ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так тебе сказали когда? — не унималась его кузина, зная, как он на это реагирует, и не скрывая того, что это ее забавляет. Избравшие часто были жестоки к тем, кто до сих пор был подвержен потребностям тела. Барэк надеялся, что и он когда-нибудь сможет забавляться на этот предмет и быть таким же жестоким.

Он сжал кулаки, стараясь, чтобы желание не прозвучало в его голосе.

— Совет еще не принял решения. Возможно, уже скоро. — Он никак не мог дождаться этого момента. Встретиться с Ризой, своей нареченной… Садд Сарк усилием воли заставил себя повернуться к Раэль. Она не без причины выстрелила в него этим именем. — А почему это так тебя интересует?

Раэль откинула волосы за спину, и промелькнувшее в ее глазах выражение жалости заставило клановца застыть.

— Откажись быть ее кандидатом, Барэк. В противном случае, клянусь, это будет стоит тебе жизни.

Она нанесла на редкость коварный удар — садд Сарк едва не задохнулся, его мозг словно захлестнуло мутной волной.

— Решение принимает Совет. Риза… — на этот раз в его голосе прозвучало неприкрытое желание, — именно та, кто мне нужен.

— Вы, не-Избранные, думаете кишками.

Глаза кузины продолжали пронзать клановца, ее полные губы скривились в гримасе отвращения.

— Попытайся лучше пустить в ход голову, Барэк, и скажи мне спасибо за то, что у тебя есть я — которая может тебя вовремя надоумить. Я случайно наткнулась на твою Ризу десять дней назад. О, она готова избрать, это верно… Да будешь ты меня слушать или нет! — Сила Раэль взвилась и грозила вот-вот сломить защиту садд Сарка, улавливая его жадные вопросы в тот самый момент, когда они только возникали в его мозгу. — Из этой Ризы такая же садд, как из меня, Барэк. Они там в своем Совете с ума сошли, если решили, что ты можешь соединиться с ней.

— Я должен.

Барэк пытался унять дрожь, слыша лишь то, что имело для него важность. Керр, Сийра, все остальные мысли отступили под напором страсти. Выбор. Пришла его очередь. Он так долго дожидался своего Соединения, надеясь наконец обрести свою половину, стать с ней единым целым. И Риза готова стать его Избранницей. Так сказала Раэль.

Потом в его возбужденное сознание вломилось все остальное, сказанное кузиной.

— Совет выбрал ее кандидатом для меня! — возразил клановец. — Они не могут ошибаться. Заблуждаешься ты, Раэль.

Силуэт женщины плавился, как будто он видел ее сквозь волны жара. На изображении, проецируемом через м'хир, отразились ее эмоции, а возможно, и физическое расстояние. Гнев кузины прорывался в его мозг.

— Временами я удивляюсь, зачем вообще вожусь со всеми Сарками. — Немного спустя изображение стабилизировалось. Раэль склонилась вперед, сложив руки на коленях, и прошипела: — Риза ди Анк уже пыталась соединиться . — Ее резко отступившая от его разума ярость должна была насторожить Барэка. — И кандидат потерпел поражение.

Из роя вопросов, всколыхнувшихся в его мозгу, клановец задал всего один.

— Кто? — прохрипел он, ощущая во рту привкус желчи.

— Второй сын Фэйтлена. Осбар ди Парс. Ты ведь знаком с Осбаром, верно?

О да, они были знакомы. Садд Сарк закрыл глаза, невольно вспомнив летнюю ночь, теплую, обещающую столь многое, полную неслышных голосов — ночь одного из нечастых сборов Клана. И, что было еще большей редкостью, детей Клана. Он, Керр, Осбар и другие не-Избранные мальчики, украдкой пробирающиеся прочь. Пятнашки во влажной от росы траве. Игра в телепорт-прятки среди темных деревьев.

Потом, когда они удалились на безопасное расстояние от взрослых, кто-то затеял игру под названием «выбирай, но проверяй», игру, высмеивавшую инстинкт более древний, чем инстинкт самосохранения. Барэк почти ощущал горячую влажность сомкнутых в ритуальной хватке рук. Его правую руку сжимал кто-то другой, колени были мокрыми от росы. Он почти ощущал, как мощь напряженно ищет себе выход, превращаясь в грубую силу, чувствовал, как она сквозь м'хир устремляется на силу соперника, пытаясь преодолеть, взять верх.

