ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я знаю, — наконец отозвалась я, почти легкомысленно.

— Пожалуйста, сядь, Сийра.

Подчиниться оказалось легче, чем сопротивляться. На каждом уровне моего сознания происходило одно и то же: какая-то часть моего существа начинала уплывать из-под контроля, и было проще дать волю своим ощущениям, чем пытаться вернуть власть над ними.

Но голос Джейсона был якорем.

— Расскажи мне о том, что ты чувствуешь.

— Что я чувствую? — эхом отозвалась я. — Если бы это было так просто, капитан.

— Я не смогу помочь тебе, если ты не позволишь мне сделать это!

Так и не приняв никакого решения, я неуклюже развернулась и взглянула в его испытующие глаза. Как я могла объяснить ему ту связь, которая продолжала крепнуть между нами, если она и меня саму озадачивала?

— Я меняюсь, — раскрыла я перед ним самое большое свое опасение, совершенно не надеясь, что Морган поймет его. Ведь даже я сама не понимала.

— Ты хочешь сказать, что к тебе вернулась память? — Действительно ли настороженность промелькнула в его синих глазах или это мне лишь померещилось? — Или это относится к тому, что происходит между нами? — К бледным щекам Джейсона прихлынула краска. — Я ничего не объяснил и не поблагодарил…

— Вы ведь все равно не скажете мне правды, Морган, — перебила я его довольно грубо, и по искривившимся губам поняла, что удар попал в цель. — Да я и не уверена, что хочу ее знать. В любом случае, погодите со своими благодарностями до тех пор, когда узнаете, что произошло, пока вы лежали без сознания. Мы с «Лисом» не смогли покинуть Рет-VIII без посторонней помощи. Я уверена, что «Сделка» числит за вами долг — и весьма значительный.

Вместо беспокойства — что я ожидала увидеть на лице Джейсона — он ухмыльнулся.

— Они должны мне куда больше, Сийра, — уверен, Арива не стала утомлять тебя такими подробностями. Ты молодец. И я действительно хочу тебя поблагодарить. — Его улыбка вдруг померкла. — Судя по твоему виду, это не я, а ты была на волосок от смерти. У меня такое впечатление, что после старта ты вообще не спала и не ела. Что стряслось?

— Мне не хотелось ни есть, ни спать, — призналась я, изумленно осознав, что все обстоит именно так, как он сказал. Я взглянула на свои руки и только сейчас заметила, как сильно выдаются костяшки. Как мне удалось протянуть эти два дня с момента взлета с Рета-VIII? Пожалуй, всё это время я тоже провела как бы в коконе, а очнулась лишь от позывных службы управления движением. Но это сейчас не имело значения. — Я меняюсь, капитан Морган, — повторила я. — Внутри. В некоторой степени я чувствую себя так, как будто прихожу в себя. Мой ум стал более острым и ясным — пожалуй, я выздоравливаю.

Джейсон вскинул бровь.

— Вряд ли это так сильно тебя беспокоит.

Я снова вздохнула, но нашла в себе силы выдавить улыбку.

— Честно говоря, капитан, мне вообще не хотелось бы об этом говорить. — Но выжидательный взгляд синих глаз вынудил меня продолжить. — У меня такое чувство, как будто я меняюсь и в другом смысле. Я не могу сказать, как, почему и чем все это закончится. — Склонившись вперед, я не отрывала глаз от его лица, страстно желая, чтобы он понял. — Все эти изменения действительно пугают меня. Та, прошлая я, какой бы она ни была, сейчас для меня незнакомка. Как я могу тосковать по тому, чего не помню? Но что если я потеряю и Сийру Морган тоже? Как мне тогда быть? — В очередной раз вздохнув, я закончила: — Должно быть, все это кажется вам полным безумием…

«Или это я сама уже обезумела?» — мелькнула в голове пугающая мысль.

— Иди сюда, — ласково сказал Джейсон, похлопав по краешку своего кресла. — Ну же, — более настойчиво повторил он, после того как я не сдвинулась с места. — Мне еще повезло, что я вообще здесь сижу, малыш. — Эта фраза была произнесена с более привычным мне легким раздражением. Я повиновалась, расстроенная близостью Моргана, но тут же забыла все свои тревоги, стоило мне лишь увидеть сероватую бледность, разливавшуюся по лицу капитана.

— «Лис» уже готов, вам следовало бы… — Джейсон решительно покачал головой.

— На Плексис-супермаркет на автопилоте не приземляются. Никогда не знаешь, не выскочит ли тебе наперерез какой-нибудь олух. Я собираюсь остаться здесь.

