ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Чудовище ==========

В дельте полноводной реки Тэйс, на перекрестке морских торговых путей, лежит большой и удивительный город, который так и называется – просто Город. Название вполне законно, если учесть, что в этой обширной и пустынной земле нет больше ни одного города. Здесь разбросаны маленькие полудикие поселки, и весь этот полуостров, торчащий в западном боку материка Канертен случайным и бесполезным довеском, издавна считался ничейной территорией. Но уже несколько столетий устье Тэйса миновали торговые корабли, пересекающие море Эйдена на пути в королевство Хумей, а если забраться выше по реке, можно было попасть в столицу Айсендула, гигантского степного царства. Вот на этом оживленном перекрестке и вырос Город.

Ничего подобного не было нигде в мире, и это мог подтвердить любой из моряков, которых в изобилии можно встретить в портах Города, даже если этот моряк прошел все мыслимые моря. Город впечатлял путешественников своими масштабами, и его можно было бы назвать государством, если бы не одна досадная мелочь: здесь не было правителя, не было собственных денег и государственного языка, были только люди, которым оказалось выгодно здесь поселиться. Город возник сам по себе и просто по логике вещей сразу стал центром торговли. Местные жители говорили на хумейском с ужасающими вкраплениями всех языков окрестных варварских племен, а деньги здесь имели хождение всякие, какие привозили заезжие купцы.

Первые поселенцы расположились на низменном правом берегу Тэйса, чуть выше того места, где река начинала дробиться на рукава. Затем Город разросся и постепенно перебрался на южный левый берег, который был значительно выше правого. Поэтому новый район стал называться просто – Верхний Город.

Соответственно, правобережный район назвали Нижним Городом. Мост, соединяющий эти берега и до сих пор остающийся крупнейшим в Городе, носит опять же простое название – Большой Мост: никому не хотелось забивать себе голову такими вещами, как выдумывание замысловатых названий на манер заморских стран. Правда, был в жизни Города период болезненного подражания более организованным соседям, и тогда жители надумали даже выбрать себе правителя, но когда дело чуть не дошло до гражданской войны, плюнули на это дело и зажили по-прежнему.

А чуть позже Город разросся на запад, расположившись в том самом месте, где Тэйс разделяется на множество рек, речушек, ручьев, проток и нарытых позже каналов, и, следуя заморской моде, новому району дали романтическое название – Город Тысячи Мостов. Конечно, это чисто поэтический штрих: со дня его основания никто никогда не пытался сосчитать все мосты этого замечательного города. Не исключено, что их на самом деле намного больше.

Но не затем плывут и едут сюда бесчисленные купцы, чтобы любоваться изящными дугами мостов, разноцветьем улиц или сверкающими шпилями дворцов. Сюда едут за редкостным товаром. Не то, чтобы его невозможно было достать в каких-то других местах, но где еще найдешь такой ассортимент?! Этот товар – магия. Здесь продается все: начиная от обычных шарлатанских безделушек до самых могущественных амулетов, от дикорастущих трав, собранных и приготовленных по особым рецептам, до мощнейших, таинственных, изобретенных для одного-единственного случая снадобий. На здешних рынках можно найти заколдованные вещи, делающие жизнь простых людей комфортнее, заговоренное оружие или доспехи; колдуны самых разных специализаций предлагают иностранцам свои услуги в любом деле, магия работает под заказ и сдается в аренду. Нигде больше в мире нет такой концентрации различных магических Школ, часто непримиримых, но чудом уживающихся на одной территории. Людей, обучающихся в многочисленных Школах, конечно, никто не считал, но их уж точно больше половины населения.

Вполне очевидно и естественно, что в таком местечке, как этот удивительный Город, нередко происходят самые невероятные вещи.

1.

Бездарности есть везде. Ириус считался именно бездарностью, хотя может статься, что он просто выбрал не свой Путь. В Городе есть, из чего выбирать, но он предпочел двигаться за Гиланой, которая сумела добиться в Школе знаменитого колдуна Ацвитала великолепных результатов. И остался ни при чем. Но мечта о могуществе, болезненное желание принадлежать миру чудесного не оставляла его, и это единственное обстоятельство определило его решение в тот день, когда он ответил согласием на самое странное предложение, какое он когда-либо получал.

