ЛитМир - Электронная Библиотека

Он суеверно заткнулся, чтобы случайно не произнести вслух, что и от чего они спасают.

– Действительно интересно получается, – проворчал Ириус. – Где бродят адьяхо в таком случае? Они бы нам здорово пригодились.

– Кто бродит? – не понял Уна.

Ириус вздохнул, устроился поудобнее и принялся рассказывать историю собственного участия в происходящем. За интересными рассказами время ожидания прошло значительно быстрее, они и сами не успели заметить, как настало время действовать.

На дорожке появилась большая группа темных, закутанных в балахоны фигур. Они шли уверенно, не ожидая никакого подвоха, возвращались в свое надежное убежище, чтобы закончить начатую пакость. Действительно, чего им бояться? Они уверены, что все выползшие с той стороны монстры уже пообедали их пленником, а потому сыты и спокойны. И явление из-за кустов мохнатого чудовища стало для них полной неожиданностью.

Одним из недостатков дара Ириуса был тот факт, что он не мог нападать первым. Его сила заключалась лишь в изменении заклятий, а не в их создании. Было бы идеально напасть из засады, пока девочки ничего не ждут, но вот незадача… Пришлось выскакивать и нарываться на неприятности.

Дамы опомнились почти сразу и немедленно атаковали это чудо, даже не разобравшись, что это, и представляет ли оно опасность. Ириус внимательно разглядел направленную на него силу. Стиль исполнения этого заклятия был довольно странным, незнакомым, однако это роли не играло. Это была сила, и с ней можно было делать все, что угодно. Ириус просто поменял направление, и заклинание ведьм ударило в них самих.

Всем досталось поровну. Женщины замерли в тех позах, в которых стояли, глаза остекленели. Тут уж и Уна вскочил в полный рост.

– У, твари! – взвыл он, бросаясь вперед со стиснутыми кулаками.

Однако сразу остановился в нерешительности. Ведьма, хоть и была на голову выше этого маленького парня, все же являлась женщиной, а бить женщин ему не позволяло воспитание. Поэтому он передумал. И вместо проявлений праведного гнева отправился искать свое кольцо.

– Уна! – окликнул его Ириус. – Осторожнее там. Это заклинание временное, они не всегда теперь такими будут.

– Сейчас! – откликнулся тот. – Только найду то, что они у меня отобрали.

– Твое кольцо? – оживился зверь. – Ты прав, его лучше найти. Без него они ничего не смогут сделать. Я надеюсь.

Он тоже зашнырял между неподвижными женщинами, разглядывая их руки.

– Вот оно! – Уна сдернул с чужого пальца кольцо и тут же нацепил его сам.

– Отлично, – Ириус нерешительно огляделся. – А теперь что?

– Хороший вопрос. Лично у меня рука не поднимется вот так взять и прирезать их всех.

– У меня тоже.

Впрочем, предпринимать что-то уже было поздно. Ведьмы зашевелились, и Уна с воплем бросился в кусты. Ириус метнулся туда же, но молча. А в следующий миг женщины уже свирепо озирались, разыскивая врагов. И вдруг раздался гневный вопль:

– Кольцо!

Ведьмы в отчаянии взвыли. Уна вжался спиной в дерево, стискивая ладонь с надетым на палец кольцом другой рукой. И вдруг почувствовал, что оно движется. Нет, оно не шевелилось под его рукой, но… Вот оно что! Кольцо работает! Словно запущенный часовой механизм, выполняет свою задачу: питает силой открытый проход.

«Что они сделали с моим колечком, уродины!» – яростно подумал Уна. Он хотел изменить наложенное заклятие, но не сумел. Ириус, наверное, смог бы. Но он прячется в кустах на недосягаемом в таких условиях расстоянии. Стоит шевельнуться, и тебя заметят.

– Вон он! – раздался вопль, и Уна с ужасом обнаружил, что разъяренная толпа устремилась в направлении его укрытия.

