существо действительно констебль Майлс Эккартен, в настоящее время прикрепленный к отделу начальницы сектора Боумен.

Констебль Эккартен вежливо кивнул. Все это время он преспокойно просидел на драпскском сиденье, и ничто в его облике не выдавало в нем блюстителя. Его одежда ничем не отличалась от одежды любого из множества звездоплавателей средней руки, что находились сейчас на стоянке космопорта Рета-VII, да вообще любого кос-мопорта, если уж на то пошло: в меру поношенный голубой комбинезон, чистый и опрятный, какой может носить торговец, аккуратно выполняющий все свои сделки, но влезающий все же время от времени в какую-нибудь авантюру. Это был маленький человечек, смуглый, с буйно вьющимися черными волосами и теплой улыбкой, которая то и дело мелькала у него на губах. С защитным имплантатом. Что окончательно доказывало, если бы я еще нуждалась в каких-нибудь доказательствах, — передо мной один из самых доверенных агентов Боумен.

Макии были уничтожены. Сначала выяснилось, что за нами следил «Нокрауд», а теперь еще, по всей видимости, и блюстители. Меня страшно интересовал вопрос, как именно, поэтому я, вопреки советам драпсков, была намерена покинуть «Макмору» вместе с констеблем. Начальница сектора Боумен, моя давняя знакомая, пригласила меня поужинать с ней в Джерши. Отправиться туда мы собирались, разумеется, тайно. Любезный констебль подъехал к шлюзу «Макморы» в крытой машине, что при путешествиях по этой влажной и болотистой планете было настоящей роскошью.

Тем не менее я не стала бросаться в это предприятие очертя голову. Дождавшись, когда констебль выйдет из зала, я повернулась к драпскам, сгрудившимся позади меня мрачным полукрутом.

— Я не ожидаю никаких неприятностей, — сказала я им, и без того поникшие хохолки повисли еще ниже. — Но насколько хорошо вы улавливаете запахи на открытом воздухе?

Когда я закончила объяснять, чего хотела от них, хохолки один за другим воспрянули, как мне показалось, в радостном предвкушении.

ИНТЕРЛЮДИЯ

Барабанить кулаками в дверь было без толку.

«Зато голова стала болеть не так сильно», — вздохнул Барэк, потирая затылок. Он пробовал бежать через м'хир, пытаясь прорваться сквозь сферу силы, которая держала его в этой комнатушке куда надежнее, чем запертая дверь и крепкие стены. Все было напрасно. Тот, кому он зачем-то понадобился, имел достаточную силу, чтобы удержать его.

Тех, кто обладал такими способностями, было совсем немало, и клановец в конце концов сдался и прислонился к стене. Скорее уж он ляжет прямо на пол, чем прикоснется к единственному в этой комнатке предмету мебели — насквозь отсыревшему тростниковому тюфяку, валяющемуся в углу. Да, среди его сородичей было немало тех, кто обладал большей силой, и почти столько же тех, кто в ее применении не руководствовался никакими моральными принципами. Не говоря уж о приборах, которые, похоже, разрабатывали люди — причем он подозревал, что мыслеглушители были самыми из них безобидными.

Но зачем? Пальцы садд Сарка погладили успокоительно теплый браслет на левом запястье — подарок брата Керра. Нападение на него не было ограблением, поскольку эта реликвия периода, предшествовавшего Расслоению, несмотря на простенький внешний вид, была, пожалуй, самой ценной его вещью.

Сколько бы клановец ни ломал голову, картинка не складывалась. Сначала Раэль появляется на Покьюларе, якобы для того, чтобы повидаться с сестрой, хотя все его инстинкты и выучка говорят ему, что это ложь. Потом Луамер, хотя и недолго, следит за Морганом на Плексис. Из тех крох, что ему удалось выудить из Гвидо о разговоре этих двоих, следует заключение, что ди Сонда'ат тоже лжет. Два лжеца. Каждый сам по себе или они действуют на пару?

А теперь еще его собственное похищение. Зачем?

От сырости, несмотря на то что в комнате было тепло и душно, у него по телу побежали мурашки. Барэк оглушительно чихнул, не отрывая взгляда от единственной тусклой лампы на потолке. Воздух проникал сюда сквозь решетку в потолке, которая наполовину заросла грибком. С его-то удачливостью это непременно окажется подвижная разновидность, которая плюхнется на пол, чтобы познакомиться с ним поближе, как только выключат свет.

Его не прощупывали и не допрашивали. Он не почувствовал ни единого ментального прикосновения за исключением того, которое затащило его сюда, из чего можно было сделать определенные выводы. Тот, кто это сделал, доставил его сюда не ради того, что ему было известно, — тем более что известно ему почти ничего и не было. Нет, здесь крылось что-то другое.

Садд Сарк поежился. Каковы бы ни были причины, он сомневался, чтобы это было сделано ради его блага.

ГЛАВА 40

— Нет, что ни говори, а ретиане все-таки знают толк в птице, — возвестила коммандер Боумен с удовлетворением и полным отсутствием такта — учитывая, что за столом присутствовал пернатый толианин.

Я бросила на 'Викса извиняющийся взгляд. Поблескивающий изумруд его левого глаза настойчиво косил в мою сторону — с той самой минуты, когда констебль Эккартен доставил меня в этот ресторан, к неприметному столику в самом конце зала. Этим вся конспиративность в нашей встрече и ограничивалась: как сама блюстительница, так и ее подчиненный были при полной форме. Мы с 'Виксом взяли на двоих блюдо каких-то мелких рачков, залитых соусом. Пожалуй, в таком деле клюв — большое преимущество, думала я, пытаясь как можно незаметнее извлечь застрявшую между зубов крошечную рачью ножку.

80
{"b":"6112","o":1}