Это была всего лишь игра, но играли в нее только мальчики. Дети Клана, хотя никто никогда специально не объяснял им этого, знали, что сегодняшняя девочка завтра станет Избирающей и, достигнув зрелости, будет вынуждена испытывать какого-нибудь не-Избранного мужчину, испытывать степень его владения м'хиром, противостоять этому владению своей уникальной способностью и убить более слабого силой мысли.

Но это была просто игра, ребятишки, кривляющиеся в темноте, хихикающие от возбуждения и прикосновений восхитительного страха. Никакого риска не было, как не было и настоящего Соединения, никакой разрядки. Все это должно было прийти неизмеримо позже, когда в один далекий пока день борьба будет вестись против силы настоящей Избирающей. Мальчики обсуждали это друг с другом, заинтригованные и приятно возбужденные, непоколебимо уверенные в собственном завтра.

Те, кто достигал возраста, когда получают звание не-Избранного, вообще об этом не упоминали. Их завтрашний день был куда более сомнительным. Победить или хотя бы удержать свою собственную Силу-Выбора, а также Силу-Выбора Избирающей означало превращение оружия в обещание блаженства. Победивший или хотя бы не давший победить себя становился одним из Соединяющихся, образующих постоянные узы через м'хир. Соединяющиеся были связаны друг с другом даже на расстоянии, и связь их продолжалась всю жизнь. Тем самым они обеспечивали себе будущее.

Проигравший же погибал.

В детской игре проигравший отделывался головной болью и насмешками приятелей. В ту давнюю ночь Барэк победил нескольких соперников. Но, разумеется, как единственный садд , проиграл Осбару.

А тот, по словам кузины, проиграл настоящую игру его Ризе.

Он был в таком смятении, что его мысли остались без защиты, и Раэль, вслед за ним совершив путешествие из прошлого в настоящее, вздохнула вместе с ним. Ее сила успокоилась, но голос оставался хриплым.

— Я хочу, чтобы ты понял, Барэк, — сказала она. — Твоя Риза вспорола разум Осбара, словно ножом. Свидетели говорят, что он не успел даже вскрикнуть. Ты должен отказаться от нее, если хочешь остаться в живых.

Садд Сарк чувствовал себя как мотылек, перед которым поставили ослепительную свечу, и изо всех сил пытался не потерять сосредоточенность.

— А Риза?

— О, разочарована. Жаждет попытать счастья с другим кандидатом. Знаешь, она совсем не взрослеет. — Пальцы Раэль с рассеянной гордостью скользнули по собственной налитой груди.

Клановец проследил за ее движением взглядом. Разумеется, он это знал. Избирающие ждали, затаившись, как почки ждут дыхания весны, не изменяясь и не в состоянии расцвести, точно застывшие во времени.

«Как Риза ожидает меня», — подумал он в потрясенном оцепенении желания, потом, вздрогнув, очнулся.

— Совет солгал мне.

— Ты удивлен?

Его сотряс последний пароксизм желания.

— Как мне теперь отказаться? — вскричал он. Раэль заломила бровь.

— Продемонстрировав здравый смысл, кузен. Первичный закон дает не-Избранным право отказываться трижды. Риза у тебя первая. Мы с Сийрой поддержим тебя, если возникнут какие-нибудь препоны.

Сийра. Как же он мог забыть? И о Керре тоже. Болезненное осознание того, что страсть с такой легкостью заслонила гибель Керра, окончательно рассеяло последние остатки дурмана, окутавшего разум садд Сарка. Он ощутил, как восстанавливается равновесие его сознания, которое пошатнула кузина.

— Риза подождет, Раэль, — не ощутив даже укола боли, сказал Барэк. Он вернулся к своему месту и принялся тщательно подбирать слова. — А вот о Сийре нам с тобой как раз и следует поговорить. Она в опасности.

Женщина снова приподняла безупречную бровь.

— Сийра?

— Вот именно, Сийра. Она возвращалась обратно на Камос…

— Возвращалась? Что ты несешь? Сийра изучает историю или что-то в этом роде в монастыре. — Голос Раэль звучал ровно и четко. — Одному Оссирусу ведомо, почему она так любит забивать себе голову всякой ерундой, но Сийра очень долго дожидалась этой возможности. Разумеется, она оттуда не…

21
{"b":"6113","o":1}