ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мои руки и ноги безвольно обмякли. Они словно принадлежали кому-то другому и лишь по какому-то невообразимому совпадению все еще оставались прикрепленными к моему телу.

— Я не понимаю…

— Естественно. — Джейсон сделал еще один большой глоток. — Я знаю, что творится в твоей душе. Я знаю, на что ты надеешься. Проклятье, Сийра, я увидел себя твоими глазами!

— Зачем ты это сделал? — спросила я тоном, настолько же исполненным ледяного спокойствия, насколько весь облик моего собеседника выражал отчаяние, и делая вид, что это не меня только что вывернули наизнанку со всеми моими потрохами.

— Знаешь, твои мысли были такими чистыми, точно слеза, — проговорил Морган, вдруг прямо встретив мой разъяренный взгляд. Его синие глаза туманила печаль. — Прекрасные, чистые мысли. Оссирус, ты так мне доверяла… Беспокоилась обо мне. А я-то был так уверен, что знаю, как лучше. Но теперь…

— Что ты пьешь? — спросила я, прерывая его тираду.

— Воду.

— Тогда признавайся, что ты со мной сделал, пока я не запустила в тебя чем-нибудь еще, — велела я решительно.

Джейсон вздохнул — глубоко и прерывисто, словно всхлипнул. Потом выпрямился, с глухим стуком опустив ноги на пол. Отставил свой стакан.

— Я вторгся в твой разум, — проговорило он очень медленно, словно был полон решимости ничего не утаить. — Я не мог предупредить тебя — и спросить разрешения тоже.

— Почему?

— Тогда ты могла бы воспротивиться. А я не настолько искусен, чтобы преодолеть сопротивление и не повредить тебе.

Пожалуй, это отчасти объясняло его действия, хотя и не оправдывало их в моих глазах. Я высоко подняла голову, впившись взглядом ему в лицо. Руки у меня сжались в кулаки, но я спрятала их за спину.

— Ну и как, выяснил что-нибудь стоящее, что заинтересовало бы Малакана Сера? Или ты теперь заключаешь сделки с пиратами?

— Нет, — с жаром отверг все мои обвинения разом Морган. — Я хотел помочь тебе. Клановцы знают, что ты на Плексис. Ты ведь своими глазами видела, что вышло, когда я пытался защитить тебя всего лишь от одного из них. Единственная наша надежда на спасение в том, чтобы выяснить, почему они охотятся за тобой.

Я поежилась и забралась на кровать с ногами, подтянув колени к груди и обхватив их обеими руками.

— И у тебя получилось?

Джейсон медленно покачал головой.

— Нет.

— Кто-то стер мои воспоминания, верно? — спросила я с поразительным, на мой взгляд, в сложившихся обстоятельствах хладнокровием. — Какой-нибудь аппарат или наркотики…

— Нет. Твои воспоминания не уничтожили. Их просто подавили. — Он вдруг заговорил быстрее, его голос стал хриплым. — Тот, кто это сделал, торопился или, возможно, не обладал достаточным опытом, поэтому вышло не очень чисто. Обширные участки памяти блокированы, отдельные части активного мышления рассогласованы. Я не успел оценить степень вмешательства. — Выругавшись, Морган поднялся и отшвырнул кресло. Он стоял ко мне спиной. — Как я уже сказал, я был не первым, кто вломился в твое сознание.

Я вдруг безоговорочно поверила ему. Какой-то смутный обрывок воспоминания промелькнул вдруг в моем мозгу — я вспомнила, что это гнусное искусство и в самом деле существует, как и те, кто не брезговал пустить его в ход по собственной, прихоти. Но Джейсон был не таков. Я подошла к нему и положила руку ему на плечо — и почувствовала, как он вздрогнул.

— Ты можешь что-нибудь с этим сделать? — спросила я его.

— Я и так уже наломал достаточно дров! — воскликнул Морган, повернув голову и устремив на меня горящие синие глаза. — Это не моя орбита, Сийра, — сказал он уже более спокойным тоном. — У меня есть определенная способность к телепатии, но я никогда специально этому не обучался. Я по крупицам, по крохам собирал сведения от любого, кто соглашался поговорить со мной, не задавая лишних вопросов. То, что сотворили с тобой… я не уверен, что вообще смогу хоть как-то повлиять на это, не говоря уже о том, чтобы снять блокировку.

