ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поверрнутые тут же уставились на нас похожими на блюдца огромными глазами. Неудивительно, что им удавалось достичь таких высот в обращении безбожников на путь истинной веры — эти ласковые карие глаза смогли бы растопить даже камень. Я с беспокойством исследовала собственную душу на предмет пороков, когда мы добрались наконец до цели нашей поездки и толпа хлынула с транспортера в торговую галерею.

Та уходила вдаль, насколько хватало глаз. Головы покупателей казались качающимся шишковатым ковром, лишь время от времени нарушаемым увешанным покупками сервоносильщиком на ногах-ходулях. Тысячи голосов сливались в неразличимый гул, который я быстро перестала замечать.

В такой толпе я почти ничего не могла разобрать. Справа тянулась сплошная полоса витрин, изобиловавших разнообразными товарами, так что нам проходилось пробираться сквозь ряды мебели, рассчитанной на тела всех представимых форм и размеров, подержанных двигателей, одежды (ну, или чего-то в этом роде), старых книг в очень приличном состоянии, новых книг в отвратительном состоянии, расписных ваз и искусственных женщин.

Резко затормозив, я уткнулась шлемом в пару воистину впечатляющих искусственных грудных желез. Морган ухватил меня за руку и втащил обратно в основной поток пешеходов. Продававшее этот дивный товар существо, с надеждой бросившееся было в нашу сторону, метнуло на нас уничтожающий взгляд.

— Это этаж оптовой торговли, малыш, — прокричал мне в ухо Джейсон. — Не вздумай взглянуть на что-нибудь хоть с искрой интереса, а не то подходы к «Лису» завалят всяким хламом еще прежде, чем мы к нему вернемся.

— Нечего сказать, хорошенькая экскурсия, — проворчала я себе под нос.

За Морганом я двигалась, как мне показалось, очень долго — в особенности учитывая то, что мы находились на космической станции — и вскоре мы со всех сторон оказались окружены напирающими телами. Они не только заслоняли мне обзор на что-либо поинтереснее изогнутых под всевозможными углами локтей, но в такой толчее мой шлем начал аккумулировать ароматы жизнедеятельности, среди которых запах пота был далеко не самым неприятным. Судя по тому, что я ощущала, некоторые из самых странных на вид существ, в тесной близости с которыми я находилась, использовали воздух Плексис не только для дыхания.

В носу у меня засвербело. Моя рука рефлекторно потянулась почесать его на миллисекунду раньше, чем я осознала, что делаю. Я быстро сделала вид, будто хочу всего лишь протереть щиток шлема, надеясь, что никто из окружавших меня звездоплавателей ничего не заметил. И, благоразумно прикрываясь рукой, показала Джейсону язык.

Наконец толпа начала редеть — я снова могла видеть пол под ногами. Возможно, уходить стоило именно сейчас. Привычка — все, что осталось от властных побуждений, управлявших моими действиями прежде, подтачивала мою решимость покинуть Моргана, заставляла что-то внутри меня тревожно сжиматься и вздрагивать. Я уже научилась почти не обращать на это внимания.

Джейсон искоса взглянул на меня, совершенно неправильно истолковав выражение моего лица, выглядевшего, вероятно, довольно безрадостным.

— Что, Плексис не оправдала твоих ожиданий? — В его глазах что-то промелькнуло. — Погоди, ты еще не видела верхних уровней. Вот они-то похожи на то, что ты видела в записях, и даже еще более впечатляющи.

Мы добрались до помещения, где толпа разделялась на водовороты и течения, двигавшиеся вокруг жавшихся друг к другу столиков. Освещение здесь было как на корабле ночью. Наверху застыли сотни портативных светильников — послушные звезды на далеком металлическом небе. Широкие лучи ослепительного света вырезали на темном полу четко очерченные участки — уставшим от космоса гостям предлагались различные развлечения. Оглушительный шум бил мне в уши, отдаваясь в подошвах скафандра. Грохотала музыка, самая разнообразная и притом далеко не в лучшем, на мой взгляд, исполнении.

Я осторожно стащила с гравитележки свою сумку, глядя на Моргана — он должен успеть на пару шагов углубиться в ночную зону, прежде чем хватиться меня. Однако он замер прямо на ходу и обернулся. Моя рука крепко сжала рукоятку маленького поясного ножа — я и сама не могла бы сказать, зачем я это сделала. И физически ощутила, как в воздухе между нами повисло напряжение, а пронзительные синие глаза Джейсона понимающе сузились.