Гилана ворвалась в его дом за полночь.

– Я, конечно, понимаю, подруга детства и все такое… Но ведь и совесть надо иметь! – проворчал едва успевший заснуть Ириус, отпирая дверь, в которую вслед за девушкой проказник-ветер успел забросить несколько сухих листочков.

– Ой-ой! Ворчит, как старый дед! – поддразнила она, проскальзывая мимо него в дом и откидывая капюшон своей неизменно модной накидки. Небрежным жестом взлохматила коротко остриженные волосы и обезоруживающе улыбнулась. – Знал бы ты, с чем я иду, не ворчал бы.

– Ну и с чем ты идешь? – Конец фразы проглотил отчаянный зевок.

Ириус раздраженно потер глаза. Он терпеть не мог, когда его застают в таком растрепанном виде. Собственно, лишь потому, что терпеть не мог себя самого. Вот Гилану, например, ничем не проймешь. Она в любом виде твердо убеждена, что является первой красавицей на свете. И ведь в это действительно нетрудно поверить!

– Сначала бы предложил даме присесть, – фыркнула она, стаскивая накидку и сапожки. – А еще лучше: предложил бы чаю! На улице холод собачий.

– Ладно уж, проходи. Сейчас ведь не отвяжешься, знаю я тебя!

Словом, он был чертовски рад ее видеть. Как всегда. После непродолжительной возни с приготовлением чая, во время которой Ириус мужественно ни о чем не спрашивал, – обойдется! – они расположились за столиком в гостиной. Ириус адресовал своей гостье самый красноречивый вопросительный взгляд, какой только смог изобразить.

– Ладно, не буду тебя больше мучить, а то ведь умрешь от любопытства, – усмехнулась она. – Помнишь, я занималась вопросом перевоплощений?

Конечно, Ириус помнил. Это была давняя история. Любой уважающий себя колдун стремится изобрести нечто такое, чего до него никому не удавалось осуществить. Это вопрос не только профессиональной гордости, но и выживания в условиях жесткой конкуренции на магическом рынке. Создать что-то новое, удивить покупателя, привлечь внимание – вот что главное. И Гилане почему-то пришла в голову мысль попробовать свои силы в превращении человека в животное. На резонный вопрос Ириуса – зачем? – она невразумительно объяснила, что в тех далеких землях, откуда прибывают корабли, люди нередко ведут войны, а еще там бывают дворцовые интриги и все такое прочее, словом, может пригодиться. Ириус ничего не понял из ее рассуждений, что вполне закономерно, когда предмет рассуждения неясен самому говорящему. Зато он живо представил себе, как было бы здорово обратиться, скажем, в мышь и выведать некую страшную тайну у какого-нибудь великого мастера. Но даже не поэтому Ириус поддержал безумную идею своей давней подружки, а скорее потому, что своих идей и сил на их воплощение у него никогда не было, а желание быть замешанным в чудесах присутствовало всегда.

– Ты хочешь сказать, что нашла способ? – Он заинтригованно подался вперед. Гилана аккуратно отставила чашку, чтобы случайно не пролить ее содержимое от волнения.

– Я думаю, что нашла, – таинственным шепотом сообщила она. – Но нужно проверить. По моим расчетам, все должно сработать – и туда, и обратно. То есть, если сработает в одну сторону, то сработает и в другую. Но все это в теории, понимаешь? Нужен опыт.

– И как же ты собираешься проверить? – поинтересовался Ириус.

– Я думала, ты догадаешься, – она разочарованно поджала губы, но потом снова ослепительно улыбнулась. – Я предлагаю тебе предложить себя в качестве жертвы.

– Кто кому чего должен предложить? – не понял он.

– Ты в самом деле такой или притворяешься? – рассмеялась Гилана. – Я хочу попробовать это на тебе, дошло?

1
{"b":"611222","o":1}