— Ты в долгу передо мной, и теперь я прошу тебя попытаться сделать это, — сказала я, стараясь говорить ровным, но твердым тоном. На этот раз я взяла Джейсона за локоть и развернула так, чтобы взглянуть ему в лицо. — Ты должен попытаться, — повторила я. — Я не боюсь.

Морган покачал головой, обхватил мое лицо теплыми ладонями. Его большие пальцы легко погладили меня по щекам.

— Тогда откуда эти слезы, Сийра?

— Сийра…

— Сийра…

Бессмысленное эхо заставило меня обернуться. Еще не закончив движения, я смутно услышала, как ахнул Джейсон. То, что я увидела, заставило мое сознание пугающе раздвоиться — часть его практически не удивилась при виде расплывчатой женской фигуры, повисшей в воздухе над самым ковром. Вторая же, пожалуй, более здраво рассуждающая половина, ощутила, как взмокли ладони.

— Сийра… — снова послышалось похожее на зов призрака обращение. Голос был еще более смутным, чем еле видимая фигура.

Я услышала еще один очень тихий голос, но этот раздался прямо у моего уха.

— Не отвечай, — прошептал Морган. Его загорелые руки в странном отвращающем жесте взметнулись в сторону видения. Столь же внезапно, как и появился, призрак исчез.

Комната вновь стала до невозможности обычной, как будто ничего из ряда вон выходящего не произошло. Я даже сама могла бы в это поверить, если бы не колотящееся где-то в горле сердце.

— Клан, — прошептала я. — Они нашли нас.

Джейсон подошел к тому месту где только что была женщина — фигура определенно была женской, пусть даже ничего другого мне разглядеть и не удалось. Он провел по ковру ногой.

— Они уже близко, — согласился он. Потом взглянул на меня, и его синие глаза сверкнули. — Если ты уверена… тогда нужно поспешить.

Не говоря ни слова, я подошла к кровати, улеглась, закрыла глаза и начала ждать, когда прикосновение рук Моргана снова погрузит меня в бессознательность. Но ничего такого не произошло.

Как описать то, что последовало затем? Я не уловила ничего, кроме уже привычного невесомого прикосновения его рук — ни образов, ни звуков. Я как будто спала — но только была совершенно уверена, что бодрствую. Хотя что-то такое все же происходило во мне под действием рук Джейсона — что-то собиралось, сначала медленно, потом со все возрастающей скоростью, с каждой секундой набирая силу.

Перед моими закрытыми глазами начали проплывать смутные образы. Я увидела знакомые отсеки «Лиса». Потом мелькнули горящие злобой желтые глаза и угрожающе нахмуренные брови — все, что сохранилось в моих воспоминаниях о Роракке и его сообщниках.

Внезапно в голове у меня что-то всколыхнулось, расширяясь и разрастаясь, — и вдруг взорвалось. Откуда-то из глубин памяти всплыло лицо, строгое, морщинистое, но полное жизни, с пронзительными глазами над орлиным носом.

«Отец», — подумала я с небрежной уверенностью, которая изумила лишенную прошлого часть моего существа.

Я пристально вгляделась в это лицо, пытаясь прочитать на нем хоть что-нибудь, разобрать беззвучные слова, которые произносили его губы.

Образ отца неожиданно померк, уступив место изображению роскошной каюты. Это его яхта, поняла я тотчас. Вот и первый ключик к разгадке — так я попала на Ауорд. А откуда? Впервые я попыталась управлять этим поиском, не довольствуясь более случайными образами.

И увидела это место — или даже очутилась внутри, ибо ощущение было таким отчетливым и сильным, что мне казалось — протяни руку и коснешься стен. Комната — нет, целая анфилада. Обставленная без особой роскоши, не то что каюта на яхте, но зато уютная и заполненная всякими милыми безделушками и привычными вещами. Я подплыла к окну, но оно оказалось зарешеченным, как и следовало ожидать. Откуда-то я знала, что здесь есть и другие запоры — и видимые и незримые, служащие одной и той же цели. Какой? Удержать меня здесь? Или не впустить… не впустить…

Что-то отбросило меня назад, какое-то сокращение мышц, неподвластное моей воле, как и те побуждения, которые управляли мною прежде, но только стократ сильнее, такое, что причиняло боль. Это была ловушка — я поняла это. Ловушка, расставленная для того, кто отважился бы проникнуть в глубь моих мыслей. И Морган угодил в нее, накрепко привязанный ко мне нашей связью-пуповиной.

44
{"b":"6113","o":1}