Он подтянул колени к груди, чтобы мы оба могли уместиться в кресле первого пилота. Потом уткнулся подбородком в скрещенные на коленях руки и устремил на меня задумчивый взгляд.

— Ты сказала, что не боишься меня, Сийра, — произнес наконец Морган печально. — Почему я никак не могу тебе поверить?

Я вспыхнула. Но осталась сидеть так далеко в физическом смысле этого слова, как только позволяли размеры кресла, хотя разделявшее нас расстояние было скорее обманом, чем защитой.

— Я непременно должна здесь сидеть? — спросила я натянуто.

— Да. — Суровый тон Джейсона пригвоздил меня к месту.

Подняв голову, он легко коснулся рукой моего плеча. Я вздрогнула, мгновенно ощутив странный отклик — у моего готового выскочить из груди сердца вдруг появилось эхо, далекое и при этом более мощное. Я попыталась подавить это ощущение и проглотила уже готовый вырваться вскрик ужаса.

Но я была не единственной, кто ощутил то же самое. Выругавшись, Морган отдернул руку. Я опустила голову, внезапно ослабев.

— Когда это началось? — спросил он каким-то странным голосом.

У меня откуда-то нашлись силы, чтобы поднять на него глаза.

— Значит, и вы тоже это почувствовали?

— Я не знаю, что это было.

Потрясение, проступившее на лице Джейсона, безмерно меня ободрило.

— Я поняла это, когда вас схватили жрецы, — произнесла я ровным голосом. — Когда вы были в коконе, я чувствовала вашу боль. Мои кошмары будили вас на другом конце корабля. Думаю, вам лучше бы объяснить мне, что с нами происходит, — и сделать так, чтобы это прекратилось.

Лицо Моргана стало более напряженным, собранным, как будто любопытство могло выжечь последние остатки его слабости.

— Должен признаться, я ломал голову, как это ты умудрилась подоспеть вовремя, чтобы уберечь мою шею от церемониального когтя…

Прежде чем я успела увернуться, рука Джейсона, теплая и уверенная, прижалась к моему лбу. Какая-то неведомая сила, энергия хлынула через эту перемычку, придавила меня такой нечеловеческой усталостью, что я оказалась не в силах ни шелохнуться, ни издать какой-либо звук.

Ощущение прошло лишь тогда, когда Морган решил убрать руку. Я шарахнулась, пятясь назад до тех пор, пока не оказалась прижатой к креслу второго пилота.

— Так это был ты! — выкрикнула я яростно, хрипло и прерывисто дыша. — Все это время все то, что я чувствовала, было твоим вмешательством! Кто ты такой? Что ты со мной сделал?

Пиратское словечко «мозгокопатель» дрожало у меня на губах, готовое вот-вот сорваться.

Вид у Джейсона был усталый и опустошенный. Я снова вспомнила о том, что он совсем еще недавно вышел из кокона.

— Я никуда не вмешивался, как ты это назвала, — проговорил он вымученно. — То, что я могу… в общем, я не могу делать что-либо подобное тому, что ты начала чувствовать. И не знаю никого, кто мог бы. — Морган заколебался. — Хотя, возможно, и знаю.

Продолжил он странно севшим голосом.

— Сийра, мне заплатили, чтобы я увез тебя с Ауорда. — Джейсон щелкнул замком ящика, расположенного под его сиденьем. Протянув руку, он вытащил оттуда прозрачный мешочек с платежными камнями.

— Мне заплатил клановец по имени Барэк.

Если бы на голове у моего собеседника вдруг выросла пара антенн, я вряд ли была бы поражена больше.

— Значит, за свое спасение мне следует благодарить некоего Барэка, — сказала я, сама не понимая, почему мне так горько. — Кем бы он ни был.

Морган криво улыбнулся.

— Я бы на твоем месте не стал бы спешить с благодарностью в его адрес. Если где-то имеется пусть даже едва заметный подвох, я его всегда чую, можешь мне поверить. А от этой сделки неприятностями прямо-таки разило. Клановец дал мне твою голографию и сказал, что тебя зовут Сийра. Он настаивал на том, что ты совсем одна, без памяти и без защиты, и казался искренним. Но сам он не мог или не хотел остаться на Ауорде, чтобы помочь тебе. Нет, не так. Он хотел, чтобы тебя отыскал я. Чтобы я увез тебя с Ауорда и доставил на Камос. — Губы Джейсона искривились, придав его улыбке оттенок непреклонности. — В свое время я чем только не занимался, Сийра, и многие из моих дел даже с натяжкой нельзя было бы назвать законными. Но я никогда не перевозил рабов.

37
{"b":"6113","o":1}