ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я гнала машину прочь от «Лиса», пробираясь между группками кораблей и объезжая неровности на мостовой, заканчивавшейся, впрочем, сразу же у ворот. За ними начиналась грязь, которую ретиане, отличавшиеся, как видно, манией величия, именовали дорогой. Это было «удобство» для обитателей иных миров. За дорогой, насколько мог охватить взгляд, что, учитывая мглу, было совсем недалеко, покачивались бесчисленные силуэты, уверенно, а время от времени и довольно проворно перемещавшиеся по топкой грязи. Местное средство передвижения, которое одни именовали мультирельефником, другие грязеходом, а третьи и вовсе банкой с жабами — в зависимости от предпочтений говорящего и его слушателей, — представляло собой что-то вроде плавающего танка с гусеницами и воздушными подушками. Лучше всего он передвигался по тонкой пленке воды, чуть прикрывавшей топкий ил. Грязеходы подходили далеко не всем. Ретиане не оборудовали свой транспорт никакими куполами, наслаждаясь взаимодействием с окружающей средой — будь то падающий с небес дождь, вода или грязь.

Я сжала зубы — мой драндулет начал издавать странные звуки. Я уже влилась в городской поток. Допотопная развалюха ворчала точь-в-точь как ее хозяин. Я лавировала, машинально щелкая пальцами по рычагу управления, а мысли мои были заняты тем, что ожидало меня впереди. Отсюда я не могла разглядеть город. Да невелика и потеря. Ретианская архитектура представляла собой скопление бесформенных строений, едва возвышавшихся над стоячей водой.

Записку Моргана с указаниями я уже смяла и выбросила. «Теперь, когда меня приняли в экипаж „Лиса“, — думала я самодовольно, — единственное, что мне нужно сделать, — это приказать кораблю впустить меня обратно. Вряд ли так трудно будет не попадаться Моргану на глаза до самого отлета. Беспокоиться о том, чтобы он позволил мне остаться, я буду потом». Спустя какое-то время я начала выискивать возможность выбраться из потока и развернуться.

В следующий момент моя ладонь сама скользнула на рычаг, внезапно совершенно взмокнув от пота. Я уставилась на нее, не понимая, что происходит. Побуждение? Нет, то, что я ощущала сейчас, походило скорее на смутное предчувствие, будто стоит мне достаточно быстро повернуть голову, как я увижу что-то зубастое, крадущееся за мной. По моему загривку забегали мурашки.

Определенно, на Рете-VIII мне совсем не нравилось. Скоро «Лис» должен был подняться в воздух. А если с Морганом возникнут серьезные разногласия, так я могу попроситься и на любой другой корабль.

Нет, покачала я головой, автоматически остановившись вместе с потоком машин и ни на секунду не прекращая искать возможность развернуться. Как ни странно, я была уверена, что это ощущение идет откуда-то изнутри меня.

Это было какое-то предостережение. Предостережение от…

От Моргана! В тот же самый миг, когда я связала его со смутным беспокойством, которое испытывала, надо мной с ревом пронесся блестящий аэрокар. Будь у них на Рете-VIII хоть какая-то служба регулирования дорожного движения, в чем лично я сильно сомневалась, этот лихач-пилот мигом лишился бы лицензии на вождение, причем навсегда. Однако что меня беспокоило сейчас гораздо больше, так это совершенно иррациональное убеждение, что в том быстро удаляющемся аэрокаре находится Морган — причем против своей воли.

Я до упора выжала газ, разогнала свой драндулет на полную мощность — и вырвалась из ряда перед огромным грузовиком, который шарахнулся в сторону, чтобы избежать столкновения со мной. На миг меня саму вынесло с дороги, и я на бешеной скорости покатилась по скользкой грязи, лишь чудом никого не задев и не перевернувшись. Потом снова вылетела на мостовую, не обращая внимания на несшиеся мне вслед крики. Первостепенной моей задачей сейчас было позаботиться о «Лисе».

Его иллюминаторы были задраены, но маленький люк подчинился, как я и надеялась, моей хриплой команде. Я задраила его за собой и направилась прямиком в командную рубку. Мне не нужно было заглядывать туда, чтобы сказать, что Моргана там нет — корабль был покинут, я чувствовала это.

Дверь в запретную командную рубку также подчинилась моей команде.