— Если ты хочешь уйти с «Лиса», Сийра, — сказал он, не обращая внимания на мою оборонительную позу, и шагнул обратно ко мне, — я не стану пытаться удержать тебя. Просто выслушай меня, прежде чем сделать это.

— Я слушаю, — напряженно ответила я, не сводя с него глаз, хотя от гомона и движения толпы меня била дрожь. Или это от близости Моргана по коже у меня забегали мурашки?

— Плексис — открытый порт, Сийра. — Негромкий голос Джейсона царапал мне слух, точно металл. — Кто угодно может пристыковаться к станции, нужно лишь заплатить за воздух. Следующий корабль может оказаться принадлежащим Роракку — или Клану.

— Я вовсе не собираюсь оставаться здесь, — отрезала я.

— Тогда что ты собираешься делать? — спросил Морган, похоже, слегка успокоившись и решив, вероятно, что раз он завладел моим вниманием, то я не стану делать никаких резких движений.

— Здесь уйма кораблей, — сказала я и попятилась, но постаралась сделать это так, чтобы вышло не слишком заметно. — Рабочие руки нужны везде.

— И ты считаешь, что неделя юнгой на «Лисе» дала тебе необходимую квалификацию?

Почувствовав, что краснею, я дала волю своему раздражению.

— Я найду какой-нибудь корабль. Можете за меня не беспокоиться.

«А если бы осталась на „Лисе“, — добавила я про себя, снова ощутив кольнувшее меня дурное предчувствие, — то, скорее всего, это пришлось бы делать».

Джейсон кивнул.

— Ладно. Только позволь мне самому заняться этим, — заметил он здраво. — Я мог бы найти для тебя хорошее место, где ты могла бы научиться чему-нибудь полезному. Здесь должны быть капитаны, с которыми я знаком. Говорят, что на Плексис рано или поздно оказывается каждый.

Морган помолчал, дожидаясь, когда группка изрядно набравшихся звездоплавателей под аккомпанемент собственного нестройного хора на нетвердых ногах прошагает мимо нас. Когда он заговорил, его голос был негромким и настойчивым, а глаза пылали синим огнем.

— Сийра, на Рете-VIII ты спасла мне жизнь. Я в долгу перед тобой, и я тебе его верну. Прошу, поверь: тебе еще рано меня покидать. Не здесь. И не без моего ведома.

Я переминалась с ноги на ногу, одолеваемая желанием поддаться искушению. Ведь то, что говорил Джейсон, конечно же, имело смысл, куда больше смысла, чем смутные предостережения, путающиеся в моей голове. Но его близость волновала меня. И та связь, которую я ощущала между нами, тоже вызывала серьезное беспокойство. А ведь могло стать еще хуже.

Прежде чем я успела прийти к какому-то решению, проходившее мимо нас существо мужского пола вдруг замедлило шаги, а потом и вовсе остановилось, обернувшись ко мне.

«Человек, — подумала я, и к тому же весьма обеспеченный».

Одет он был, если я правильно оценила, в органический мех и шелк. Вместо голубой печати на щеке у него блестела золотая бирка покупателя. На лице Моргана появилась вежливая улыбка, но я видела, что его глаза настороженно оценивают незнакомца.

— Можем мы чем-нибудь вам помочь, хом? — осведомился Джейсон.

Мужчина с озадаченным видом обернулся к нему и сказал:

— Нет.

После чего снова повернулся ко мне, прищурив темные глаза, как будто это могло помочь ему проникнуть сквозь антибликовое покрытие моего шлема. Я страшно обрадовалась, что оно такое темное, когда он вдруг прошептал:

— Кто ты?

— Ее имя ни о чем вам не скажет, хом, — твердо заявил мой спутник. Пугающе спокойным движением он заслонил меня своей спиной.

Незнакомец бросил на него хмурый взгляд. Тело Моргана немедленно взмыло в воздух и врезалось в стоящий неподалеку стол, разметав тех, кто за ним сидел.

«Эффектный трюк», — подумала я, не понимая толком, о ком стоит беспокоиться — о Джейсоне или о себе самой.

40
{"b":"6113","o":1}