Из кустов вылетел Ириус. Парня надо было спасать, а еще больше того необходимо было спасать кольцо. К нему метнулась добрая дюжина заклятий, и он успел развернуть их все. Дюжина ведьм разом рухнула на землю. Остальные атаковали его одновременно. На Ириуса обрушился шквал заклинаний. Ухватив одно из них, он попытался соорудить подходящий щит, понимая, что разобраться со всеми одновременно он не сумеет. Куча заклятий, ударившись одно о другое, перемешались самым причудливым образом, разрывая друг друга на части. В месте их соприкосновения произошло что-то вроде взрыва, ударившего во все стороны.

Уна сжался от ужаса, используя толстый ствол как прикрытие. Когда закончилось безобразие, он осторожно выглянул оттуда и обнаружил, что Ириус неподвижно лежит на земле, равно как и большая часть его врагов. На ногах осталось только четыре ведьмы, которые теперь ошарашено таращились на место сражения.

В тот момент Уне уже стало ясно, что он должен сделать. На это было непросто решиться: второй раз упустить такой шанс было бы слишком. Но иного способа избежать всеобщей гибели он не видел. После короткой, но напряженной внутренней борьбы он на свой страх и риск выскочил из укрытия и бросился в сторону дома.

14.

Тучи сгущались. Тэми, даже не обладая чутьем охотника, без тени сомнения знал, что из глубины зала, скрытые за цветными пятнами, подкрадываются настоящие враги. Он чувствовал, как его ощупывает их голодный и алчный взгляд. По их представлениям парнишка являлся подходящей пищей, но он не разделял этого мнения.

Призрачная мелочь неожиданно шарахнулась в разные стороны, и из темноты появилось нечто бледное. Это был огромный туманный клок, из которого во все стороны торчали длинные извивающиеся щупальца. Вид чудовища был довольно нелепым, но подумать об этом можно было, лишь увидев эту тварь на картинке. В непосредственной близости от нее человека сковывал ужас, почти лишая способности мыслить разумно.

Учитель Киаты был старым и мудрым колдуном, прекрасно знающим свое дело. Если он разглядел в мальчишке способности охотника, значит, они у него были. И он доказал это самому себе, ухитрившись не потерять головы при виде монстра. Несмотря на то, что он и так едва держался на границе здравого смысла, Тэми сумел загнать свой страх куда-то глубоко внутрь, до лучших времен. Самым сложным оказалось решиться броситься вперед и коснуться кончиком ножа туманного сгустка. Он это осуществил, и чудовище растаяло, как и не было. Но впереди шевелились еще и другие привидения.

Тэми стоял, прислонившись к стене, потому что колени дрожали слишком сильно, и с трудом переводил дыхание. Будь он здесь один, давно бы уже пустился наутек, и гори все огнем, но за его спиной сидел Киата, очень на него рассчитывающий. Сознание того, что он заслоняет собой не только будущего учителя, но и весь мир, в котором очень любил жить, придавало ему особое мужество, и он умудрялся находить силы, о которых даже не подозревал раньше. Оказалось, что достаточно просто сказать себе, что отступать некуда, и мозг перестает рассматривать этот вариант, переключаясь на другие, более продуктивные. В голове звенело, он почти не чувствовал своего тела, но видел ясно и мыслил четко. Его мутило, но на это мелкое неудобство можно было не обращать внимания, также как и на многие другие неудобства. Он превратился в машину, убивающую чудовищ, и ни о чем другом почти не помнил.

Парня атаковали еще два монстра, но с ними он поступил куда более расчетливо. Он даже поленился отрываться от стены, а просто вытянул руку с оружием и подождал, пока чудовище само себя прикончит. Остальные призадумались. Твари обладали своеобразным мышлением, разумом, о котором прекрасно знал Киата, и они вовсе не спешили умирать. Судьба трех товарищей озадачила их, и теперь они никак не могли решиться напасть на эту опасную добычу, несмотря на жажду крови. Одно из чудовищ, насмелившись, попыталось робко проскользнуть мимо грозного стража в коридор, где сидела куда более беззащитная жертва. Тэми сделал лишь небольшой выпад, и чудовищу пришел конец.

Неожиданно Киата зашевелился, и Тэми вздрогнул. Охотник потер виски, зевнул и обернулся к парню.

– Ничего не получается, – огорченно объявил он. – Похоже, силенок у нас не хватает, хотя кажется, что мы все делаем правильно. А ты как?

60
{"b":"611222","o":1}