Я робко ступила внутрь и огляделась — рубка оказалась совершенно простым и обыкновенным помещением, знакомым мне по многочисленным проштудированным видеозаписям. Перед двойным пультом управления пустовали два потертых кресла, у подлокотника одного из которых все еще парил в воздухе поднос из кухни. Я ощутила запах горячей джаффы и заметила пар, поднимающийся над чашкой Джейсона.

Покачав головой, я примостилась в кресле второго пилота. Сиденье напугало меня, мгновенно изогнувшись так, чтобы дать твердую опору моей спине. Я поджала губы, в замешательстве разглядывая сложную панель. На ней ряд за рядом шли кнопки, клавиши и тумблеры, о назначении которых я могла лишь догадываться. Ага. Испытав определенное удовлетворение, я узнала кнопку переговорника.

Но здесь не было ничего такого, что могло бы дать мне хоть какую-нибудь зацепку относительно произошедшего с Джейсоном.

Я подгоняла себя, заставляя думать. Я была совершенно не в курсе дел капитана. Но зато очень внимательно слушала все то, что он рассказывал мне в полете о Рете-VIII. Например, мне было известно, что Морган уже бывал на этой планете раньше и вез сюда запчасти для системы связи, поскольку в его прошлый визит ретианские жрецы проявили к ним интерес.

Нахмурившись, я напрягла память. Вчера Джейсон взял меня с собой на встречу со жрецами, которым пытался объяснить, почему тот груз, который они считали своим, уже продан, и принял заказы на следующий рейс в их систему. Тогда я не слишком об этом задумывалась, решив, что он, должно быть, придерживается какой-то маркетинговой стратегии, которой мне пока не постичь.

Жрецы стояли и смотрели нам вслед, сжав свои широкие губы в извилистые голубоватые щелочки, что у большинства биологических видов выражало досаду.

Я подозревала, что сделка с Малаканом Сером и его светлостью означала нечто большее, чем Морган рассказал мне. От мысли, которая логически вытекала из этого, мне стало не по себе. Неужели ее предметом была я?

Пожалуй, стоило задать этот вопрос Джейсону, когда — и если — я найду его.

Корабль был в порядке, иллюминаторы задраены, система безопасности включена. Должно быть, Морган ушел по своей воле, хотя и крайне поспешно. Следовательно, к аэрокару он направился с кем-то, кого он знал и кому — по меньшей мере, отчасти, — доверял. Это была всего лишь гипотеза, но вполне разумная, как я надеялась. Если Джейсона увели с «Лиса» жрецы, то некоторым оправданием последним, пожалуй, может быть их искренняя уверенность в том, что привезенный Морганом драгоценный груз принадлежит именно им.

Уверенность… Вера. Я мрачно усмехнулась про себя. О, этот урок я выучила превосходно. Здесь я не верила никому, в особенности же — Малакану Серу. Я могла верить себе самой, «Лису», и в некоторой — я еще не решила, насколько значительной — степени, Моргану.

Как и полагается всем безумным планам, мой обладал двумя достоинствами: простотой и дерзостью. Я заперла «Лиса» и уселась в арендованную развалюху, ощущая внутри какой-то озноб, не имевший никакого отношения к сырости окружавших космопорт болот.

Установив систему управления на сохранение курса, я села, положив подбородок на кулак и глядя на слабо светящийся огонек переговорника, как будто побуждала Джейсона к действию. Если ему каким-то образом удалось ускользнуть от тех, кто его захватил, он может попытаться передать на корабль сообщение. Настроив переговорник в машине на частоту переговорника «Лиса», я надеялась услышать сообщения, которые будут адресованы экипажу. Потом я наудачу щелкнула тумблером молчаливого переговорника. Оставалось лишь рассчитывать на то, что я не совершила никакой ошибки. Постоянное ощущение, что я все делаю в первый раз, сильно выбивало меня из колеи.

Дорога, которую я выбрала, медленно поднималась над болотами, опоясывавшими Джерши, и ее поверхность становилась все более сухой и твердой. Растительность, сколь бы скудной она ни была, тоже изменилась — вместо бескрайних просторов, поросших тростником, там и сям начали мелькать чахлые кустики. Никаких поселений здесь не наблюдалось. В этих ретианах явно было что-то от амфибий. Они предпочитали строить свои города и вести дела в болоте — чем мокрее, тем лучше. Эту догадку ни подтвердить, ни опровергнуть было невозможно: вопросы о подробностях жизненного цикла других видов считались по меньшей мере неприличными, да и вообще я была совершенно не уверена, что хочу побольше узнать о ретианах.

30
{"b":"6113","o":1}